Widgetized Section

Go to Admin » Appearance » Widgets » and move Gabfire Widget: Social into that MastheadOverlay zone

В Астане на суде о терроризме звучат заявления о «давлении» на свидетелей

В Астане продолжается суд над группой лиц, старшему из которых — 52 года, а младшему – 22. Их обвиняют в подготовке терактов и покушении на высокопоставленных чиновников. Шестерых мужчин взяли с поличным прямо в новогоднюю ночь. Сейчас на судебных заседаниях  закончилось исследование аудиозаписей телефонных переговоров подсудимых. И в ходе слушания начали звучать обвинения в адрес следствия, а один раз судья даже удалил подсудимого из зала суда.

Суд удаляет подсудимого

Суд удаляет подсудимого

Перед началом заседания адвокат одного из подсудимых заявил ходатайство о возможности личных встреч с подзащитным. Однако прокурор возразила против данного ходатайства.  Председательствующий судья межрайонного уголовного суда г.Астаны Мейрам Жангутдинов в удовлетворении ходатайства  отказал.

—  В соответствии со статьей 74 УПК РК защитник вправе иметь свидания с подозреваемым и обвиняемым без ограничений их количества и продолжительности. А в главном судебном разбирательстве защитник подсудимого предоставляет услуги для оказания юридической помощи…Участвовать в исследовании доказательств, излагать свое мнение по существу доказательств…,- сказал председательствующий.

В ходе исследования аудиозаписей телефонных переговоров подсудимого Ш. с неким мужчиной С. из Актюбинска, который находился в Оренбургской области, прозвучала фраза «семечки 5,45». Судья Жангутдинов обратился к подсудимому с вопросом: «Что такое «семечки 5,45»?

— Калибр патронов автомата Калашникова,- ответил подсудимый Ш.

— Срок вы даете до 25 декабря. Что это означает? — спросил судья.

— Это не имеет значения, — настаивал подсудимый.

Как стало ясно из аудиозаписей, подсудимый Ш. достаточно часто общался с гражданином С. и собирался переводить деньги в Россию для поставки какого-то товара. При этом собеседники часто меняли сим-карты на мобильных телефонах.

В ходе прослушивания аудиоматериалов подсудимый Ш. сначала отказывался отвечать на вопросы, а затем начал высказываться в адрес председательствующего.

— Это мои личные разговоры, и братьев это не касается. То, что я выезжал в Россию, и эти разговоры — это мое личное дело. Это все перевернули: СВУ (самодельное взрывное устройство – ред.), патроны, — настаивал на своем Ш.

— Подсудимый Ш., я не имею права вывести это доказательство из материалов дела, — ответил председательствующий.

— Мои личные честь, имущество, кровь — неприкосновенно вами, вы знаете это, — крикнул подсудимый Ш., стукнув по стеклу перегородки.

Судья постановил вывести  Ш. из зала суда.

— Суд старается объективно и всесторонне разобраться, а некоторые мешают здесь, — возмутился Мейрам Жангутдинов.

Далее процесс продолжался в относительно спокойной обстановке. Однако когда заседание закончилось, родственники, до этого сторонившиеся представителей СМИ, решили поделиться информацией о предыдущих слушаниях.

— Есть главный свидетель обвинения Э., который давал показания ранее, что он покупал компоненты для самодельного взрывного устройства (СВУ) по просьбе моего супруга. Он находится под госзащитой и был привезен на допрос. Защитники уличили его во лжи. У него много не сходилось: даты, время. Судья это тоже увидел, — начала свой рассказ общественный защитник Мадина Кокшолакова, — На следующий день его опять привезли, и он начал свою речь: «Я, клянусь Аллахом, расскажу всю правду». Как только он это сказал, сотрудники ДКНБ заявили: «Ваша честь, у нас поступила оперативная информация, что на свидетеля готовится покушение, можно ли его увести». Он (судья – ред.) ответил: «Нет, нельзя, пусть говорит». Он начал рассказывать, как он пришел работать туда (в донерную — ред.). И потом успел сказать: «Серик К. меня ничего не просил покупать, религиозно-экстремистские темы я с ним не вел. Никакие компоненты я вообще не покупал, и я все отрицаю». И в это время подходят сотрудники ДКНБ, скручивают ему руки и силой выталкивают его из зала судебного заседания. Мы обратились в Верховный суд, в Генпрокуратуру, что неправомерные действия были. Прокурор в этот момент исчезла, и на процесс она не вернулась, хотя процесс не был окончен, еще потом минут 15-20 продолжался, — резюмировала общественный защитник.

Процесс продолжается. Суд должен приступить к просмотру видеоматериалов.

От Айнур Коскина

Айнур Коскина Живу и работаю в Астане. В детстве мечтала быть юристом, но стала журналистом.

Просмотреть все материалы

Посетите сайт

Последние твиты

Добавить комментарий

 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>