Оправданный парень требует наказания следователя в ЗКО 

Привлечь к ответственности прокурора города Уральск и следователя по уголовным делам за необъективность, подтасовку фактов и пытки хочет оправданный мужчина, который едва не сел в тюрьму на 9 лет за убийство.

Возбуждение уголовного дела против представителей власти для — дело принципа. Оправданный судом второй инстанции Виталий Федоров хочет справедливости. Он считает не справедливым дисциплинарное наказание следователя, который сфальсифицировал доказательства его вины в убийстве пожилой женщины. И надеется посадить представителя закона на скамью подсудимых.

Фёдоров 1

«Я хочу добиться справедливости», — заявил 38-летний Виталий Федоров после того, как судебная коллегия по уголовным делам 23 апреля текущего года признала его невиновным в убийстве пожилой женщины и отменила приговор суда первой инстанции. Кроме того суда направил уголовное дело прокурору области для установления других лиц, совершивших преступление.

— Я считаю, что судья и прокурор не объективно рассматривали мое дело. Материалы обвинения были сфабрикованы следователем Эльдаром Давлетовым. Во время следствия он меня пытал, избивал. В данный момент этого Давлетова я не могу найти. Я хочу добиться справедливости, и чтобы в отношении следователя возбудили уголовное дело по статье 416 «Фальсификация доказательств и оперативно-розыскных, контрразведывательных материалов в отношении следователя».

История обвинения 

16 сентября прошлого года Виталия Федорова задержали по подозрению в жестоком избиении 72-летней пенсионерки Тамары Глоба. Женщина была жестоко избита и изнасилована, скончалась в больнице от полученных травм. Федоров вину свою не признал и жаловался на пытки во время следствия. Суд первой инстанции приговорил его к 9 годам лишения свободы по статье 106 УК РК «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее смерть». Кроме того, Федоров был осужден еще и по статье «Применение насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо угроза применения насилия в отношении представителя власти».

Федоров вину свою не признал и по этому эпизоду, также обратив внимание суда на примененные, в отношении него, пытки во время следствия.

— Приговор мы обжаловать не будем. Следователя Эльдара Давлетова, который избивал Виталия на допросах, накажут, — сообщила Альфия Хисаминова, общественный защитник осужденного.

Виталий Фёдоров заявил, что признательные показания во время следствия из него «выбили» сотрудники полиции. Об этом он сообщил в ходе судебного заседания.

— После того, как меня доставили в УВД, несколько сотрудников полиции во время допросов били меня. Все побои были зафиксированы, я написал жалобы о пытках в городскую и областную прокуратуры, — сообщил Виталий Фёдоров в письменном обращении через своего общественного защитника.

Стоит отметить, что на заседании суда Фёдоров заявил, что ответа от прокуратуры он так и не дождался. Хотя официальные жалобы были написаны ещё в октябре-ноябре 2018 года.

Как следует из материалов дела, в качестве вещественных доказательств вины Фёдорова у следствия есть только один отпечаток большого пальца его руки.

— Я никогда не подниму на женщину руку, никогда не поднимал. Тем более, у меня не было причин бить эту старушку, я её даже не знал. А в то утро, когда её избили, я был с тётей, мы по магазинам ходили, — рассказал во время прений сам Фёдоров.

Его слова подтвердила его тётя Альфия Хисаминова. По её словам, они до обеда были с Виталием Фёдоровым в районе рынка «Жайык», где покупали продукты и обувь. Но эти слова не нашли документальных подтверждений.

— Я требовала у следователя изъятия видео с камер наблюдения, которые есть на магазинах, где мы были в тот день. Но полицейские не принимали мои слова в учёт. А когда суд потребовал эти видеозаписи по нашему ходатайству, их уже удалили, потому что они хранятся не больше месяца.

В деле есть показания соседки, погибшей Тамары Глоба, которая узнала Виталия Фёдорова по голосу.

— Соседка уверяет, что в это утро Виталий приходил к её соседке Глоба и просил воды попить, она голос его слышала. Но в этот день мы с ним были вместе — делали покупки, — говорит тётя подсудимого Альфия Хисамиева, которая стала его общественным защитником.

То, что следствие было проведено халатно, говорит и адвокат подсудимого Марат Надыршин.

— Я все доводы сообщу во время прений, — заявил Марат Надыршин. — Пока лишь скажу, что, на мой взгляд, недочётов в ходе проведения следствия было допущено много.

Согласно статье 106 части 3 УК РК «Нанесение тяжких телесных повреждений, повлекших смерть человека», Виталию Фёдорову грозит от 8 до 12 лет колонии. К тому же, сотрудники полиции обвиняют Фёдорова по статье «Применении насилия в отношении представителя власти» (ст. 380 ч. 2) — от 5 до 10 лет. По версии полиции, Виталий Фёдоров напал с ножом на сотрудника полиции, когда тот пришёл его задерживать. Виталий полностью это отрицает. Он утверждает, что его задерживали сотрудники спецназа.

На судебном процессе прокурор Анастасия Семилиди потребовала для него девяти лет лишения свободы. Судья Найля Джунусова приговорила Федорова к 9 годам лишения свободы по статье 106 УК РК «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее смерть». Однако суд второй инстанции приговор изменил, признав вину Федорова в совершении насилия в отношении представителя власти, приговорив его к двум годам лишения свободы. К моменту вынесения приговора он уже восемь месяцев находился в СИЗО (с 16 сентября 2018 года). Кроме того, коллегия отменила взыскание с Федорова 708 336 тенге в доход государства.

В конце августа 2019 года Виталий Фёдоров, был освобождён досрочно.

— Теперь, когда я доказал, что ни в чём не виноват, я считаю справедливым, то что все, кто заслуживает, понесли наказание в соответствии с законом,- сказал он.

С его мнением согласен директор Международного Казахстанского бюро по правам человека Павел Кочетков. Он считает, что требование Федорова обоснованно, и следователь должен понести строгое наказание.

-Речь идет об ответственности следователя. Виталия Федорова обвинили в убийстве женщины потому, что он был, ранее судим, и якобы его видел свидетель по кличке «Палач» в подъезде дома, где проживала пенсионерка. Этот «Палач» проходил как негласный свидетель и давал против Федорова показания. А в полиции всегда найдутся внештатные помощники, которые получают зарплату, стаж и «стучат» на всех.  Они в отдельном помещении с закрытым лицом дают судье показания. Таким оперативным путем добываются данные. Следователь не должен был отделаться дисциплинарным наказанием, судья и прокурор тоже должны понести ответственность за свои ошибочные решения,- считает Павел Кочетков.

 

Мария Драчёва

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Суд оправдал жителя Уральска, обвиненного в убийстве пенсионерки

 

 

16 сентября прошлого года Виталия Федорова задержали по подозрению в жестоком избиении 72-летней пенсионерки Тамары Глоба. Женщина скончалась в больнице от полученных травм.

23 апреля судебная коллегия отменила обвинительный приговор суда первой инстанции Виталию Федорову по статье 106 части 3 УК РК «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее смерть». Однако обвинение в совершении насилия в отношении представителя власти коллегия оставила без изменений. Кроме того, с обвиняемого отменено взыскание в размере 708 336 тенге в доход государства.

Районный прокурор Анастасия Семилиди запросила общий срок для подсудимого Виталия Фёдорова 9 лет колонии чрезвычайной безопасности.

— Прошу суд назначить Фёдорову наказание по статье 380 части 1 УК РК «Применение насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо угроза применения насилия в отношении представителя власти» — 3 года. И по части 3 статьи 106 УК РК «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее смерть» — 9 лет. В общей сложности, прошу назначить Виталию Фёдорову девять лет колонии чрезвычайной безопасности, — сообщила во время прений прокурор Анастасия Семилиди.

В свою очередь, сам 38-летний Виталий Фёдоров свою вину полностью отрицает. По его словам, он не имеет никакого отношения к смерти 72-летней пенсионерки Тамары Глоба.

— Я никогда не подниму на женщину руку, никогда не поднимал. Тем более, у меня не было причин бить эту старушку, я её даже не знал. А в то утро, когда её избили, я был с тётей, мы по магазинам ходили, — рассказал во время прений сам Фёдоров.

Его слова подтвердила его тётя Альфия Хисаминова. По её словам, они до обеда были с Виталием Фёдоровым в районе рынка «Жайык», где покупали продукты и обувь. Но эти слова не нашли документальных подтверждений.

— Я требовала у следователя изъятия видео с камер наблюдения, которые есть на магазинах, где мы были в тот день. Но полицейские не принимали мои слова в учёт. А когда суд потребовал эти видеозаписи по нашему ходатайству, их уже удалили, потому что они хранятся не больше месяца.

По признаниям Виталия Фёдорова, на второй день после задержания он признался в избиении пенсионерки Глоба.

— Во время следствия меня били, заставляли признаться в избиении. Полицейские мне сказали, что старушку ещё и изнасиловали, и, если я не сознаюсь в избиении, то меня посадят за изнасилование. Из-за давления я признался в избиении, но позднее отказался от всех данных показаний, — рассказал суду Виталий Фёдоров.

Адвокат подсудимого Марат Надыршин также уверен, что Фёдоров не имеет отношения к избиению пенсионерки.

— Я считаю, что следствие было проведено поверхностно. К примеру, в деле фигурирует лишь одна достоверная улика — это отпечаток одного пальца моего подзащитного, который был найден на двери квартиры, где была избита Тамара Глоба. Но стоит отметить, что отпечаток был найден во время второго осмотра места преступления, к тому, же на других предметах никаких следов присутствия Фёдорова не было. Так, возникает законный вопрос

— почему нет отпечатков на стакане или чашке, из которой, по версии следствия, пил воду Фёдоров. И почему нет следов крови погибшей, если он избивал Тамару Глоба и нашли её в луже крови? А также вопрос — почему не проверили другие, найденные на месте преступления, многочисленные отпечатки ладоней и пальцев — они до сих пор не идентифицированы, — выступил с речью адвокат Надыршин.

По версии Марата Надыршина, вина Виталия Фёдорова по статье 106 УК РК не доказана.

К материалам уголовного дела, по ходатайству самого Виталия Фёдорова, было приобщено заключение психолога. Его зачитал адвокат Надыршин.

— Виталий Фёдоров отличается добротой, обострённым чувством долга, сострадательностью, к таким выводам пришёл психолог, — сообщил Марат Надыршн.

В своём последнем слове Виталий Фёдоров ещё раз попросил суд объективно и беспристрастно рассмотреть все обстоятельства дела и вынести справедливый приговор.

— Да, я раньше сидел, но за все преступления, что я совершил, я понёс наказания, я не отказываюсь. Но этого преступления я не совершал. Я не имею к этому никакого отношения, — выступил с последним словом Виталий Фёдоров.

Прения прошли  11 февраля 2019 года,  а 12 февраля, Виталию Фёдорову суд вынес приговор.

— Суд признал виновным Виталия Фёдорова по статье 380 части 1 «Применение насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо угроза применения насилия в отношении представителя власти» и статье 106 части 3 «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее смерть» УК РК. В совокупности суд приговорил Фёдорова к 9 годам лишения свободы в колонии чрезвычайной безопасности, — зачитала приговор судья Найля Джунусова.

Как пояснила после вынесения приговора судья Джунусова, преступление, которое совершил Фёдоров, — «чрезвычайный рецидив», поэтому он будет отбывать срок в колонии особого режима.

Приговор был озвучен в онлайн-режиме. Во время оглашения Фёдоров находился в следственном изоляторе.

Как отметила судья, Виталий Фёдоров ранее был, трижды судим, в том числе за тяжкие преступления.

— Я не отрицаю своей вины в предыдущих своих преступлениях. За них я срок отсидел. Но в этом я не виноват, я не избивал старушку. Меня признали виновным лишь потому, что я раньше был судим. Но я не совершал этого преступления. Если мне не удастся доказать свою невиновность, я покончу жизнь самоубийством, — сказал  Фёдоров после оглашения приговора.

Общественный защитник осужденного Альфия Хисаминова, также была не согласна с приговором, и решение суда они обжаловали в областном суде.

— Конечно, я не согласна с приговором, следствие было проведено халатно: его били во время следствия, морально давили, угрожали посадить за изнасилование. Лишь поэтому он вначале признался. Но доказательств у следствия нет — только один отпечаток пальца и показания соседки, которая якобы слышала голос Виталия в тот день. Я буду стучаться во все инстанции, буду подавать апелляционную жалобу, — заявила Альфия Хисаминова.

Нужно заметить, что это  второй оправдательный приговор в ЗКО, когда в суде устанавливают, что к подозреваемым полиция применяет пытки. В январе 2018 года суд оправдал подростка Даниила Романова, которого полиция обвиняла в убийстве. Тогда суд также установил, что следователи применяли к подследственному пытки, с помощью которых заставили Даниила Романова оговорить себя. Суд вынес частное определение в адрес следователей и прокуроров. Последние были наказаны за то, что не усмотрели доказательств пыток в уголовном деле. Также суд обязал полицию выплатить Даниилу Романову компенсацию в размере 500 тысяч тенге.

Правозащитники считают, что случаи пыток и насилия в западной области, да и в целом по стране происходят гораздо чаще, но до оправдания и признания пыток дошли только сейчас.

— Существует Конвенция против  пыток. У нас в стране терпимость к пыткам нулевая, но тем не менее, у нас сейчас вал обращений: «Полицейские без конца бьют, пытают людей, унижают человеческое достоинство». За последнее время я знаю только два оправдательных приговора, вынесенных по уголовным делам – по Федорову и Романову. Я с ними встречался, принимал у них заявления, готовил специальные обращения в прокуратуру области. Доказательства, полученные путем пыток, которые называются органами следствия как «чистосердечное признание» или «явка с повинной» , не могут быть положены в основу обвинения и не являются доказательством по делу. А если они таковыми представлены, то это  «недопустимое доказательство», рассказал Павел Кочетков, руководитель областного филиала международного Бюро по правам человека.

Своё личное мнение выразил по этому поводу адвокат, член коллегии адвокатов Руслан Шагатаев: — «Судьи, к сожалению, на многое закрывают глаза. Они основываются при вынесении обвинительного приговора своими личными убеждениями о виновности подсудимого. Остальное не важно. Градус обвинительного уклона очень велик. Ну а союз «следователь — прокурор-судья» на сегодняшний день действительно крепок».

 

Мария Драчёва