Обвинение по делу «Астана LRT» не разобралось, что именно совершили подсудимые – адвокат

Обвинение по делу «Астана LRT» не разобралось, было ли присвоение или растрата бюджетных средств. Кроме того, из обвинительного акта непонятно, кто совершал эти действия, каким способом и в каких количествах. Об этом во время прений суду сообщила адвокат Сауле Акатова, пишет корреспондент ИА «NewTimes.kz» Татьяна Мозговых.

Обвинение по делу «Астана LRT» не разобралось, что именно совершили подсудимые – адвокат

Фото взято с сайта: ichip.ru

В столице Казахстана продолжаются судебные заседания по делу «Астана LRT». На скамье подсудимых бывший начальник управления пассажирского транспорта и автомобильных дорог столицы Рашид Аманжулов, бывший депутат и секретарь маслихата Нур-Султана, экс-руководитель ГУ «Управление экономики и бюджетного планирования города Астаны» Жанат Нурпиисов, экс-председатель правления АО Astana Innovations Талгат Ашим, а также сотрудники разных предприятий: Улугбек Ачилов, Тимур Касабаев, Дулат Мусенов, Даурен Абдыхамитов.

Организаторы (по версии следствия) преступления бывший заместитель акима столицы Канат Султанбеков и экс-глава «Астана LRT» Талгат Ардан находятся в международном розыске.

Аманжолову, Нурпиисову и Ашиму вменяют в вину проведение экспертиз ФЭО, ТЭО, конкурсов для реализации проекта ЛРТ, Ачилову, Абдыхамитову — работу в консорциуме с иностранными компаниями. Косабаев, Усенов обвиняются в том, что они занимались обналичиваем денежных средств. 

В суде:

— Из текста обвинения усматриваются противоречия в доводах обвинения. В одних случаях они квалифицируют действия Аманжулова как пособничество в присвоении похищенных денег, а в других случаях, как пособничество в растрате вверенного имущества. При этом непонятно, что именно было присвоено, что было растрачено и кем. А по эпизоду «КУП проекта LRT (ЛРТ) 2013 г. – Консорциум «KSPMC», орган досудебного расследования в обвинительном акте не указывает в какой форме (присвоение, растрата) совершено хищение, — обратила внимание суда Сауле Акатова.

Читайте также: Дело об «Астана LRT»: Cледствие не предъявило обвинение экс-акиму столицы

Она напомнила, что термины «присвоение» и «растрата» обозначают различные по своему содержанию и правовому статусу квалифицирующие признаки предъявленного обвинения.

— Похоже, обвинение само не разоралось было ли присвоение или была растрата. Если были, кто их совершил и способ совершенного преступления, — отметила она.

Верховный суд в своем Нормативном постановлении давал такое разъяснение этим понятиям: присвоение — это форма хищения, состоящая в совершаемом с корыстной целью противоправном безвозмездном обращении чужого имущества, вверенного виновному, в свою пользу или в пользу других лиц, причинившем ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества, если виновный еще не истратил или иным образом не произвел отчуждение имущества. Когда виновный истратил либо иным образом произвел отчуждение похищенного имущества, то его действия надлежит квалифицировать как растрату.

— Не установив кем, в какой форме и каким способом совершено хищение бюджетных денежных средств, а также мотив совершенного хищения, невозможно квалифицировать действия Аманжулова Р.М. как уголовное преступление. Следовательно, предъявленное ему обвинение в пособничестве в присвоении и растрате бюджетных средств в размере 5, 833 млрд тенге, незаконно и необоснованно. Более того, по всем эпизодам в целом и в отдельности не установлена сумма хищения, и кем она присвоена или растрачена, — добавила адвокат.

По ее мнению, заключения специалистов (на них ссылается обвинение), определяющие сумму хищения бюджетных денежных средств, «крайне скудны, мало аргументированы и не профессиональны». А значит, не могут быть признаны достоверными и допустимыми. Адвокат убеждена, что приложенные ею документы (протокола собраний правительства, республиканской бюджетной комиссии, заинтересованных министерств) подтверждают невиновность Аманжулова. Ведь все решения принимали «на верху», а сотрудники акимата были только исполнителями, выполняющими протокольные поручения.

Читайте также: «Все это обман!»: Следствие по делу об «Астана LRT» не искало главных организаторов преступления

Она уверена, что суд должен был назначить дополнительно судебную экспертизу (возможно комплексную), поручив ее профессиональным судебным экспертам с большим опытом работы, в том числе в области бюджетного законодательства. И только такое исследование позволило бы выяснить все обстоятельства дела. Однако суд, в таком ходатайстве ей отказал.

— Есть еще один момент, который ставит под сомнение обвинение в отношении Аманжулова. В самом начале обвинение называет его членом организованной группы, а в дальнейшем он фигурирует уже как соучастник организаторов и членов организованной группы в форме пособничества. Не различать эти два разных понятия, значит не иметь понятие вообще, в чем они обвиняют Аманжулова. В силу сказанного, создается впечатление, что следствие пошло по наиболее легкому пути, возложив всю вину по возможно имевшим место нарушениям на рядовых исполнителей. Очевидно, что уникальность и масштабность Проекта LRT, BRТ/ITS могли приниматься только на самом высоком уровне. И это доказано всеми материалами дела, — продолжила защитник.

Она также отметила, что следствие называет пособниками представителей иностранных компаний SYSТRA, TECNICA Y PROYECTOS, S.A., «Бюро Веритас Индастриал Сервисез». В обвинительном акте четко сказано (и прокурор во время прений это повторил), что они «способствовали совершению хищения при реализации Проекта «Новая транспортная система города Астаны». Тем не менее, ни одного сотрудника этих компаний к делу в качестве виновных или подозреваемых не привлекли. Этот факт, по ее словам, еще раз подтверждает, что виновных не искали, а назначили из списка исполнителей.

— Более того, не было произведено никаких следственных действий по проверке законности деятельности этих компаний и лиц. Хотя, обвиняя их в пособничестве, что само по себе указывает на их участие в совершении преступления, следствием не были произведены все необходимые процессуальные действия. Следствие ограничивается формальным направлением отдельных запросов, поручений уполномоченным учреждениям Франции, Испании, Турции, Канады, Великобритании и Северной Ирландии, не приводя никаких доказательств и называя их свидетелями. Такие документы запрограммированно должны были остаться без соответствующего внимания со стороны следственных органов Франции и других стран. Так оно и случилось.

Теперь следствие и обвинение пытаются убедить всех, что во всем виноваты те лица, которые выполняли в силу своих должностных обязанностей указания и поручения, сформированные на уровне главы государства, премьер-министра, РБК, правительства РК и парламента РК, программных документов, — заключила она.

Стоит отметить, по мнению прокурора, все подсудимые совершали преступления из корыстной цели. Вот только, в чем именно проявилась корысть не определено. Между тем, корысть — это элемент состава преступления для его квалификации и установления мотива совершенного противоправного деяния.

Не установив в чем, состоит корысть, невозможно квалифицировать действия подсудимых как уголовное преступление, совершенное из корыстных побуждений, а значит предъявленное обвинение в пособничестве в присвоении и растрате бюджетных средств по всем эпизодам, незаконно и необоснованно. Но это только с точки зрения теории юриспруденции. Что будет на практике, узнаем позже.