Дело экс-главы «СК-Фармации»: представитель Минздрава не даёт внятных ответов, судья пригрозил допросить Алексея Цоя

Представитель Минздрава снова попросил суд предоставить ему время для подготовки ответов на вопросы о заражении медиков коронавирусом в 2020 году, передает informburo.kz.

Фото: stomshop.pro

В столичном суде первой инстанции в режиме онлайн через Zoom продолжается главное судебное разбирательство по делу о заражении медработников коронавирусной инфекцией из-за срыва сроков поставки средств индивидуальной защиты.

Экс-председателю правления ТОО «СК-Фармация» Берику Шарипу предъявили обвинение в злоупотреблении должностными полномочиями, повлекшем тяжкие последствия, и незаконном хранении оружия, которое случайно при обыске обнаружили следователи в его квартире. Уголовное дело состоит из 135 томов, заявлено около 100 свидетелей.

Представитель Министерства здравоохранения РК Сержан Оралов на допросе вновь не смог дать полноценных ответов, хотя на прошлом заседании судья попросил его подготовиться более детально. 

Из-за этого судья Есильского районного суда столицы Канат Дуйсембиев дважды пригрозил вызвать министра здравоохранения РК Алексея Цоя.

Адвокат подсудимого Бауыржан Бибатыров попросил представителя МЗ РК дать пояснения в связи с тем, что большинство регионов опровергло информацию о нехватке СИЗов для медиков. Приводим диалог из суда:

Адвокат Бауыржан Бибатыров: В соответствии с заключением специалистов Научного института имени Акимбаева, единственной причиной заражения медперсонала и распространения КВИ среди населения стала нехватка СИЗов. Однако 15 из 17 регионов предоставили информацию о том, что нехватки не было, в числе этих регионов – столица, Алматинская, Атырауская, Восточно-Казахстанская области, где было зарегистрировано большое количество заражений. Что можете пояснить по этому поводу?

Представитель МЗ Сержан Оралов: Ну, я ознакомился с заключениями, которые имеются в материалах дела. Этим заключениям, я полагаю, можно верить, оснований для недоверия у Минздрава нет. Думаю, всё на этом.

Адвокат: Я не спрашиваю, ставите вы под сомнение или нет. Я ставлю вопрос: 15 регионов из 17… (полностью повторяет вопрос).

МЗ: По заданному вами вопросу я ничего не могу пояснить.

Также защита Берика Шарипа пыталась выяснить, почему произошёл рост случаев заражения SARS-Cov-2 среди медиков даже после того, как местные исполнительные органы самостоятельно приобрели СИЗы.

Адвокат: В прошлый раз вы не ответили в полном объёме на вопрос. В настоящее время продолжается регистрация случаев заражения медработников, несмотря на все, принимаемые в течение года, меры. К примеру, после якобы полного обеспечения СИЗами в мае 2020 года за аналогичный трёхмесячный период число таких случаев возросло более чем в пять раз: 9 269 случаев в июне-августе против 1 706 за март-май. Что же теперь является причиной заражения медработников? Кого должны привлекать к ответственности?

Прокурор: Я возражаю против постановки данного вопроса. Мы конкретно рассматриваем определённый период и последствия действий, выразившиеся в заболевании сотрудников. Данный вопрос выходит за рамки предъявленного обвинения.

Судья: Не согласен с прокурором. Потому что в судебном разбирательстве мы всё-таки не только в рамках узкого уголовного дела должны рассматривать. Если наши граждане, работники медорганизаций, до сих пор болеют, и в связи с этим какие-то допущены нарушения, суд может отреагировать частным постановлением. Поэтому мнение Минздрава для суда очень важно. Надо разграничить всё-таки: если в тот период все медработники заболели из-за дефицита СИЗов, то что в настоящее время является причиной их заражения? Это мы должны выяснять. Пожалуйста, Оралов, отвечайте.

МЗ: По данному вопросу я пояснить ничего не могу, так как руководствуюсь материалами уголовного дела.

Судья: Я уточню вопрос. То есть проблема, которая на сегодняшний день существует – заражение медработников и смертельные случаи – это не волнует Минздрав? Вы никакого анализа или расследования не проводили?

МЗ: Анализ и расследование?

Прокурор: Уважаемый суд, я полагаю, что данный представитель потерпевшего не компетентен отвечать на вопрос.

Судья: Он должен сам ответить.

Второй адвокат подсудимого Ерлан Макенов: Прокурор делает замечание суду?

МЗ: Уважаемый суд, я на этот вопрос не могу ответить.

Суд: То есть Минздрав в этой проблеме вообще не задействован? Мне что теперь, Цоя пригласить, чтобы отвечал? Кто мне теперь ответит на этот вопрос?

МЗ: Уважаемый суд, относительно того, были ли какие-либо признаки уголовно наказуемого деяния совершены определёнными лицами, таких документов нет.

Судья: Вы не сможете ответить? Хорошо, дальше.

Адвокат: Исходя из постановления о признании Минздрава потерпевшей стороной, министерство фактически представляет интересы заразившихся медработников. Вы можете назвать точное количество медработников, заразившихся КВИ из-за отсутствия СИЗов?

МЗ: Нет, подождите. Согласно материалам уголовного дела, Берику Шарипу вменяется нанесение вреда законным интересам Минздрава (пауза) … которое как раз связано с теми же самыми медработниками. В Конституции написано, что государство ставит целью охрану окружающей среды, благоприятной для жизни и здоровья человека. Есть и иные НПА, где говорится о том, что МЗ координирует местные исполнительные органы сферы здравоохранения. Эти действия нанесли вред законным интересам государства в лице Минздрава.

Адвокат: И итоговый ответ? Вы можете назвать точное количество медработников, заразившихся КВИ из-за отсутствия СИЗов?

МЗ: Согласно экспертному заключению, которое есть в материалах уголовного дела, около 2000.

Адвокат: В ходе ознакомления с материалами уголовного дела вы со всеми эпидкартами были ознакомлены?

МЗ: Да.

Адвокат: По всем 2000 пишут, что причина заражения – отсутствие СИЗов?

МЗ: Вы сейчас это подводите к тому, что имеются заключения ЦГКБ (больница в Алматы – Авт.) от 5 мая, что ли? Я не понимаю ваш вопрос.

Адвокат: Я на него даже не делаю ссылку. Вы говорите, что примерно 2000 человек заболели. У нас идёт судебный процесс. Предполагаемые цифры мы не можем говорить. Конкретное количество человек должно быть. Вы можете сказать, сколько, если вы представляете интересы медработников?

МЗ: Вы исключаете одни материалы дела и заменяете их другими. По материалам дела идёт то, что действиями Шарипа был нанесён вред законным интересам…

Адвокат: Уважаемый суд, может ли представитель МЗ ответить на мой вопрос?

МЗ: Я вам до этого ответил, согласно заключениям, материалам уголовного дела, около 2000. Другого ответа вы от меня не услышите.

Судья: То есть точного количества вы не знаете?

МЗ: Я руководствуюсь только материалами дела, уважаемый суд.

Судья: Хорошо. Если не можете ответить, пожалуйста.

Берик Шарип поинтересовался у представителя МЗ о судьбе письма в Генеральную прокуратуру.

Шарип: Мы вам в прошлый раз задавали вопрос. В мае в Генпрокуратуру по факту заражения врачей ЦГКБ было направлено письмо МЗ. Всё-таки был ли ответ на это письмо со стороны Генпрокуратуры? Там ведь вопрос был: есть ли состав уголовного правонарушения? Вопрос задавался уже в мае 2020 года.

МЗ: По имеющимся в распоряжении данным, Минздрав инициативных обращений в правоохранительные органы по выявленным признакам совершения уголовного правонарушения не направлял.

Шарип: Почему? Здесь я виноват, а в последующем никто не виноват?

МЗ: Нет-нет, вы, может быть, неправильно понимаете, уже прозвучал и на этот вопрос ответ. Я сказал, что непосредственно Минздравом не направлялось.

Шарип: До этого вы говорили, что после мая вы не проводили расследований, не знаете причин заболеваемости и так далее. Мы поняли, что вам это не интересно, этим только органы уголовного расследования занимаются.

Адвокаты Берика Шарипа, не получив полноценных ответов от представителя МЗ РК на большинство вопросов, подали ходатайство о вызове на допрос министра здравоохранения РК Алексея Цоя.  

«Суть ходатайства заключается в том, чтобы в качестве свидетеля на главное судебное разбирательство вызвать министра здравоохранения Алексея Цоя. Ходатайство связано с тем, что представитель потерпевшего не может дать ответов на большую часть поставленных вопросов. Мы должны разобраться. Аналогии такому делу в истории страны и мира нет. Поэтому это судебное разбирательство является практиконосным. Элементарно завтра в суд будут передавать дела главврачей, которые несвоевременно составили заявки на закуп СИЗов, что повлекло за собой заболевание медработников», – зачитал устное ходатайство адвокат Ерлан Макенов.

Сержан Оралов попросил суд отказать защите в вызове Алексея Цоя, заверив, что на следующем процессе предоставит ответы на все вопросы. Он посчитал, что их было всего пять.

«Вызов министра на судебное заседание является излишним, потому что министр выписал мне доверенность представлять МЗ», – сказал он.

Судья пояснил, что представитель МЗ РК, как потерпевшая сторона, может вызывать для получения ответов на вопросы руководителей структурных подразделений, раз сам не может ответить, и ещё раз дал ему поручение подготовиться к следующему заседанию. 

«Если суд не получит ответы и посчитает необходимым вызвать министра, я вернусь к ходатайству адвоката. Тем более, у нас в списках свидетелей заявлен бывший министр Биртанов, которому мы также вопросы можем задать. По мере необходимости, если суд посчитает нужным, можно вызвать действующего министра для дачи пояснений», – сказал судья.

Судебное заседание отложили на пятницу, 30 апреля, из-за ограничения по времени на участие подсудимого Берика Шарипа из следственного изолятора. 

Берика Шарипа обвиняют в срыве поставок средств индивидуальной защиты (СИЗов) для медиков в период режима ЧП в 2020 году. В конкурсе на поставку защитных костюмов участие хотели принять несколько компаний, которым комиссия под председательством Шарипа отказывала. По версии гособвинения, предпочтение глава «СК-Фармации» отдал ТОО «Inkar», чьи комплекты даже не подходили под требования тендера. Это не стало проблемой, потому что Шарип переписал тендерную документацию под эту компанию.

Китай в тот момент изменил экспортную политику и выделил две компании, которые могут продавать за границу СИЗы. Среди них не было поставщика Inkar. Несмотря на рекомендации МИД РК, контракт всё же был подписан. Обещанные СИЗы в Казахстан вовремя не поступили, самолёты два раза возвращались из Китая пустыми. В результате, из-за нехватки СИЗов, по данным обвинения, заразились около 2000 медработников.