Мать обвиняемого в наркоторговле уверена — у сына хотят забрать квартиру

Родственники подсудимого, настаивают, что человека с психическими расстройствами обвиняют в торговле наркотиками. Однако, как считает его мать, главной целью полицейских была однокомнатная квартира в старом центре Астаны. После отказа адвоката защищать ее сына, мать сама готова быть правозащитником и юристом.

родственники подсудимого

родственники подсудимого

В межрайонном уголовном суде столицы началось главное судебное разбирательство в отношении гражданина С. Ему предъявлено обвинение по статье 259 ч.3 (Приобретение, хранение и сбыт наркотических средств в особо крупном размере).

«Гражданин С. 28 декабря 2012 года при неустановленных следствием обстоятельствах незаконно приобрел установленное в ходе следствия наркотическое средство героин в крупном размере (0,999 грамм), которые незаконно хранил при себе с целью дальнейшего сбыта. 28.12.2012 года в Управление по борьбе с наркобизнесом ДВД г. Астана с письменным заявлением обратилась гражданка Ж., добровольно изъявившая желание оказать помощь сотрудникам полиции, для разоблачения преступной деятельности гражданина С.», — зачитал обвинительное заключение участвовавший в процессе прокурор.

Покупала гражданка Ж. героин на меченые купюры, выданные ей полицейскими в присутствии понятых. Правда, задерживать предполагаемого наркосбытчика полицейские не стали. Тогда добровольная помощница 8 января 2013 года снова сыграла «покупателя» и приобрела около одного грамма героина. И уже спустя еще 11 дней полицейские задержали обвиняемого в его квартире. Однако обнаружить наркотики в его жилище так и не удалось.

Судебное разбирательство должно было начаться с опроса потерпевшей и свидетелей, но гр. Ж. на заседание суда так и не явилась. По словам родственников подсудимого, полицейские просто воспользовались неадекватностью мужчины.

«В 2000-м году мой сын был осужден за кражу на 7 лет, но спустя три года его условно освободили. Затем он устроился на работу водителем. Девять лет назад, после автокатастрофы, Леня перенес сложнейшую операцию на головном мозге. С тех пор он страдает психическим расстройством», — рассказывает мать подсудимого, — «После удаления отмирающих корней зрительного нерва он стал плохо видеть, а затем и слабо слышать. У него — инвалидность. После травмы у сына были невыносимые головные боли, и врачи прописали сильнейшие препараты, например «Трамадол»».

По словам подсудимого, с гражданкой, добровольно изъявившей желание оказать помощь сотрудникам полиции, он познакомился еще в 2010 году.

«Я снял ее на точке у «Коктема». Она сказала, что ее выгнал муж, отобрал детей, и она вынуждена заниматься проституцией», — заявил на заседании подсудимый.

Во второй раз женщина появилась спустя два года, когда инвалид со своей гражданской женой переехал в однокомнатную квартиру, принадлежащую его матери.

« Его жена попала в больницу, тут появилась эта девица. Она приносила ему наркотики, говорила, что это лекарство, голова болеть не будет. А он же не понимает, принимал их», — говорит Валентина Афанасьевна.

Родственники подсудимого настаивают, что его просто «подставили», а псевдопокупательница работала в одной связке с полицейскими.

«На задержание полицейские приехали со своими понятыми, как будто в 60-квартирном доме людей нет. Нет прямых доказательств хранения и сбыта наркотиков моим сыном. Все основано лишь на показаниях гражданки Ж.», — настаивает мать подсудимого.

Кроме того, «закупочные деньги», оформленные протоколом полиции, так и не были изъяты у «продавца». Когда сына взяли под арест, к Валентине Афанасьевне начали поступать звонки с угрозами: «Продай квартиру, иначе потеряешь сына».
«Когда пришла к нему (сыну — ред.), он мне сказал: «Мама продай квартиру». Я говорю: «Куда продам? Кому отдам?» Он ответил: «А здесь подскажут, кому отдать». Я считаю, что весь сыр-бор из-за квартиры», — настаивает мама подсудимого.

По мнению родственников, верх непрофессионализма проявил и адвокат, предоставленный государством.

«Я ему позвонила, говорю: «Где Леня?» Он ответил, что сын сидит в СИЗО. Мне платить нечем, у меня 40 тыс. пенсия. Он ответил: «Ищите другого адвоката». Он не работал, но документы все им подписаны», — с возмущением рассказывает Валентина Афанасьевна.

Отчаявшись искать помощи у юристов, 70-летняя мать сама взялась за защиту. Сейчас общественный защитник Валентина Афанасьевна штудирует Уголовный кодекс, чтобы доказать невиновность своего сына. Родственники подсудимого готовят ходатайство об изменении ему меры пресечения, поскольку он нуждается в срочной реабилитации из-за сезонного обострения заболевания.

Айнур Коскина

Айнур Коскина

Живу и работаю в Астане. В детстве мечтала быть юристом, но стала журналистом.