На процессе по делу о смертельном ДТП на рудненской трассе допросили эксперта

В суде № 2 Костаная 22 февраля изучили результаты экспертизы, сделанной после ДТП, в котором в июле 2020 года патрульная машина столкнулась с ВАЗом на трассе Костанай-Рудный, недалеко от кафе «Арагви». Полностью ее результаты во время заседания оглашать не стали. Но адвокаты, изучив документ, заявили, что экспертиза проведена с нарушениями УПК, передает корреспондент «Нашей газеты» Георгий Говоров.

Напомним, в результате аварии пострадали пассажиры ВАЗа: погиб 4-летний мальчик, а его 12-летний брат получил травмы и скончался по дороге в больницу. Их отцу, Виктору Маслюку, предъявлено обвинение по ч. 3 ст. 345 УК РК (нарушение ПДД, повлекшее по неосторожности смерть человека). Родственники Маслюка настаивают, что следствие пытается скрыть нарушения, допущенные полицейскими. В частности, неизвестно, превысили ли полицейские скоростной режим и куда подевалась запись с видеорегистратора патрульной машины.

Свои выводы эксперт Ермек ЖАКУПОВ сделал без просмотра видеозаписей с места ДТП. Вместо них использовались копии документов из материалов следствия по ДТП и протокола осмотра места аварии. Защитники Маслюка в суде заявили, что экспертиза проведена однобоко, «как-будто исходно в данных была заложена вина водителя ВАЗа».

— А вы требовали предоставить видеозапись, которая есть в материалах уголовного дела? — спросил эксперта адвокат Константин ГЕРАЩЕНКО.

— Для производства экспертизы видеозапись не нужна, — ответил Жакупов. — При проведении исследования эксперт не имеет права брать какие-то другие данные, которые не были представлены на экспертизу.

— Вы знаете, что в это же время была проведена другая экспертиза в Алматы, где использовались материалы уголовного дела, — продолжил Геращенко. — Какие вам были предоставлены документы из уголовного дела? Потому что в постановлении это не указано.

— Ещё раз повторю — в моей экспертизе указано, что я сделал запрос и получил ответ следователя на моё ходатайство. То есть, данные я брал не из материалов дела, а согласно ответу майора Семеновой.

По словам Жакупова, достоверность предоставленных на экспертизу данных подтверждается ответами следователя, не доверять которому у эксперта «не было оснований». Если бы данные были противоречивыми, то эксперт бы предоставил обоснованный отказ в проведении экспертизы по данным следователя.

— Если видеозапись увеличить, можно ли определить, в какой момент была создана опасность движения? — спросил Геращенко. — У нас есть много вопросов, которые вообще никто не ставил перед экспертом. Скажите, пожалуйста, согласно исходным данным патрульная машина была исправной, в каком состоянии была резина полицейской машины?

— Автомобиль, согласно исходным данным, был технически исправен. Сам автомобиль мною не исследовался, так как это не входит в обязанности эксперта, — ответил Жакупов.

— Как вы определили, с какой скоростью ехал автомобиль полиции?

— В экспертизе такие расчёты не проводились. Использовались исходные данные следователя. Момент возникновения опасности в автомобильном движении — это правовой вопрос, который не касается экспертизы.

— Если бы данные следователя говорили о другом, то вы бы по-другому проводили экспертизу? — возмутился Геращенко. — Если бы в постановлении было указано, что виноват сотрудник полиции, тогда бы вы по-другому рассматривали вопросы? Поэтому я считаю, что неправильно в исходных данных указали виновным Маслюка. А если бы была определена скорость в 150 км/час, о чем сейчас на процессе говорят свидетели…

Допрос эксперта на этом моменте прервали — один из участников процесса попросил снять последний вопрос, потому что экспертом «даны исчерпывающие ответы». Судья с ним согласился.

— В своём постановлении следователь Семёнова ставит перед вами вопрос: какова скорость движения автомобиля ВАЗ? — продолжила допрос адвокат Ольга ШЕСТЮК, также защищающая Виктора Маслюка. — А также следователь просит вас установить момент возникновения опасности для автомобиля ВАЗ. Эти же вопросы в своем ходатайстве вы переадресовываете обратно следователю. И уже она сама отвечает на вопросы, которые адресовывала вам как эксперту.

Ермек Жакупов повторил свой тезис, что не обязан исследовать правовые вопросы. Вновь отметил, что в экспертизе даже не использовал схему с места ДТП, так как «ее предоставили для того, чтобы иметь представление о событии». Адвокаты так и не смогли выяснить, почему эксперт при проведении экспертизы учитывал только показания, которые дал следователю водитель патрульного автомобиля, а допрос водителя ВАЗа не учитывался.

Очередное заседание назначили на 26 февраля, на нем планируют заново допросить нескольких свидетелей.