Подсудимый по делу об «Астана LRT» ответил на обвинение бывшей возлюбленной Ардана

Подсудимый Улугбек Ачилов прокомментировал показания бывшей возлюбленной главного подозреваемого в хищении 5,8 млрд тенге — экс-директора ТОО «Астана LRT» Талгата Ардана, который находится в международном розыске, пишет корреспондент ИА «NewTimes.kz» Татьяна Мозговых.

Подсудимый по делу об «Астана LRT» ответил на обвинение бывшей возлюбленной АрданаФото: kp.ru

Напомним, Айжан Акбаева сообщила в суде, что передавала 40%-ные откаты от компаний двоюродного брата Ардана именно Ачилову. 

Читайте также: Дело об «Астана LRT»: Что рассказала бывшая любовница подозреваемого

При этом квартира в элитном доме, по ее словам, у нее появилась на накопленные вместе с мужем деньги (Акбаева всю жизнь работала в госорганах, ее муж занимается грузоперевозками), автомобиль ей подарил Ардан, он же якобы оплачивал ей регулярные поездки за границу.

В суде

Как вы прокомментируете показания, которые дала в судеАкбаева, по сути, обвиняя вас в получении и даче взятки? Почему она вас обвиняет? — спросила у подсудимого адвокат Надежда Далабаева.

— Показания надуманные, мы это все понимаем. Из нас двоих это она купила себе квартиру за это время, ездила в Турцию, Китай, купила салон красоты, BMW X5.

— Без стартового капитала? — уточнила адвокат.

—Человек на зарплату начальника отдела кадров вряд ли себе может такое позволить. При этом дает показания, что с первых дней ей было дано указание, что деньги надо передавать мне. Иржанова (заместитель Талгата Ардана) давала примерно такие показания, говоря «Ардан дал указания Ачилову заключить договоры с переводчиками». Том 106, лист 134, договор №1 на оказание услуг профессионального переводчика от 1 апреля 2013 года. Тогда меня не было в «Нур Трейде». Он был подписан между ИП «Сванбаев» и «НурТрейдом» Утегеновым. Высказывания Иржановой — ложные. Договор №2 с переводчиками мной был заключен с ТОО «Сат Сауат», — рассказал Ачилов.

— Она утверждает, что 40% вообще откат предполагался. Вы, как финансист, дайте комментарий: при такой ситуации была бы возможна работа этих трех компаний — ИП «Сванбаев», «Сат Сауат», «Сат клининг» (одна компания занималась переводческими услугами, другая — уборкой, третья привозила сотрудникам всех компаний, работавших в офисе на пр. Туран, 34, обеды)? Если 40% отдавать налево, на 60% возможно ли оплачивать налоги, выполнять все договорные обязательства, выплачивать заработную плату? — продолжила Далабаева.

— 40% — это сумма, которая должна была ударить по бюджету компании. При расчете своих услуг каждый субъект рассчитывает расходы, определяет процентную ставку доходности 15-20% и выставляет стоимость. Забирая 40%, мы загоняем эту компанию ниже точки безубыточности. При таких условиях работать невозможно, — ответил Ачилов. 

Он также отметил, что суду стоит воспринимать показания Айжан Акбаевой и Самата Сванбаева критически. Ведь женщина утверждает, что передавала деньги Ачилову на протяжении двух лет (с 2014 по 2016 годы). Но в 2014 году компания «Нур-Трейд» прекратила какие-либо взаимодействия с переводчиками. Договор с ними был расторгнут 3 декабря 2013 года.

Читайте также: Дело об «Астана LRT»: Бывшая любовница подозреваемого рассказала, на что живет

— Следующий договор был заключен 28 марта 2014 года, но на услуги КУП мы со Сванбаевым и компаниями, которыми руководила Кайнеденова (девичья фамилия Акбаевой — прим. авт.), договоры не заключали, — добавил Ачилов.

— Можно ли расценивать работу этих противоречивых компаний как способ ухода от ответственности, защиты? — спросила Далабаева.

— Я не совсем понимаю этот термин, но складывается впечатление, что им кто-то подсказывал так делать, — ответил подсудимый.

— Для чего? Чтобы самим не оказаться на скамье подсудимых?

— Да.

Стоит отметить, что ранее в суде Айжан Акбаева уверяла: компаниями «Сат Сауат», «Сат клининг», ИП «Сванбаев» руководил брат Талгата Ардана. Однако переводчики и другие свидетели по делу говорили обратное.

— Вот, например, допрос Сатыбалдиновой. Том 143, стр. 47-51. Она говорит (читает из материалов дела — прим. авт.): «Счета-фактуры и акты выполненных работ по ИП «Сванбаев» за услуги питания и по ТОО «Сат клининг» за уборку помещений мне передавались девушкой по имени Айжан, фамилию не помню. Ее кабинет располагался на втором этаже, в котором она сидела одна. Я думала, что она является бухгалтером этих компаний, так как она сама расписывалась в счет-фактурах и актах выполненных работ и заверяла их печатями компаний». Еще одно доказательство, — отметил Ачилов.

— То есть фактическое руководство было за Акбаевой?

— Да.

— Это касается ИП «Сванбаев», «Сат клининга»? — уточнила Далабаева.

— Конечно. По показаниям моего бухгалтера, она владела всеми печатями, сама выставляла счета-фактуры, расписывалась, получала 40%, как она говорит, в виде откатов. Но что это за откат, 40% — это контроль бизнеса называется, владение, — заключил подсудимый.

Улугбек Ачилов — директор компании «Нур-Трейд». Работал над проектом «Астана LRT» в составе консорциума, где главным партнером выступала французская компания SYSTRA. Нынешний директор ТОО «Астана LRT» в суде заявил, что к работе консорциума претензий не имеет.

Ачилова, как и большинство подсудимых, обвиняют в завышении стоимости работ консорциума. В суде он объяснил, что деньги за выполненные работы получали французы и уже потом оплачивали по актам выполненных работ «Нур-Трейду». Он также обратил внимание суда на то, что стоимость работы консультантов по управлению проектом (КУП) была обозначена компанией SYSTRA и утверждена правительством. Нормативов по оплате консультационных услуг в Казахстане не существует, а потому платили по международным нормам (ФИДИК).

Читайте также: Дело об «Астана LRT»: Антикор оценил свободу подозреваемых в 15 млн тенге

Четыре дня Угугбек Ачилов давал показания в суде, пытаясь подробно и аргументированно рассказывать о том, как шла работа по проекту ЛРТ, БРТ, кто за что отвечал и почему следствие сделало неверный (как он утверждает) вывод о виновности подсудимых. Эти показания мы скоро опубликуем.

В чем именно обвиняют подсудимых?

До начала строительства линии ЛРТ правительству необходимо было подготовить все документы, провести тендерный конкурс на реализацию проекта (компании «Астана LRT» уже не существует). На этом этапе финансово-экономическое обоснование (ФЭО), технико-экономическое обоснование (ТЭО) готовили сотрудники «Астана LRT». Компания SYSTRA, как эксперт в области такого рода строительства, выступала консультантом. Эти документы прошли многоуровневую экспертизу министерств, акимата, правительства.

Читайте также: Дело об «Астана LRT»: Почему следствие не возбудило дело на брата Талгата Ардана

В итоге появляются консорциумы SYSTRA — «Нур-Трейд» и «Астана LRT» (занимаются консультациями), «Астана LRT», ТОО «MG-Pro» и TYPSA (составляют ТЭО, ПСД и так далее). Причем TYPSA готовит ПСД согласно международным стандартам, а MG-Pro и «Нур-Трейд» адаптируют эти стандарты под казахстанские реалии.

Так, например, разрабатывая проект БРТ, компания TYPSA предлагала, чтобы автобус ездил посередине дороги, а «Нур-Трейд» отстаивал идею, чтобы автобус ехал с правой стороны: это удешевит проект, будет лучше и целесообразнее для Казахстане, где водители вряд ли станут каждый раз пропускать автобус к остановкам посреди дороги.

В итоге после разработки документации, проведения конкурса на реализацию выясняется, что проект слишком дорогой, и ЛРТ переделывают в БРТ. Снова начинаются консультации, разработка проекта, ФЭО, ТЭО, ПСД, конкурс на реализацию.

После БРТ акимат выдает постановление на создание проекта «Астра». Для чего вообще нужна была эта компания? Свидетели говорят, что хотели сделать большой холдинг, который занимался бы несколькими проектами, где одно направление курировало бы работы только ЛРТ, а «Астра» взяла бы на себя БРТ. К слову, проект «Астра», который готовила компания SYSTRA, и проект БРТ у нас все еще действуют. 

В итоге у всех свое обвинение: Аманжолову, Нурпеисову, Ашиму вменяют в вину проведение экспертиз ФЭО, ТЭО, конкурсов для реализации проекта ЛРТ, Ачилову, Абдыхамитову — работу в консорциуме с иностранными компаниями, Косабаев и Усенов обвиняются в том, что они якобы занимались обналичиваем денежных средств.