Судья Акпар попытался запретить СМИ публиковать показания свидетелей по делу генерал-майора Копбаева

Судья Акпар Военного гарнизона Акмолинской области попытался запретить журналистам публиковать показания свидетелей по делу генерал-майора Кайрата Копбаева.  Именно так началось очередное заседание.

Напомним, генерала обвиняют в получении взятки в размере 200 тыс. тенге от Алмаса Бекбауова за трудоустройство Турара Улукпанова в летное училище в Актобе. Все дело строится на показаниях этого самого Бекбауова, который пришел в Антикоррупционное ведомство с повинной. Еще одна очевидная странность – Улукпанов на работу устроен не был. И, наверное, самое примечательное (по мнению редакции) в этой истории: генерал не был пойман с поличным (как заявляли в Антикоре) при получении взятки (хотя в это время за ним следили оперативники). Более того, по сути, по мнению следствия, генерал виноват в том, что он получил деньги, не выполнил «просьбу» друга, а потом, спустя полгода вернул деньги. Причем деньги он вернул не сам. 200 тыс. тенге Бекбауову привез совсем другой человек.

WhatsApp Image 2020-09-03 at 15.02.26 (1)

Из зала заседаний

Судья начинает заседание с обращения к журналистам: «показания свидетелей, до того, как все свидетели дадут показания, не должны нигде публиковаться» и ссылается на ст.370 ч.1 УПК. По мнению суда, публикация показаний – нарушение этой статьи, а значит порядка допроса свидетелей. Вот только, закона запрещающего журналистам писать материалы из открытых заседаний – не существует. И не важно, на какой стадии находится главное судебное разбирательство.

Далее, все заседание было посвящено ходатайствам. Адвокаты попросили суд сделать запрос у авиа и железнодорожных перевозчиков, чтобы узнать о перемещении сотрудника Антикоррупционного ведомства Рамазанова из Астаны и Актобе и обратно, в период с 01 декабря 2019 года по 29 февраля 2020 года. Дело в том, что защитники генерала подозревают, что сотрудники Антикора оказывали давление на Бекбауова, который как раз проживает в Актобе, и регулярно летали к нему. Иначе, сложно объяснить, почему Бекбауов летел в столицу, чтобы написать явку с повинной, хотя мог это сделать и в своем родном городе.

Также они хотят запросить у перевозчиков сведения обо всех физических лицах, которые осуществляли перелет или переезд в заданном направлении в период с 10 января 2020 года по 17 января 2020 года включительно.

Кроме того, они запросили в органах информацию о том, было ли зарегистрировано в отношении Алмаса Бекбауова уголовное дело. «И если да, то под каким номером ЕРДР и какие процессуальные решения приняты по ним».

Судья Акпар ходатайство удовлетворил.

WhatsApp Image 2020-09-07 at 15.53.27

Другое ходатайство озвучил сам Кайрат Копбаев. Он попросил признать процессуальные действия совершенные следователем Куаткановым до 27 января 2020 года незаконными.

— Бекбауов должен быть подозреваемым, и 16-го января на него должны были возбудить уголовное дело, а потом уже принимать решение. Следственные органы должны были возбудить на него уголовное дело после его прихода с явкой с повинной, а потом уже прекратиться. А в нашем случае так, он пришел, его долго допрашивали и 4 февраля они только додумались возбудить дело, — сказал Копбаев.

Адвокаты дополнили своего подзащитного и попросили допросить следователя Куатканова в зале суда.

— Нужно понять на каком основании он принял к производству это дела. Есть только 2 пути принятия дела к производству: либо следователь должен быть дежурным, либо дело должно было ему быть отписано его руководством. Но на данный момент мы не можем установить причину. В связи с этим нам нужно допросить Куатканова.

(…)

— Явка с повинной Бекбауова зарегистрирована 16 января, тогда как он, якобы пришел 15-го рано утром. То есть очень много противоречий, которые указывают на то, что Бекбауов пришел в Антикоррупционную службу не 15-го числа утром, а под вечер.

Ранее Бекбауов говорил, что он прилетел 14-го января, переночевал, потом рано утром пришел. Но у нас имеются сведения, которые мы позже предоставим суду, где прямо указано, что он прилетел 15-го числа. И сам факт, что регистрация прошла 16-го числа, а пишет он ее 15-го числа и допросы ведутся 15-го числа, наводят на мысль о том, что здесь есть не состыковки. И без Куатканова устранить их не получится. У нас есть подозрения, что Куатканов не был дежурным следователем, — пояснил свою позицию суду один из адвокатов.

Он обратил внимание суда, что следователь не имел права допрашивать Бекбауова 15-го января, если его явка с повинной не была еще зарегистрирована.

— Без соответствующей регистрации Куатканов с улицы завести человека и допросить же не может. Есть процедура определенная. 16 января явка должна была быть отписана Куатканову. Но почему в статусе тогда протокол допроса свидетеля с правом на защиту, если явка с повинной зарегистрирована только 16-го числа. Каким образом 15-го они определили его статус? — задал вопрос суду защитник генерала.

По правила Антикора: «должностные лица уголовного преследования принимают информацию о любом уголовном правонарушении дежурными частями круглосуточно».

— То есть если бы это заявление было подано Бекбауовым 15-го января, следователь его бы 15-го числа и зарегистрировал. Но, она зарегистрирована 16-го. Это в корне меняет дело и демонстрирует заинтересованность Бекбауова, и указывает на необходимость критически отнестись к его показаниям в суде, — продолжили адвокаты объяснять суть своих вопросов к следователю.

Алмас Бекбауов и его адвокат

Алмас Бекбауов и его адвокат

Еще один вопрос защитников: «как Куатканов узнал об уголовном деле №55?»

Дело в том, что в отношении Копбаева еще до явки с повинной было возбуждено уголовное дело, которые было засекречено. Его вели, прослушивали, наблюдали (в итоге по тому эпизоду вины генерала найдено не было). И Куатканов, по идее, знать об этом деле не мог. Однако, как только к нему попал Бекбауов, он приобщил явку с повинной именно к этому делу.

— Следователь Идрисов говорит, что это дело велось в режиме секретности. На тот момент лица не были рассекречены, и никто не знал, что привлекается именно Копбаев. Господин Куатканов не мог знать, что дело возбуждено против Копбаева, он был засекречен под именем Костеев. Куатканов при всем желании не мог знать, что против Копбаева возбуждено уголовное дело. Но все дальнейшие действия следователя Куатканова говорят о целенаправленном преследовании Копбаева, и это указывает на необходимость допроса следователя, — дополнил защитник.

Судья, выслушав доводы сторон – ходатайство удовлетворил и Куатканов будет вызван в суд, в качестве свидетеля.

Кроме того, адвокаты в суде заявили – у них причины считать, что на Бекбауова было оказано давление. Свои доводы они аргументируют в том числе и тем, что в отношении Бекбауова велись НСД (до его явки с повинной).

— Он находился в разработке. И поэтому все ходатайство направлено на изобличение недостоверности. И есть обстоятельства, которые наши сомнения усиливают, поэтому ходатайство в отношении признания действий Куатканова недействительными я поддерживаю, — сообщил суду один из защитников Копбаева.

прокурор Ермек Мами

прокурор Ермек Мами

Прокурор Ермек Мами, в свою очередь, попросил суд провести перекрестный допрос Бекбауова и Улукпанова, в виду противоречий. Также он хочет предоставить Бекбауову возможность зачитать в суде их с Улукпановым переписку. По словам, главного свидетеля по делу, эта переписка подтверждает, что Улукпанов просит дядю о помощи.

Напомним, Бекбауов утверждает, что дал взятку, потому как Улукпанов просил его помочь с трудоустройством, а Улукпанов это категорически отрицает. При этом, оба говорят, что Улукпанов о взятке не знал. Но, как оказалось, о взятке не знал никто, кроме Бекбауова.

— Бекбауов на прошлых заседаниях говорил о каких-то переписках, в этой части послушать их нужно, — сообщил прокурор суду.

— Вы считаете, что перед тем, как допросить Улукпанова зачитать переписку? – спросил судья.

— Думаю нужно их параллельно подключить, — ответил Мами.

Адвокаты высказались против. Они напомнили суду, что записи «не являются предметом исследования в рамках уголовного дела и ходатайства прокурора в этой части не поступало»

— Мы не обсуждали это ходатайство. И сейчас ссылаться на эти обстоятельства я считаю недопустимым. Источник происхождения переписки не известен нам, телефон был у него. А он должен был быть осмотрен протоколом и записи, какие там есть, должны были быть оформлены согласно УПК  протоколом исследования. Поэтому обвинение не может составлять дополнительные доказательства в этой части. Они ограничены описью, — пояснил адвокат.

— Свидетелю разрешается прочтение имеющихся у него документов относящихся к его показаниям, и по решению суда эти документы могут быть приобщены к материалам дела. Сам Бекбауов заявлял, что может предоставить какие-то переписки – ответил прокурор

— Мы не знаем происхождения! Это не тот случай, — отозвался еще один адвокат, но судья все же удовлетворил ходатайство.