Руководство филиала «Енбек» обвиняют в хищении 88 миллионов

В Актобе судят директора и главного бухгалтера филиала республиканского государственного предприятия «Енбек». Оно занимается обеспечением жизнедеятельности исправительных учреждений и трудоустройством осужденных. Обвинение считает, что женщины присвоили себе бюджетные средства и подделали документы. Миллионы тенге обналичивались  с помощью липового ТОО, у которого не было никакой материальной базы для выполнения договорных обязательств.

Руководство актюбинского филиала «Енбек» обвиняют в хищении 88 миллионов

Руководство актюбинского филиала «Енбек» обвиняют в хищении 88 миллионов

В уголовном деле три эпизода. По версии финпола, 61 миллион тенге дамы получили с помощью двадцати пяти договоров с «Меруерт и К», 25 миллионов заработали на капремонте колонии в Мангистау и еще 2 миллиона умудрились похитить на закупе мяса для зэков из колонии строгого режима в Жеме.

Директор — 57-летняя Жанна Беисова и главбух — 39-летняя Асель Жарманова своей вины не признают, восемь месяцев находятся в следственном изоляторе под стражей.

В понедельник в суде опрашивали свидетелей. Первая — Надежда Дручинина, работала инженером-электриком «Енбек-Актобе» с 2002 по 2012 годы, именно на ее имя было открыто ТОО «Меруерт и К», с которым были заключены договора на поставку. Кроме директора, никаких других работников в ТОО не числилось.

— В 2009 году меня пригласила Беисова и мы открыли ТОО «Меруерт и К» для работы, чтобы закупать товары для обеспечения питания осужденных всех УКА по области. Получала деньги со счета, привозила Беисовой. Счет был в «Нурбанке», деньги поступали из РГП  «Енбек». Беисова сказала, чтобы я пока сдавала чистые бланки отчетов в налоговую инспекцию, потом отрегулируем. Товар не покупала, только деньги привозила, суммы были разные: миллион, чуть больше или чуть меньше миллиона, снимала их два-три раза в месяц, — рассказала Дручинина суду.

Оказывается, что на свидетельницу тоже возбуждали уголовное дело, но его прекратили в связи с деятельным раскаянием. Давать показания она явилась с адвокатом.

— Значит, в ваших документах вы были учредителем, Беисова там не значится, вы же не единственный поставщик товара, почему такое бездушие? Воруют у государства, вас должны были привлечь как пособника, — строго отчитывала свидетельницу судья Кустанова.

— Нет, ничего я не знала, все отдавала Беисовой, — стояла на своем свидетель.

— Они не признают этого, как вы можете доказать, что им отдавали? — не унималась судья.

— Если бы не отдавала деньги, то они не перечисляли бы мне больше, — резонно заметила Дручинина.

Дважды Дручинина выписывала доверенность на получение денег в банке, один раз деньги снимала со счета ее дочь. Она давала показания сразу после матери.

— С 2010 году я работала в «Енбек-Актобе» кассиром. В 2011 году Асель Жарманова подошла ко мне с доверенностью, попросила от ТОО «Мерует и К» съездить в банк снять деньги — 896 тысяч тенге. Я сделала это, отдала Жармановой эти деньги, — рассказала дочь Дручининой Удовенко.

— Вы докажите, что отдали Жармановой деньги, если в банке ваша подпись и лежит доверенность? Приходной ордер требовали? – спросила судья. Ответ получила отрицательный.

Кроме двоих экс-работников филиала «Енбек» никто из свидетелей больше не слышал о фирме «Меруерт и К». Заведующий складом Сапаргали Лукпанов ни разу не получал ничего от этого ТОО. В деле фигурировало другое ТОО — «Глоб», с которым якобы были заключены договора на поставку мясной продукции. Экс-руководитель «Глоб» пришел давать показания в суд и заявил, что никогда не принимал участие в тендерах, объявляемых РГП, и не узнает своей подписи в договорах.

— Учредители продали ТОО в 2012 году, никакого договора с «Енбек» нет, я его не подписывал, хотя печать похожа на нашу. Договора на 3 миллиона 700 тысяч и 3 миллиона 566 тысяч тенге я не подписывал, — рассказал свидетель Аслан Тулегенов.

Подсудимые вину свою отрицали, правда, в самом конце заседания сделала любопытное заявление: мол, запрещает журналистам писать о себе и преступлениях, в которых их обвиняют.

— Вы же понимаете, что я содержусь под стражей, заключенные могут узнать, — заявила Беисова.

Правда, за что зэки могут отомстить экс-директор филиала «Енбек» не уточнила, если она вовремя поставляла все необходимое для сидельцев, то претензий к ней быть не должно. Между тем представитель РГП «Енбек Актобе», проходивший на суде потерпевшим, утверждает, что ущерба от действий подсудимых нет.

 

Сания Рахимова, Актобе

admin

One Comment

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *