Widgetized Section

Go to Admin » Appearance » Widgets » and move Gabfire Widget: Social into that MastheadOverlay zone

В Астане за мошненничество судят судмедэкспертов

В суде №2 Сарыаркинского района Астаны рассматривают дело сотрудников центра судебной медицины. На скамье подсудимых — директор государственного учреждения и двое его подчиненных.  Директор центра У. находится под арестом, заведующий отделением К. и медрегистратор Т. — под подпиской о невыезде. Всем троим предъявлено обвинение по  статье 177 ч. 3 «Совершение мошенничества лицами, уполномоченными на выполнение государственных функций».

Центр судебной медицины

Центр судебной медицины

— Кроме того, директору У. предъявлено обвинение в злоупотреблении должностными полномочиями  (ст. 307 ч.1) и получении взятки. Он, будучи должностным лицом, указал подчиненному сотруднику необходимость дачи заведомо ложного заключения. А именно заключения по тяжести причиненного вреда здоровью. То есть, если ранее было указано, что гражданину был причинен вред средней тяжести, то У. дал указание, чтобы в экспертизе  было написано: легкий вред здоровью, — прокомментировала обвинительное заключение прокурор Дарига Мусина.

На заседании суда были допрошены свидетели.

— В марте 2011 года директор У. вызвал меня и К. и предложил ввести такую услугу как бальзамирование. Надо было открыть ИП, чтобы это был не сотрудник нашего филиала. Я поговорила с  медрегистратором Т., и у нас оказалась общая знакомая, которая пообещала открыть фирму. Через несколько месяцев она сказала, что организовала это ИП, и мы попросили ее принести документы, для того, чтобы сделать печать. Когда все было готово, она привезла чеки, счет-фактуры, — поведала суду заведующая общим экспертным отделом.

Бальзамирование трупов производилось по обращению родственников. Услуга полной бальзамации стоила 30 тыс. тенге. Деньги делили поровну: трое подсудимых, заведующая общим экспертным отделом и санитар. Еще 5 тыс. уходили на «производственные нужды». Стоит отметить, что в судмедэкпертизу принимаются трупы только по постановлению следственных органов, вместе с протоколом осмотра места происшествия.

В 2012 году  в центр судебной медицины был направлен официально утвержденный прейскурант цен,  в котором была и услуга бальзамирования. Но сотрудники учреждения от оказания платных услуг получали копейки. Поэтому, по словам свидетеля, и оказывали эти услуги через ИП. Всего в деле фигурирует 14 эпизодов мошенничества.

В  ходе судебного заседания начали выявляться некоторые «нестыковки» следствия. По материалам следствия, когда заведующая общим экспертным отделом и подсудимая Т.  уезжали на отдых, свои обязанности они возложил на медсестру, которая якобы дважды получала деньги за бальзамирование. Однако сотрудница, проходящая по делу свидетельницей, настаивала, что денег не получала,  а показания от нее следователь получил под давлением. Более того, он сам написал их на бумаге и потребовал подписать.

— Следователь вызывал 5 или 6 раз (хотя протокола всего два — ред.). Он меня даже не допрашивал. Молча мне сунул, я подписала. Потому что когда он мне звонил, я лежала с давлением, он меня вырвал из дома. Я была вынуждена прийти, молча подписала, потому что плохо себя чувствовала. Я готова даже на «детекторе лжи» пройти. Про эти деньги он меня допрашивал в конце января, — утверждала медсестра.  Но как заметил адвокат подсудимого У., протокол допроса датирован 9-м января.

Председательствующий судья Пазылов буквально пришел в ярость от слов свидетельницы.

— Показания меняются, суд, конечно, даст им оценку, но мы должны выяснить их природу. Суд обязан устранить противоречие, — повышая голос, сказал судья. 

— Потому что я эти деньги не брала, — настаивала на своем свидетельница.

— Если не брали, вы не обвиняемая, вы могли уклониться от дачи показаний. Вы — не простой обыватель, вы имеете средне-специальное медицинское образование, работаете в этой сфере. Это просто сказать: я себя плохо чувствую. Что он вас — пытал? — продолжил Пазылов.

— Он угрожал, он кричал, он давил, говорил: в тюрьму посажу. Было такое, что я уходила с  допроса и не подписывала. Он снова меня вызывал, — твердила свидетельница

— Вы людей оговаривали, лгали. У нас все так относятся. Там одни показания, и почему-то с легкостью думают, что это все пройдет.  Вы хоть ответственность свою понимаете? — возмущался судья-  Мне нужно выяснить, где вы лгали: там или здесь. Суд-то открытый есть, журналисты — здесь в зале. Это — всегда так, пугают: за вами око там есть. Вот для этого и есть суд. Всего — каких-то два допроса, и переворачивается дело. Я еще раз отмечаю: суд не оказывает давления на свидетелей, а устраняет противоречие. В суд прийти — это испытание. Особенно когда родственники кругом, — тоном возмущенного учителя высказался судья Пазылов.

После столь интересного поворота в деле председательствующий добавил, что вызовет в суд следователя, чтобы выяснить, что же все-таки происходило.

Дело судмедэкпертов обещает быть долгим.  «Судебный репортаж» будет следить за этим процессом.

От Айнур Коскина

Айнур Коскина Живу и работаю в Астане. В детстве мечтала быть юристом, но стала журналистом.

Просмотреть все материалы

Посетите сайт

Последние твиты

Добавить комментарий

 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>