Столичного бизнесмена обвинили в «лжетерроризме» и отдали под суд

В Есильском районном суде №2 г. Астаны идут слушания по весьма интересному делу. Предпринимателю предъявлено обвинение по статье «лжетерроризм». На скамье подсудимых — владелец ресторана, расположенного в элитном жилом комплексе столицы. По версии следствия именно его действия стали причиной переполоха в аэропорту Астаны в январе 2013 года.

Астана.Суд над телефонным террористом

Астана.Суд над телефонным террористом

— Обвинение предъявлено по статье 242 в заведомо ложном сообщении о готовящемся акте терроризма. 17.01.2013 года около 19 часов 30 минут гражданин Б., находясь в состоянии алкогольного опьянения, действуя из хулиганских побуждений, со своего мобильного телефона произвел неоднократные звонки в информационно-справочную службу международного аэропорта и сообщил, что на борту воздушного судна, вылетающего в Стамбул, находится гражданин Б-в, который пронес на судно взрывчатое устройство — бомбу, — прокомментировал обвинение начальник управления главной транспортной прокуратуры Ерлан Тюлегенов.

Работниками международного аэропорта были эвакуированы пассажиры этого судна. Но ни бомбы, ни взрывчатых веществ обнаружено не было, а материальный ущерб оценили в  1 млн. 588 тыс. тенге. И все же подсудимый не похож на типичного «лжетеррориста». Он открыто заявлял по телефону свои анкетные данные и номер сотового телефона. Более того — он сам приехал в аэропорт.

— Я работаю в аэропорту г. Астана в качестве диктора. У нас на информационном бюро имеются три телефона на один номер. Приблизительно в 19.30 поступил звонок. На первый звонок ответила оператор, сидевшая напротив меня. Она повесила трубку и начала паниковать: «На стамбульском рейсе — террорист!» — рассказывала на суде свидетельница, — Мы сразу же доложили на диспетчерскую службу и службу авиационной безопасности.  Еще один телефон находится на первом этаже, на справочном бюро. Там сидела другой оператор. Второй звонок поступил к ней, мы вышли на селектор и сказали, чтобы она не паниковала и спокойно разговаривала. Третий звонок поступил ко мне.  Я начала беседу. Он представился, назвал фамилию, год рождения. Что он хочет сообщить, что на рейсе на Стамбул есть человек по имени Саид (Б-в — ред.), у него находится бомба. Он также сообщил о своем местонахождении.  Потом я уточняла, какое взрывное устройство, он сказал: «Я не знаю точно». «Главное, чтобы вы остановили Саида Б-ва», — говорил звонивший. Как только вы его остановите, перезвоните мне, и оставил свой сотовый.

В ходе судебного заседания выяснилось, что телефоны международного аэропорта Астаны не оборудованы  аудио устройствами для записи поступающих звонков. А разговор с предполагаемым телефонным террористом операторы записали на диктофон личного мобильника.

— Почему нет записывающего устройства в телефонах аэропорта? — задал вопрос адвокат подсудимого Нурмахан Зулпхаров.

— Мы много раз обращались в нашу администрацию, денег нет говорят… От нашей службы наш начальник писал, чтобы поставили записывающую связь, — ответила свидетельница

— Я разве указывал в разговоре слово «бомба» или «взрывное устройство»? — задал вопрос свидетельнице сам подсудимый.

— Еще вы сказали: «Антиполитические взгляды у него на Республику Казахстан и Узбекистан». Так же вы сказали, что если рейс остановят, и мои слова не подтвердятся, то я готов все оплатить, — настаивала на своем свидетельница.

— Я сказал: «оплатить расходы Саида Б-ва». Я же не сказал: «остановите весь рейс», я просил только его снять одного, — продолжал подсудимый.

Выяснилось, что подсудимый и Саид Б-в имеют общий бизнес. Последний, не ставя в известность своего партнера, решил улететь в Стамбул к семье.  Партнер решил снять его с рейса, поэтому и позвонил в справочную службу аэропорта.

— Около 19.00 часов я подъехал к ресторану, там сидел подсудимый и двое его друзей. Когда я прошел на кухню, подошел Б. и спросил фамилию Саида, и правда ли он уехал в Турцию. Я сказал, что — правда. Потом он начал звонить в аэропорт. Потом Б. позвал и попросил отвезти его в аэропорт, — поведал на суде один из сотрудников ресторана

Судья Исаева задала вопрос свидетелю: «А зачем подсудимый спрашивал фамилию Саида? Он что — не знает, кто у него компаньон?»

— Не знаю, — ответил свидетель, — Около часа ждал Б., а когда зашел милиционер и сказал, что здесь ходить нельзя, я  уехал. В час ночи позвонил Саид Б-в и попросил забрать его из аэропорта.

Еще один свидетель, который на момент телефонных переговоров с оператором справочной службы находился с бизнесменом, настаивал на том, что не слышал слов «террорист», «бомба», «взрывчатые вещества».

— Мы с Б. встретились у входа в ресторан, там уже сидел еще один друг. Потом он спросил: «Где Саид?», ему сказали, что он улетел. Мы сели вместе, заказали себе, потом Б. позвонил в аэропорт, узнал, когда рейс из Ташкента прилетает, когда вылетает в Стамбул, — вспоминал события 17-го января  свидетель.

— Когда он звонил, вы постоянно находились рядом или нет? Слова «бомба», «террорист», «взрывчатое устройство» говорил? — задал вопрос адвокат подсудимого.

-Если бы такое он говорил, я бы сразу услышал. Когда человек говорит «бомба» или «террорист», конечно обратишь внимание. А когда просто разговаривает, вы же не прислушиваетесь. У нас в телефонах тоже такое есть, скажешь: «бомба», сразу тук и включилось, и пошло (запись — ред.), я так думаю.  Угрожающего ничего не было, – утверждал свидетель.

По убеждению адвоката, его подзащитный не подходит на роль «телефонного террориста».

— Алогично, если человек сообщает о бомбе, чтобы он называл свой адрес, свой номер телефона, имя отчество, еще и приезжал в аэропорт, чтобы забрать своего партнера. Хотел просто остановить и забрать обратно. У них были финансовые разногласия, потому что этот партнер, не говоря моему подзащитному, решил внезапно уехать. Из-за чего он и начал звонить, выяснять: есть такой пассажир, нет его, можно ли его снять. Если у него возникнут финансовые проблемы, он оплатит ему расходы. Он звонил в этих целях, а не то чтобы о бомбе сообщить, — говорит Нурмахан Зулпхаров, — Почему-то аэропорт — такой бедный у нас, что не могут поставить аудиозаписывающее устройство у себя. А мой подзащитный говорит, что он не употреблял слов «бомба» , «террорист», «экстремист», «взрывчатое вещество». Нам бы помогло аудиозаписывающее устройство, мы бы просто поставили запись и выясняли: говорил — не говорил. А в данном случае показания свидетелей — работников аэропорта — за истину принимают, мы с этим не согласны.

Финансовый спор двух партнеров по бизнесу вылился в уголовное дело. По данным свидетелей, Саид Б-в все-таки уехал в Турцию, а казахстанский предприниматель – на скамье подсудимых. Процесс продолжается.

Айнур Коскина

Айнур Коскина

Живу и работаю в Астане. В детстве мечтала быть юристом, но стала журналистом.

2 Comments

  1. Получается мужчина не звонил на 112, а позвонил в справочную службу аэропорта, значить шум подняли сотрудники справочной службы международного аэропорта, таким оброзом они и должны отвечать за ложный вызов. Они наверно исугались штрафов и решили посадить невинного человека, который не скрывался абсалютно и даже сам приехал в аэропорт какойже он «лжетеррорист».

  2. Больше всего возмущает то, что столичный международный аэропорт не снабжен устройством, записывающим звонки!

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *