Дело «Olimp kz»: декларацию с нарушениями на 3,6 млрд тенге сдавали налоговики

В Алматы продолжаются судебные заседания над ТОО «Букмекерская контора «Olimp kz», «Alpha-bet» и «Onlybet». По версии следствия эти компании в совокупности не заплатили в  госбюджет более 95 млрд тенге.

Причем претензии государство имеет не только к юридическим лицам. На скамье подсудимых на данный момент находится 12 человек. Им вменяют создание и работу организованной преступной группы. В основном это персонал компании, который напрямую никакого отношения к сдаче налоговых деклараций или оплате налогов не имел. Среди них менеджеры-курьеры, программисты, бухгалтер, выдававший заработную плату и так далее. Директора компаний находятся в розыске. По ним выделено отдельное уголовное дело.

Чтобы понять суть обвинения, мы условно разделили его на несколько частей. Мы уже описали суть претензий государственного обвинения к букмекерской конторе «Olimp kz», ТОО «Alpha-bet» и онлайн играм BetGames. Теперь же, пора разобраться, в чем виновата компания ТОО «Onlybet».

«Onlybet»

Компания появилась в конце 2019 года. По версии обвинения компания не заплатила государству 4,7 млрд тенге налогов. Всего за 4 месяца работы компании, ДГД по Туркестанской области провел 2 проверки. По акту первой налоговой проверки выяснилось, что компания задолжала государству 9,7 млн тенге (зарплатные налоги), но следующая проверка выявила куда большие нарушения – 3,6 млрд тенге.

Как стало известно из показаний свидетелей и представителя департамента госдоходов по Туркестанской области (потерпевшая сторона) после завершения первой налоговой проверки в адрес ведомства поступило письмо из Комитета национальной безопасности с «рекомендацией» провести вторую проверку.

Стоит отметить, что вторая проверка была завершена 27 марта 2020 года, в то время, как период сдачи налоговой отчетности заканчивается 31 марта. Стандартная практика для бухгалтеров в Казахстане – сдача налоговой отчетности в один из последних дней. А здесь проверка была только завершена в один из последних дней. До этого налоговый орган готовил результаты.

Помимо этого, в «Onlybet», как и в других компаниях, проверка была проведена в момент, когда вся документация была изъята сотрудниками КНБ РК (изъятие произошло в ноябре). 

Более того, в суде выяснилось (так сказал один из подсудимых и ряд свидетелей), что декларацию за 4-й квартал 2019 года подавал не директор, а какое-то другое лицо. Кто именно это был, доподлинно установить в суде не удалось. И, кажется, этим должно было заниматься следствие.

Другой интересный факт по этой компании: и.о. директора ТОО «Onlybet» Жанат Егизбаев сообщил в суде, что передавал ЭЦП компании сотруднику налогового органа. По его словам, какая-то женщина с ДГД просила ЭЦП, чтобы исправить что-то в декларации.

— Они позвонили с налоговой, попросили подпись Шпулинга, сказали, что им нужно что-то подкорректировать, что-то не правильно, что у них не садятся куда-то данные, цифры. Они попросили подпись Шпулинга. Бухгалтера отдали, — сказал в суде Егизбаев

— Что значит подпись Шпулинга? – уточнил адвокат Таир Назханов

— Ну, вот электронную подпись Шпулинга попросили с налоговой проверки, сказали, что у них что-то не садится, — ответил свидетель

— Я правильно понимаю, что бухгалтера отдали электронный ключ налоговикам?

— Да

— А кто это просил?

— Какая-то женщина. Говорила, что не садятся цифры, что нужно подправить, что у них будут проблемы. А у меня никого не было. Она мне на сотовый звонила. Телефон не сохранился. Как зовут ее, я не помню. Это было, когда они начали проверять… — добавил Егизбаев

— Вы сами дали ей этот  ключ, или кого-то попросили? – продолжил Назханов.

— У меня не было его. Я попросил кого-то. Ключ находился в бухгалтерии. Но кто именно передал – я не знаю.

Стоит отметить, что этот Егизбаев был и.о. директора компании «Onlybet» в период, который следствие инкриминирует как «совершение преступления». Он много чего не помнит, но к нему вопросов у прокуратуры или следствия не возникло. В частности, Егизбаев отрицал, что подписывал финансовые документы. А когда ему предоставили такие документы, с его подписью, на обозрение (они просто есть в материалах дела), он сообщил, что ему их «подсунули».

Позиция потерпевшей стороны

На данный момент, представитель ДГД по Туркестанской области не заявила гражданского иска в отношении подсудимых. То есть они не просят взыскать с них неуплаченную, по версии следствия, сумму налогов. А все обвинение поддерживают только в части проведенных их специалистами налоговых проверок.

В ходе заседаний представители ДГД по городу Алматы и Туркестанской области не смогли дать пояснений по проведенным налоговым проверкам и сути своих претензий. Они все время ссылались на специалистов, проводивших эти проверки. Их будут допрашивать в конце заседаний. Сначала суд ознакомится с самими актами налоговых проверок.

Если сильно упростить суть обвинения, то орган следствия считает, что вся наличность, которую бухгалтера запрашивали в банках, была незаконно вывезена из страны (мы писали об этом. Тут ссылка). Но помимо этого, по версии адвокатов, следствие не правильно посчитало и налог на игорный бизнес.

Налог на игорный бизнес.

Налог с букмекерских наземных касс составляет — 3 тыс. МРП (8,344 млн тенге). Но если оборот этой кассы превышает определенную сумму, то компания платит с этой суммы КПН в размере 20% (новшество, введенное в 2020 году). В остальном же, налог на игорный бизнес довольно легко считать: количество касс нужно умножить на сумму.

Кроме того, букмекерские компании должны платить ИПН в размере 10% за выигрыш. Тут, по мнению защиты, следствие также не разобралось, где игрок просто выиграл, а где затребовал у компании свой выигрыш. Ведь налог рассчитывается и выплачивается только в том случае, если игрок свой выигрыш забирает. Следствие же, по словам адвокатов, в этой особенности не разобралось, а потому не разделило.

Более того, понять методику расчета из акта налоговой проверки адвокаты также не смогли. Дело в том, что проверяющий орган сумму написал одной строкой, без каких-либо разделений. Например, «по данной налоговой проверке сумма недоплаченного ИПН составила …» и дальше сумма. А потому – как они считали, на каких документах основывались, пока непонятно.

Судебное следствие движется к своему логическому заключению. Но до сих пор, нашей редакции, как наблюдателям непонятно, почему орган следствия допустил столько ошибок. Возможно точки над «i» смогут расставить эксперты департаментов госдоходов, которые проводили проверки всех компаний.