Суд оправдал актюбинку, которая четыре года отсидела ни за что

Семь лет оправданная билась за своё честное имя, пока судьи и прокуроры вдруг не прозрели, передает корреспондент ratel.kz

Широко закрывая глаза

В понедельник, 22 февраля, Актюбинский облсуд оправдал Умсын СУЛЕЙМЕНОВУ. После оглашения приговора она долго плакала. Из-за незаконного приговора она несколько лет провела в колонии, лишилась имущества.

Известный в Актобе аудитор Умсын Сулейменова, в ноябре 2014-го угодила на нары по приговору горсуда номер 2. Её осудили на 4 года, признав виновной в мошенничестве. Началось всё с того, что Сулейменова решила продать свой 2-этажный дом, чтобы погасить долг перед банком за его строительство. Первый покупатель, который въехал в дом Сулейменовой, пообещав, что вскоре расплатится за него, не смог выполнить обещания. Прожив в доме 4 месяца, он съехал. Но спустя 4 года… он обратился в полицию с заявлением о мошенничестве. Он утверждал, что Сулейменова его обманула, и потребовал от неё вернуть ему задаток за дом. При этом неудавшийся покупатель сам признавал, что не смог получить кредит, чтобы выкупить дом, и что понимает, что задаток в таких случаях по закону остаётся у продавца.

Несколько раз прокуроры и полиция не находили состава преступления у Сулейменовой. Пока…

Спустя три месяца после того, как первый покупатель выехал из коттеджа, появилась другая покупательница. С ней Сулейменова договорилась, что та будет платить за коттедж платежи по кредиту в банк и как только кредит погасит – дом перейдет к новой владелице в собственность. Но и у этой покупательницы не получилось купить дом. Всё по той же причине, банк не дал ей кредит. Три года она прожила в коттедже. Съехав оттуда, несостоявшаяся покупательница даже написала у нотариуса расписку, что претензий к Сулейменовой у неё нет.

А через 4 месяца неудавшаяся покупательница пришла в финпол с заявлением, что её обманули. Она заявила, что в счёт оплаты за дом отдала Сулейменовой 17 миллионов тенге, которые хочет вернуть назад. При этом никаких доказательств передачи денег не предоставила. А через время несостоявшаяся покупательница написала, что не имеет претензий к Сулейменовой и просит её не сажать. Так как свои претензии к ней адресует в гражданском суде. Там сумма требований возросла с 17 до 42 миллионов. Все суды горе-покупательница поиграла. Было доказано, что Сулейменова ничего ей не должна.

Но, не смотря на это, областная прокуратура всё же возбудила уголовное дело против Сулейменовой, обвинив в мошенничестве. Сулейменова продавала дом без согласия банка, где он был заложен – это стало главным аргументом следствия. Письма самого банка о том, что он не возражает против продажи дома, почему-то никто не хотел видеть. Да и  потерпевшим, как положено по закону, банк не признали! На решения суда о том, что все было законно, тоже закрыли глаза. Полиция и прокуроры вторили потерпевшим, что Сулейменова все сделала из корысти. На то, что оба покупателя жили в доме, не произведя оплаты за него, тоже никто не хотел обращать внимания. 

Несколько месяцев Сулейменова в следственном изоляторе находилась без удостоверения личности. При этом она выдавала доверенность на имя своей сестры. Эту доверенность заверил начальник изолятора. В ней есть номер удостоверения Сулейменовой. А через несколько дней он же дает ответ, что удостоверения с таким номером нет! Оба потерпевших на следствии и в суде признались, что у них не было денег, чтобы купить дом, и они рассчитывали на кредит в банке. В итоге суд приговорил Умсын Сулейменову к 4 годам колонии за мошенничество. Суд взыскал с неё 48 миллионов тенге и конфисковал всё её имущество. Не согласившись с приговором, Сулейменова стала добиваться справедливости.

Чудесное прозрение Фемиды

— С 2016-го года я обращалась в суды с просьбой пересмотреть моё дело.Те же документы, по которым меня вчера оправдал областной суд, рассматривал Актюбинский областной суд в 2016 году. Меня могли оправдать ещё тогда. Но суд этого тогда не сделал. С 2016 по 2019 год я писала в Верховный суд, но мои ходатайства возвращались с одним и тем же текстом, что нет основания для пересмотра дела. Я будто о бетонную стену билась. Отбыв срок, освободившись, я пыталась попасть на приём к председателю уголовной коллегии Верховного суда и председателю Верховного суда, не безрезультатно. Случилось чудо, и в ноябре 2019 года — попала на приём к заместителю генерального прокурора Берику АСЫЛОВУ. После этого, в марте 2020 года, Генпрокуратура внесла протест в Верховный суд. Прокуроры написали, что у меня не было умысла на обман, и просили меня полностью оправдать. Верховный суд отменил мой приговор и направил дело в Актюбинский областной суд на новое рассмотрение. Причём ничего нового в протесте Генпрокуратуры не было. Те же доводы, что и в моих ходатайствах, которые  все эти годы Верховный суд стабильно отклонял, отправляя мне отписки — говоритУмсын Сулейменова.

После того как Верховный суд и Генеральная прокуратура Казахстана усомнилась в виновности Умсын Сулейменовой, судьи облсуда видимо с большим профессионализмом подошли к рассмотрению этого дела. В этот раз вершители правосудия из облсуда решили, что Сулейменова невиновна. «Требования закона в ходе досудебного расследования были грубо нарушены, расследование проведено с обвинительным уклоном, стороной обвинения объективных доказательств, подтверждающих вину Сулейменовой суду не предоставлено…», — решили судьи областного суда. Что актюбинским судьям мешало с самого начала проявить подобную беспристрастность и объективность? На это вопрос коллегия Актюбинского областного суда в своём приговоре не ответила.

— Актюбинские суды, полицейские и прокуроры лишили меня доброго имени, имущества, свободы, отправили незаслуженно в колонию. Из-за переживаний не выдержало сердце моего мужа. По нашим законам никто из тех, кто состряпал моё дело, и кто, закрыв глаза, осудили меня, будто исполняя чей-то заказ, персонально не ответит. Их не уволят и не посадят. С них даже не взыщут мне моральный вред и стоимость моего имущества, которое отняли. Всё это взыщут с налогоплательщиков, которые вынуждены платить зарплату этим «профессионалам», — сказала Умсын Сулейменова после оглашения приговора.

Дмитрий Матвеев