Бессмысленно штампуют: «Фабрика» неработающих законов процветает в Казахстане

Бесконечные изменения уже существующих законов возмущают депутата Канатбека Сафинова. Редакция  ИА «NewTimes.kz» решила поддержать такой порыв сенатора и пройтись по последним постановлениям ведомства, отправленных на доработку.

Канатбек Сафинов находит эти проблемы наиболее важными в отечественном законотворчестве: нестабильность, постоянные изменения и дополнения, и, конечно же, отсутствие четких правовых прогнозов. Выглядит внушительно, эти недостатки относятся ведь не только к уже принятым актам, но и к тем, что находятся на рассмотрении.

Известный юрист Жангельды Сулейманов прокомментировал заявление сенатора и отметил, что причиной такого положения служит некачественность первоначальной редакции, оно и влечет внесение постоянных изменений.

«Мы сначала пишем закон абы-кабы, потом в ходе апробации, когда он уже принят, начинаем доводить до совершенства. Так нельзя делать – это судьбы тысяч и тысяч людей, безопасность государства», — подчеркивает он.

По его словам, почти всегда инициаторами законов выступают центрально-исполнительные органы. Они и допускают эти ошибки.

«Например, налоговый кодекс – первый был принят в 2001 году, потом его отменили, второй кодекс вышел в 2008 году, его тоже отменили и третий в 2017 году. За неполные 20 лет было принято 3 налоговых кодекса. Это вопиющее безобразие.  Последний раз его дополняли, потому что внесли порядка 3 тысяч изменений», — возмущается юрист.

Постоянные доработки законопроектов продолжаются и по сегодняшний день.

К примеру, вчера, 18 февраля, в мажилис вернули предложение, касающееся добычи урана. Причиной послужил пункт о создании независимой экспертизы проектных документов. Еще в начале года президент выпустил поручение, говорившее, что такого рода структуры мешают конкурентной среде. Почему же эти пункты не были замечены и изменены еще до рассмотрения проекта 16 февраля, неизвестно.

Ну, или законопроект по дипломатической службе, в котором сотрудники посольств, а также члены их семей могли пользоваться ведомственной почтой для своих личных дел. 11 февраля его вернули на доработку, но такие упущения, видимо, в норме вещей в нижней палате.  Порядок рассмотрения проекта все равно предусматривает, что его можно одобрить в первом чтении, а затем направить в мажилис изменив и дополнив.    

Бывает так, что одна новость о рассмотрении какого-либо документа вызывает его бурное обсуждение. Например, «О противодействии семейно-бытовому насилию», который был одобрен в первом чтении в сентябре прошлого года.  Однако его «прохладно» встретили в Сети, собирали подписи и проводили акции против его принятия. Текст был признан сырым, размытым в формулировках и очень противоречивым. Председатель комитета по социально-культурному развитию мажилиса парламента РК отозвала его редакцию.

Как отмечает Жангельды Сулейманов, периодически в важных документах допускаются десятки ошибок –  смысловых, логических и даже грамматических.

«Яркий пример, это закон «О противодействии семейно-бытовому насилию». Я когда его читал, за 10 минут нашел 50 ошибок. Все законопроекты имеют ошибки и очень серьезные, в основном они противоречат нашей Конституции», — заверяет он.

Становится понятно, что тщательнейшая проработка законопроектов это процесс, проводимый уже постфактум, тогда когда вышло постановление о его принятии. Потому его корректировки занимают много времени, приходится постоянно дополнять и изменять. Проблема состоит не только в составлении норм и положений, но и в процессе его рассмотрения, когда палата одобряет откровенно сырой документ, который наверняка будет отозван. Некое перекладывание ответственности или желание наспех завершить заседание.

Согласно итогам за 2020 год сенат принял 110 законопроектов. Из них только 5 самостоятельных. Так, можно сказать, что почти вся деятельность разработчиков этих норм в Казахстане вертится вокруг создания заплаток и заделывания дыр.

«Я считаю, что парламент у нас непрофессиональный. Юристов практически нет, одни артисты и спортсмены. Они ведь не могут анализировать законы как мы – юристы, у которых 30-40 лет стажа», — заключает Жангельды Сулейманов.

Такое положение дел подрывает всю работу  по проектированию законов и поднимает вопрос о компетенции органов их составляющих. В таких бумагах не должно быть места условностям и уязвимостям – по этим документам нам предстоит жить, и лучше бы в них было меньше неопределенностей.