Widgetized Section

Go to Admin » Appearance » Widgets » and move Gabfire Widget: Social into that MastheadOverlay zone

Дело о крушении гурьевского «Титаника»

В 1960 году в городе Гурьеве КазССР, как и во всей необъятной стране, отмечали первомайские праздники. И если бы знали работники местного ДОСААФ, чем закончится их увеселительная поездка по Уралу, навечно зареклись бы подходить к мутным водам реки. Трагедия, постигшая экипаж и пассажиров катера РК-356, потрясла весь город. Между тем, в областных и центральных СМИ о происшествии не промелькнуло ни строчки.

 2 мая за праздничным столом в доме Митрохиных собрались семьи соседей – Глиницких и Беляковых. Праздник Первомай (Международный день солидарности трудящихся) продолжился. И тут Алексей Беляков, работавший заместителем председателя ДОСААФ (Добровольное общество содействия армии, авиации и флоту), неожиданно предложил:

— Есть катер! Давайте съездим на природу, детей возьмём…

Предложение приняли «на ура» и все дружно пошли к причалу. По пути к ним присоединилась компания капитана катера Геннадия Мартынова. Катер РК-356 принял пассажиров, и, натужно фырча моторами, поплыл в местечко Талы, расположенное в 15 км от Гурьева – излюбленное место летнего отдыха горожан.

Речной трамвайчик в Гурьеве тех лет

В тот ясный и солнечный день в Талах отдыхало немало людей. Много было молодёжи. Как водится, некоторые из участников похода, отмечали праздник обильными возлияниями. И всё бы хорошо, но когда пришло время возвращаться, капитан катера, изрядно выпивший, поднял суматоху.

— Это последний рейс. Кто хочет ехать – садитесь, — закричал он.

Отдыхающие бросились на посадку, и катер, вместимостью в 25 человек, принял на борт порядка 80-ти пассажиров! Это и стало роковой ошибкой, повлекшей трагические последствия. Причём Беляков, также находясь «под градусами», не препятствовал решению своего подчинённого.

Перегруженный катер всю дорогу мотало из стороны в сторону. Испуганные люди кричали, просили пристать к берегу, но пьяная команда судна не обращала на это никакого внимания. Два пьяных матроса, споря, стоит ли повернуть к берегу или плыть дальше, дрались на палубе. Тут из машинного отделения поднялся белый как мел моторист Александр Мусатов и отказался вести катер дальше, так как судно могло в любой момент перевернуться. Тем не менее, Мартынов решил встать на его место, а Беляков взялся за штурвал.

 «Из-за перегруженности катера и неправильного размещения пассажиров Беляков с управлением катера справиться не смог. Не доходя около полутора километров до причала, он произвёл левый поворот. Катер свалился в критический крен, и в связи с потерей устойчивости опрокинулся через левый борт», — говорится в приговоре военного трибунала Приволжского военного округа.

Пассажиры посыпались за борт. Началась паника. По показаниям очевидцев, некоторые из рыбаков, что были на берегу, не бросились спасать, а стали спешно вешать замки на свои лодки, чтобы никто не взял… А самые мужественные из потерпевших крушение принялись спасать людей.

15-летняя практикантка из Ивановского ремесленного училища Валя Иванова вытащила из воды нескольких детей. Ещё один пассажир, 34-летний Анатолий Хазов, спасая других, погиб сам. По предварительной версии, кто-то из утопавших вцепился в его галстук и невольно задушил своего спасителя. Смерть наступила от «механической асфиксии».

Валя Иванова

Валя Иванова

Всего во время крушения катера РК-356 погибло 13 человек, взрослых и детей. Тела трёх, в том числе и капитана Мартынова, найти так и не удалось.

В итоге на скамье подсудимых оказался один Беляков, обвиняемый по ст. 247 УК КазССР – «Злоупотребление властью, превышение или бездействие власти». Суд, учитывая положительные характеристики, наличие орденов и медалей с Великой Отечественной войны, тяжелое заболевание и двух детей на иждивении, приговорил его к 5 годам условно. Однако родственники некоторых погибших не согласились с приговором, посчитав его слишком мягким. Второй приговор отправил Александра Белякова на три года в исправительно-трудовую колонию.

Одна деталь. Пока среди жителей Гурьева ходили самые ужасные слухи, местным и центральным газетам запретили публиковать какую-либо информацию о ЧП и некрологи! Власти не разрешили даже траурный оркестр на похоронах погибших. Такие были времена…

 

Абильхан Максотов, Атырау

Добавить комментарий

 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>