Девушке сказали соблазнить прокурора — детективная история из Казахстана

Правоохранители решили дискредитировать прокурора. Для этого они подговорили девушку, которая должна была спровоцировать его на интимную близость.

Эта детективная история началась летом 2008 года. Именно тогда сотрудники 10-го управления (полицейской разведки) ДВД Павлодарской области обнаружили начинавшую действовать в Павлодаре схему сбыта наркотиков с помощью закладок, пишет колумнист Sputnik Казахстан.

Иллюстративное фото: pixabay.com

На подставное лицо в различных банках открывались счета и заводились кредитные карты. Наркозависимые по телефону заказывали необходимое количество наркотиков и оплачивали ее переводом на указанные кредитки. После поступления нужной суммы продавцы закладывали наркотик в определенных местах — парках, скверах, подъездах домов, а потом по телефону сообщали покупателю, где он находится.

При этом участников сделки невозможно было задержать с поличным — при обмене деньгами и наркотиками. Выручка же с кредитных карт ежедневно снималась и передавалась организатору схемы.

Добытой информацией «десятка» поделилась с коллегами из Управления по борьбе с наркобизнесом. Вскоре в результате умело проведенной операции они совместно задержали гражданина, занимавшегося закладкой наркотиков. При нем нашли 52 грамма героина и банковскую карточку.

Выяснилось, что снабдил ими его человек по имени Борис, снимавший вместе с сожительницей одну из городских квартир. К сожалению, оперативники не застали квартиросъемщика дома. Материалы в отношении Бориса были выделены в отдельное производство и направлены в УБН для установления его личности и местонахождения. Позднее стало известно, что настоящее имя разыскиваемого Гафур, а фамилия Домранов.

Дело очень похудело

Однако вместо того, чтобы найти и задержать подозреваемого, оперуполномоченный капитан Шерханов и его начальник Бабаев сделали все для того, чтобы он смог скрыться. На протяжении двух месяцев УБН несколько раз пересылало материалы обратно в следственное управление, не предпринимая по ним никаких оперативно-разыскных мероприятий. А затем и вовсе после очередного их возвращения начальник УБН устно велел Шерханову отказать в возбуждении уголовного дела в отношении неустановленного лица по имени Борис за отсутствием состава преступления. Что тот и сделал, а заодно изъял из материалов документы, имевшие существенное доказательственное значение: протоколы, банковские справки, постановления о наложении ареста на денежные средства, о признании вещественных доказательств и об их приобщении, заявления лиц на пополнение платежных карт и прочие весьма важные бумаги. После этого из 177 листов в деле остался лишь 31.

Может, это благополучно сошло бы им с рук, но пять месяцев спустя, в мае 2009 года, прокуратура области проверила работу УБН. Были обнаружены вопиющие факты нарушения закона. Постановление Шерханова в отношении Бориса-Гафура отменили как незаконное. Были возбуждены уголовные дела по фактам незаконного приобретения, перевозки, хранения и сбыта наркотических средств в крупном размере, а также создания организованной преступной группы.

Подозреваемому Борису-Гафуру было заочно предъявлено обвинение в совершении особо тяжких преступлений и избрана мера пресечения в виде ареста.

Не на ту напали

Одновременно прокуроры заподозрили в злоупотреблении должностными полномочиями сотрудников УБН во главе с их руководителем, возбудили уголовные дела и назначили проверку. Руководил ею начальник управления прокуратуры Павлодарской области по надзору за законностью оперативно-разыскной деятельности.

Чтобы повлиять на ход расследования, грозившего начальнику УБН и его сотруднику крупными неприятностями, Есен Бабаев и другой его подчиненный, старший оперуполномоченный Райымбек Жамалинов, решили спровоцировать начальника прокурорского управления на интимную близость со своей знакомой, а затем инсценировать изнасилование девушки надзорником и таким образом дискредитировать его. Исполнительница их криминального замысла должна была за тысячу долларов провести ночь с проверяющим.

Девушка была ранее знакома с прокурором. Более того, ее отец работал раньше с ним. Поэтому она не стала подставлять надзорника, а отправилась прямо к нему и рассказала о тайном замысле полицейских. При этом написала официальное заявление и согласилась сотрудничать с департаментом КНБ, который решил вывести оборотней в погонах на чистую воду.

Девушка получила специальную аппаратуру, фиксировавшую все ее разговоры с Жамалиновым, в ходе которых он тщательно инструктировал ее, что и как нужно сделать, чтобы «помочь» его начальнику.

По плану злоумышленников, девушка должна была пригласить прокурора в один из павлодарских ресторанов на ужин, который уже был оплачен, напоить его и склонить к близости. При этом нужно было поцарапать сексуального партнера, чтобы под ногтями остались фрагменты его кожи, и обязательно сохранить использованный презерватив.

Все это было бы смешно…

Вначале полицейские спланировали фиктивное изнасилование в гостиничной комнате при ресторане, где они собирались установить видеокамеру. Но потом, видимо, решив, что действия, запечатленные на видео, могут не стыковаться с картиной изнасилования, попросили соблазнить прокурора в его автомашине. При этом они следили за парочкой всю дорогу от ресторана до поляны в лесополосе около аэропорта, куда «любовники» отправились. А за полицейскими неусыпно следовала «наружка» контрразведчиков, которая по телефону сообщила прокурору, что за его машиной увязался «хвост».

Когда после этой прогулки Жамалинов приехал к девушке за вещдоками, она посетовала, что близости не было.

Однако, решив на этом не останавливаться, они уговорили ее повторить соблазнение.

Для второго «свидания» прокурор специально снял квартиру, под кроватью были оставлены «вещдоки» — презервативы. После того как прокурор уехал, девушка из квартиры позвонила Жамалинову и сообщила, что все сделано, как он наказывал. Тот немедленно приехал по названному ею адресу и забрал из-под кровати «вещдоки». Его приезд фиксировался на видеокамеру контрразведчиков.

После этого начальник УБН встретился со своим подчиненным и наказал ему, чтобы он поехал к девушке и она под его диктовку написала заявление об изнасиловании прокурором.

Однако сразу после этой встречи оба злоумышленника были задержаны контрразведчиками.

Тем не менее на следующее утро тесть Бабаева явился в прокуратуру области с анонимным заявлением об «изнасиловании» девушки высокопоставленным представителем прокуратуры, написанным кем-то от имени «потерпевшей». Вторую копию на другой день он передал в департамент КНБ.

Но к тому времени аферисты в погонах уже давали показания по подозрению в совершенных преступлениях.

Не виноватые мы

И на следствии, и в суде все трое к тому времени уже экс-полицейских не признавали свою вину, всячески пытаясь уйти от ответственности. Однако с учетом массы доказательств приговором суда они были признаны виновными: Бабаев и Шерханов — в злоупотреблении должностными полномочиями; Бабаев и Жамалинов — в превышении должностных полномочий, а также в заведомо ложном доносе с обвинением лица в совершении тяжкого преступления и создании искусственных доказательств обвинения.

Бабаев получил семь лет лишения свободы в колонии общего режима, Жамалинов — шесть лет, Шерханов — три года с отбыванием наказания в колонии общего режима.

Все трое осужденных попытались оспорить приговор в апелляционной инстанции. Они и их адвокаты считали, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, допущены существенные нарушения уголовно-процессуального закона, судебное следствие носило односторонний обвинительный уклон. Поэтому просили отменить приговор, делопроизводство прекратить в связи с отсутствием в действиях осужденных состава преступления.

Но судебная коллегия оставила приговор без изменения, а жалобы экс-полицейских и их адвокатов — без удовлетворения.