Осужденная десятиклассница повесилась в камере СИЗО в Уральске

Ирину Лапину приговорили к 9 годам лишения свободы за убийство отчима, который издевался над ее матерью. Труп семнадцатилетней девушки был обнаружен в камере следственного изолятора сотрудниками департамента УИС по ЗКО.    

Как сообщили в пресс-службе ДУИС по ЗКО, тело девушки сотрудники СИЗО обнаружили 8 мая 15 часов 30 минут. Ирина Лапина совершила самоубийство путем повешения. Девушка, используя свои колготки привязала один конец к оконной решетке, другой к шее.

— В СИЗО незамедлительно была вызвана бригада скорой помощи и следственно – оперативная группа УП города Уральск, представитель прокуратуры. Также в СИЗО присутствовал руководитель Западно – Казахстанского филиала ОО «Казахстанское международное бюро по правам человека и соблюдению законности». Во время осмотра тела девушки телесных повреждений не обнаружено. Причиной смерти явилась механическая асфиксия, — сообщили в пресс-службе ДУИС по ЗКО.

В департаменте УИС пояснили, что в камере где находилась девушка предсмертной записки не обнаружено, тело погибшей выдано родственникам.

В настоящее время управление полиции Уральска проводит досудебное расследование. Согласно статье 201 УПК РК (Недопустимость разглашения данных досудебного расследования.) Они могут быть оглашены только с разрешения прокурора в, если это не противоречит интересам расследования и не связано с нарушением прав и законных интересов других лиц.

Любовь, убийство, приговор

Ирина Лапина и Нурхан Максот во время оглашения приговора

Ирину Лапину приговорили к 9 годам лишения свободы за убийство отчима. Мужчина издевался над её матерью и малолетней сестрой. Очередной скандал стал последним. Падчерица с другом жестоко убили мужчину. Десятиклассницу Ирину приговорили к 9 годам, её 19-летнего друга Нурхана Максота — к 15 годам лишения свободы.

матери осужденных Нурхана Максота и Ирины Лапиной

Приговор был оглашён Шарой Зайнуллиной, судьей специализированного межрайонного суда по уголовным делам ЗКО.

— В посёлке Коминтерн 12 августа прошлого года, около 12 часов ночи, между Вероникой Лапиной, матерью несовершеннолетней Лапиной, и отчимом Ескалиевым произошла ссора. Потерпевший Ескалиев в состоянии алкогольного опьянения выгнал мать и её младшую 4-летнюю дочь из дома, — сообщила Шара Зайнулина, судья уголовного суда ЗКО.

Как выяснилось из материалов дела, оказавшись ночью на улице с ребёнком, женщина позвонила своей старшей дочери. Лапина со своим другом в это время находились в посёлке Большой Чаган на школьном дворе. Выслушав мать, Лапина побежала на автомобильную трассу, чтобы добраться до города. Её друг Максот побежал вслед за ней. К часу ночи они на попутной машине добрались до места проживания матери. Увидев взволнованную мать и плачущую сестрёнку на улице перед домом, Лапина поднялась в квартиру к потерпевшему Ескалиеву, следом за ней пришёл Максот.

дом, в котором произошло убийство

дом, в котором произошло убийство

Обвиняя Ескалиева в постоянном пьянстве и оскорблениях своей матери, Лапина нанесла мужчине рукой несколько ударов по лицу. К ней присоединился Максот, он нанёс несколько ударов по лицу и другим частям тела. Затем, достав из своего рюкзака сельскохозяйственную косу, нанёс ею удар в область правого плеча Ескалиева. После этого молодые люди покинули квартиру и вместе с матерью и её младшей дочерью пошли к знакомым, — рассказала Шара Зайнуллина.

По словам судьи, сельскохозяйственную косу в тот вечер Нурхан должен был отдать своему знакомому в Большом Чагане, но не успел. Около трех часов ночи Ирина Лапина и Нурхан Максот вернулись в квартиру Ескалиева.

-Там снова возникла словесная ссора между потерпевшим и осуждёнными. Лапина и Максот начали избивать Ескалиева руками и ногами, потом чайником, сковородой, тупым концом сельскохозяйственной косы. Удары приходились по разным частям тела Ескалиева. Максот стал прыгать на грудной клетке потерпевшего, а Лапина принесла кухонный топорик и нанесла им несколько ударов по левой стопе потерпевшего, — сообщила Шара Зайнуллина.

В результате полученных травм и телесных повреждений, множественных ушибленных и рубленых ран головы, правого плеча и левой стопы, сопровождавшихся наружным кровотечением и острой кровопотерей, Ескалиев скончался на месте преступления.

Веранда в которой произошло убийство

Веранда в которой произошло убийство

В суде вина Лапиной и Максота полностью доказаны. Подсудимые признаны виновными по части 2 пункта 7 статьи 99 УК РК (Противоправное умышленное причинение смерти другому человеку, совершенное группой лиц.)

Максоту назначено наказание — 15 лет лишения свободы, с отбыванием наказания в учреждении уголовно-исполнительной системы максимальной безопасности. Несовершеннолетней Лапиной назначено наказание 9 лет лишения свободы, с отбыванием наказания в учреждении уголовно- исполнительной системы средней безопасности для содержания несовершеннолетних.

Гражданский иск со стороны потерпевшего Ескалиева суд обязал удовлетворить частично. В пользу потерпевших будет взыскано по 1,5 миллиона тенге с законных представителей Лапиной и Нурхана Максота в долевом порядке.

Родной брат потерпевшего Ескалиева прокомментировал оглашение приговора: «Я согласен с приговором».

У участников судебного процесса вопросов к суду не возникло. Вероника Лапина, мать Ирины Лапиной, сначала хотела прокомментировать приговор суда и ответить на вопросы журналистов. Но дочь, которую ещё не вывели из зала суда, сказала матери: «Молчи». И женщина быстрым шагом вышла из зала суда. То же самое сделала представитель Нурхана Максота.

Аксуат.

Сразу после оглашения приговора 17-летней Ирине ее мама Вероника Лапина уехала в поселок Аксуат Теректинского района. Там живут почти все родственники девушки по маминой линии. Когда-то много лет назад Вероника уехала из этого села в город. Вышла замуж и родила дочь Ирину. Прошло 17 лет, и на прошлой неделе жители этого села узнали, что Ирина была признана судом виновной в убийстве отчима (родной отец Ирины умер, когда ей было 12 лет).

Гостям здесь не рады

В Аксуате Веронику я нашла не в ее отчем доме, а в доме по соседству, где она живет со своим нынешним мужчиной и 4-летней дочкой Верой. После продолжительного стука в дверь Вероника открыла и пригласила войти. В нос ударил резкий запах алкоголя. Зайдя в комнату, я увидела симпатичную девчушку, которая с любопытством меня рассматривала. Когда я начала говорить Веронике о том, зачем пришла, выражение её лица резко изменилось. Потом, схватив меня за рукав, женщина начала кричать, материться и угрожать. Что-либо объяснять ей, по-моему, было бессмысленно. Уже на пороге, обернувшись, я увидела испуганное лицо маленькой Верочки. Вероника вообще не обращала внимания на встревоженного ребёнка. Женщина продолжала кричать: «Я матери родной дверь не открываю, а тебе решила открыть». Когда дверь за мной закрылась, мат женщины не стихал. А у меня из головы не выходила маленькая Верочка, которая слышала и видела, как мама «поговорила» с тётей. А ещё возникала мысль, что это, наверняка, «легкий» эпизод из тех, что 4-летней девочке уже доводилось видеть в своей жизни.

Дочь как будто подменили

После визита к Веронике Лапиной я решила отправиться к бабушке Ирины. В отличие от Вероники, бабушка осужденной девушки Валентина Лапина от общения отказываться не стала.

Бабушка Ирины

Бабушка Ирины

— Вероника до встречи с отцом Ирины была другой, а после её как будто подменили. Зять мой с молодости хулиганом был, всё по тюрьмам сидел. Пил постоянно, дебоширил, дрался, да и дочку мою поколачивал. С ним она выпивать стала, понемногу сначала, а потом чаще, — вспоминает бабушка Ирины.

«Что говорить, Иришка с детства всякого насмотрелась, скандалы, пьянки, драки», — говорит Валентина Лапина, бабушка осужденной.

По словам Валентины Лапиной, у её внучки, кроме младшей родной сестрёнки, есть родной брат, которого Вероника родила в 16 лет. Но в возрасте шести месяцев оставила мальчика на воспитание своей матери и старшему брату Валерию.

— Я заменила мальчику маму, а мой старший сын — отца. Сейчас внуку 23 года. Он выучился на менеджера, работает и живёт в Уральске. К нам приезжает каждые выходные. Иришка с детства за словом в карман не лезла. Не разбирала, кто перед ней, что не так — так сразу матом. Мать свою она и ножом тыкала, и кипятком ошпаривала. Да, что говорить, она с рождения насмотрелась разного. Постоянные скандалы, пьянки. Болезнь у зятя – туберкулёз. Потом смерть, — говорит Валентина Лапина.

Дом в посёлке в котором живёт бабушка

Дом в посёлке в котором живёт бабушка

К нашему разговору присоединился Валерий Зубарев, дядя Ирины.

— Мы с матерью тогда Веронике с зятем дачу купили на Меловых горках, корову, свиней, чтобы они хозяйство разводили, не скитались, а жили по-человечески. Поначалу они сажали, урожай с дачи продавали, а потом всё разбили, разломали, забросили. Знаете, пока отец Ирины жив был, племянница, хоть с ним постоянно тоже ругалась, но он как-то её сдерживал. А вот когда умер, она вообще никого признавать не стала, никто ей не указ. Ей 12 лет было, — говорит Валерий Зубарев.

По словам бабушки и дяди, после смерти зятя мать Ирины сожительствовала с мужчиной, от которого родила дочь Веру.

Потом родилась Вера

— Верочке 4 года, но её отца мы не знаем, она с ним, кажется, недолго жила. А потом появился Ербол, с которым она в последнее время жила в Коминтерне. Там они дом снимали. Когда мы к ним приезжали, у них всегда было тепло, дрова в запасе, на столе было, что поесть. Да и между ними вроде лад был, — вспоминает Валентина Лапина.

Валерий тоже говорит, что всё хорошо было, но он обратил внимание, что голова нового зятя постоянно была разбита.

— Когда я спрашивал, что это, он мне отвечал: «Это Ирина меня ударила». А я ему говорил, почему он это позволяет ей? Дал бы один раз в глаз, чтоб не позволяла себе такого. А он всегда говорил: «Она ведь несовершеннолетняя, ребёнок ещё не понимает, что делает». Когда я к ним приезжал, она из дома уходила, не хотела меня видеть, потому что знала, что я буду ругать её за то, что она делает, — рассказывает Валерий.

Знакомые, соседи и день рождения

За день до поездки в Аксуат я побывала в Коминтерне, где жила семья, и на месте трагедии. Пообщалась с соседями, которые знали Ирину.

Сашу, молодую женщину, я встретила у дома №35, когда обнаружила, что дом открыт, а хозяев нет.

— Вы кого-то ищете? —  спросила Саша. — Вам дядя Юра, наверное, нужен, он сейчас подойдёт, — приветливо сказала мне девушка.

Пока мы ждали дядю Юру, который в ту роковую ночь спал пьяным в соседней комнате в доме, где случилось убийство, разговаривали с Сашей.

— Нехорошая девушка Ирка была, — начала рассказывать Саша. Сама не жила по-людски и матери не давала жить. Сбегала из дома, потом приходила и начинала к убитому придираться. Якобы, что он матери пить разрешает, а сама в это время с ними вместе за столом сидит и пьёт. А потом Ербол начинал Веронику ругать и бить, а Ирка к нему присоединялась, я сама это видела, и не раз, — рассказывает Саша.

По словам Саши, Ирина у её друга как-то утащила кошелёк с большой суммой денег и убежала с ним.

— Я её потом нашла на дачах, она просила, чтоб другу её не сдавала. Конечно, ей же деньги нужны были, пить-то на что-то надо. А ещё она таблетки пила «Трамадол». Напьётся их и ходит дура-дурой. Как ненормальная смеётся или, наоборот, издевается, то над матерью, то над её сожителем. А вы знаете, в этом доме — не первое убийство. Ирка, кажется, года два назад, не помню по времени, здесь со своей подругой Оксаной была. Так вот, они с ней мужика избили, так, что он умер. Тогда Оксанка всё на себя взяла, и теперь сидит, — рассказала Саша.

По сведениям департамента полиции, Ирина Лапина состояла на учете по делам несовершеннолетних как ребёнок из неблагополучной семьи и за совершение кражи. По факту нанесения телесных повреждений, повлекших смерть, Ирина Лапина проходила свидетелем. Её подруга Оксана была привлечена к уголовной ответственности.

— В апреле она с четвёртого этажа сиганула, — продолжала свой рассказ Саша. — Так тогда она здесь лежала после больницы с переломанной ногой. Она, кажется, позвоночник сломала, а потом вот такое сотворила, — задумчиво говорит девушка.

Калитка приоткрылась и вошел мужчина, на вид лет семидесяти. От мужчины пахло алкоголем, и он был в хорошем расположении духа.

— Про Ирку спрашиваете, да, что о ней говорить. Дурочка малолетняя, мужику жизнь сгубила и свою искалечила. А Ербол, он мне как сын был. Ну да, выпивал и он, и Вероника, а кто сейчас не выпивает? Жили они нормально, металл сдавали и принимали. Он поначалу работал, и она вроде по стройке подрабатывала. А потом работа кончилась. А Ирка что? Она с ними-то и не жила, всё моталась, её они часто искали. Она и тогда пришла с пацаном каким-то, вроде как Ербола поздравить. У него же в тот день был день рождения. А вот оно как вышло… Вот тебе и поздравили, — вздыхая, сказал дядя Юра.

Мария Драчёва, Уральск