Невероятные приключения джипа Тулешова

Интересы беглого преступника Рыскалиева для Генеральной прокуратуры оказались важнее интересов простого актюбинца, передает Ratel.kz.

Фото пресс-службы Генеральной прокуратуры РК.

Актюбинец в 2012 году купил Toyota PradoПри покупке была проверена вся история машины. Авто было чистым, под арестом и в угоне не числилось. Но в 2019 году на пороге автовладельца появились судебные приставы и заявили, что машина арестована и конфискована.

Придя в себя от шока, хозяин Prado узнал, что в 2019 году судоисполнитель из Шымкента арестовал его машину. Она, как оказалось, подлежала конфискации по громкому политическому делу. В своё время машина эта принадлежала олигарху Тохтару ТУЛЕШОВУ. Руководителя ТОО «Шымкентпиво» осудили на 21 год по 16 статьям Уголовного кодекса РК в 2016 году.

Среди преступлений, за которые Тулешов получил срок, были: подготовка государственного переворота; похищение человека; незаконное лишение свободы; пропаганда или публичные призывы к захвату или удержанию власти, насильственное изменение конституционного строя РК; создание, руководство экстремистской группой, разбой; создание и руководство организованной группой, преступной организацией, создание и руководство транснациональным преступным сообществом, убийство; истязание; умышленное уничтожение или повреждение чужого имущества; организация и руководство ОПГ.

Вместе с Тулешовым за решётку отправились его подельники: бывший первый заместитель генерального прокурора Казахстана, бывший член Конституционного совета Ильяс БАХТЫБАЕВ, бывший начальник Департамента внутренних дел Южно-Казахстанской области генерал-майор Хибратулла ДОСКАЛИЕВ, его первый зам и два командира войсковых частей регионального командования «Юг».

Кроме того, КНБ нашёл много тайников с оружием и боеприпасами. По версии суда и следствия, это оружие ОПГ Тулешова планировала использовать для захвата власти. По приговору суд конфисковал всё имущество Тулешова.

Toyota Prado, которую купил актюбинец, в 2004 году принадлежала ТОО «Шымкентпиво», которым владел Тохтар Тулешов. Но до приговора и конфискации имущества олигарха эта машина была продана и сменила 8 хозяев. По закону, к моменту вынесения приговора Тулешову это авто не принадлежало ни ему, ни его предприятию.

Но, тем не менее, суд конфисковал и эту машину. За помощью владелец машины в 2020 году обратился в Генеральную прокуратуру Казахстана. Ведь генеральный прокурор страны Гизат НУРДАУЛЕТОВ мог внести протест в Верховный суд РК о пересмотре приговора в части конфискации имущества.

Так, как в своё время он поступил, вернув Бергею РЫСКАЛИЕВУ и его родственникам, а также членам его ОПГ незаконно конфискованное судом имущество. А это сотни миллионов долларов и дорогая недвижимость.

Сам хозяин Prado обжаловать приговор не имел права. Но генпрокурор за обычного актюбинца не заступился. Генеральная прокуратура отправила его в суд, где был вынесен вердикт, суть которого сводилась к следующему: гражданский суд не правомочен рассматривать это дело. Суд разъяснил, что автовладельцу надо обращаться к Генеральному прокурору, чтобы тот обратился в Верховный суд с протестом.

После публикации на нашем портале, прокуратура Актюбинской области проявила интерес к этому делу. Там запросили документы по делу. По словам прокуроров, появился шанс, что Генеральная прокуратура изучит дело и всё же внесёт протест в Верховный суд.

Но… в феврале актюбинцу пришёл ответ из Генпрокуратуры. Генеральный прокурор, как оказалось, не будет биться за актюбинца. Несчастного владельца авто снова послали в суд. Прокуроры из Генеральной прокуратуры посоветовали актюбинцу самому, без них, обжаловать приговор Тулешова.

У актюбинца опустились руки. Всё дело, наверное, в том, что ему не повезло родиться Бергеем Рыскалиевым. Хотя ситуация у простого актюбинца такая же, как и у беглого преступника Рыскалиева, за которого генпрокурор Казахстана заступился без всяких проволочек. Проявив при этом завидную оперативность. Там суд также незаконно конфисковал имущество, которое Рыскалиеву не принадлежало.

Ситуацию нам прокомментировал представитель отчаявшегося автовладельца Владимир ЧЕБАН.

— Приговор Тулешову выносил военный суд. Процесс был закрытый, так как в деле были материалы, составляющие государственную тайну и госсекреты. Чтобы теперь обжаловать этот приговор, как предлагает Генеральная прокуратура, нынешнему хозяину злополучного авто надо ознакомиться с приговором. Для этого надо получить спецдопуск, и не один. На это уйдёт не один день и даже не один месяц. И не факт, что моему клиенту этот допуск вообще дадут. Если допуски всё же дадут, то для ознакомления с делом надо будет ехать в столицу. В деле не один десяток томов. На это уйдёт не один месяц. Это человеку надо отпрашиваться с работы или вообще отпуск брать. Мало того, допуск к госсекретам надо будет оформлять и для представителя нынешнего хозяина машины. И ему надо оплачивать проезд и проживание, когда тот поедет знакомиться с делом в столицу. Расходы только на ознакомление с делом будут больше стоимости той машины, из-за которой весь сыр-бор…

В исполнительном листе сказано, что арестована машина с госномером X799BW. По сведениям из госорганов, которые у нас есть, эта машина никогда не принадлежала ни Тулешову, ни другим людям, осуждённым вместе с ним. Каким образом эта машина тогда оказалась в списке имущества подлежащего конфискации? Получается, что Генпрокуратура сейчас защищает честь своего мундира… Органы уголовного преследования, не проверяя сведений, включили в перечень имущества Тулешова автомобиль, не принадлежавший ему, а прокуроры, не проверив данные, подмахнули его. Генпрокуратура пишет, что перед тем, как дать ответ, там изучили уголовное дело Тулешова. А раз так, значит прокуроры увидели и поняли, что прокуроры, поддерживавшие обвинение по делу Тулешова, не проверяли список имущества, подлежащего конфискации… Если в Генпрокуратуре и правда читали дело, готовив ответ, то не могли не заметить это нарушение следствия и прокуратуры, которая надзирала за ходом следствия… Когда я прочёл ответ из Генпрокуратуры, то задался вопросом: для чего в законе «О прокуратуре» говорится, что прокуратура – это орган осуществляющий надзор за законностью в стране? В данном случае прокуроры видят, что нарушено право гражданина. Нарушено оно не судом, а органами уголовного преследования и прокуратуры. Но вместо того, чтобы восстановить законность и защитить права простого гражданина, Генеральная прокуратура рекомендуют гражданину самому самостоятельно восстанавливать свои права, — недоумевает актюбинский юрист.

Чем простой актюбинец хуже беглого преступника Бергея Рыскалиева, чьи права генпрокурор защитил? Ответа на этот вопрос, видимо, придётся ждать долго.