Лайфхак от Антикора: Как сделать документы не имеющие процессуального смысла главным доказательством по делу

 

В Военном суде Акмолинского гарнизона продолжаются заседания по делу генерал-майора Копбаева. Мы уже выяснили, что все дело строится на показаниях знакомого генерала Алмаса Бекбауова (утверждает, что дал генералу взятку в 200 тыс. тенге за трудоустройство племянника, вот только племянник в суде показания эти не подтвердил). Узнали, что Бекбауов стал искать встречи с сослуживцем после того, как узнал о его повышении по службе. И этот же Бекбауов написал явку с повинной о том, что дал взятку. Правда в своих показаниях все время путается. Но это детали.

Алмас Бекбауов и его адвокат

Алмас Бекбауов и его адвокат

Еще одним важным, по версии обвинения, доказательством является явка с повинной самого генерал-майора Копбаева, в которой он признается в получении взятки. И это могло быть так, если бы не несколько «но»: на явке нет подписи Копбаева, а видеозапись, якобы, подтверждающая момент передачи денег вызывает сомнения.

Так, например, на этой видеозаписи невозможно разобрать лиц. Более того, она была изъята из торгового центра с нарушением процессуального законодательства. Об этом в ходе судебного заседания сообщил Копбаев и его адвокаты. Судья пытался разобраться в ситуации.

Как это было:

— На счет выемки диска  из торгового центра, был какой-то протокол составлен? Как проводилась выемка диска? – спросил судья Акпар

— Видите, 3 мая производили выемку оперативными путями, потому что на тот момент регистрации уголовного дела не было. Там проводилось дело оперативной проверки, насколько я помню. Я когда изучал записи, 3 мая диски были изъяты, дата записей такая стоит, — ответил ему следователь Куатканов

— Мы заявляли уже ходатайство о том, что источник этой записи неизвестен. Мало того, там мы не можем никак идентифицировать людей, я себя никак не могу узнать. Поэтому я указываю на нарушение процессуальных норм, — отметил для суда Копбаев.

— С 3 мая получается до 16 января, не изучалась эта запись? – продолжил допрос судья

— До 16 января не изучалась. Я 16 января осмотр записей произвел, — ответил Куатканов

— А 3 мая протокола не составлялись? – еще раз уточнил Акпар.

— Там же дела не было, а мы только в рамках дела можем изымать, а там была оперативная проверка, операми как-то изымалась эта запись. А вот Кайрат Рашидович говорит, что не может себя опознать. По окончанию ознакомления с материалами уголовного дела с его стороны не было заявлено ходатайство о том, что он себя не узнает, что это не он, — ответил следователь.

— А он и не обязан был заявлять это в тот момент, — ответил ему адвокат генерал-майора.

— Ну почему? – изумился следователь. — Он может заявлять ходатайство.

— Может, но не обязан. Не надо на него теперь перекладывать ответственность за свои недостатки следствия, — резко отозвалась на реплику следователя адвокат.

Позже судья спросит у следователя, почему оперативник Рамазанов не составил рапорт или протокол выемки, когда передавал запись с камер наблюдения ТРЦ Керуен для приобщения к делу следователю. Куатканов ответит, что не может ответить на этот вопрос.

генерал-майор Кайрат Копбаев

генерал-майор Кайрат Копбаев

Писал ли Копбаев явку с повинной?

Кроме того, судью интересовала явка с повинной Копбаева, приложенная к материалам дела. Дело в том, что в обвинительном акте прокурор указывает, что офицер признал свою вину. Вот только к делу подшита явка, но без даты и подписи Копбаева. Более того, генерал с самого начала судебных заседаний отрицает свою вину и причастность к получению взятки в размере 200 тыс. тенге.

— Расскажите, как оформлялась явка с повинной Копбаева? Как это происходило? – спросил судья Акпар.

— Явку с повинной Копбаев написал перед началом допроса, в качестве подозреваемого. Там как раз присутствовали 2 адвоката: Бахытбек Булеулиев (был «засвечен» в нескольких делах, как адвокат, навязывающий своим подзащитным сделку со следствием – от авт.) и Бекежанов Канат. Сам Копбаев был и он сам добровольно изъявил желание написать явку с повинной, написал, дал показания. Просто я вот эти все обстоятельства в деталях не помню. Помню, что собственноручно писал явку с повинной. Он признавал там свою вину за получение взятки, расписывал, за что получил. Потом в ходе допроса также пояснил получение им взятки. Допрос провели с использованием видеокамеры, — ответил Куатканов.

— Почему в явке нет даты и подписи Копбаева? – задал логичный вопрос судья Акпар

— Так… (длинная пауза) ну… (пауза короче) она им самим была написана собственноручно. Почему не поставил, я тогда не обратил внимание, потому что он сам заполнял все, — ответил следователь.

— Это вы отбирали у него явку с повинной? – продолжил суд

— Да.

— А почему подпись не посмотрели?

— На оборотной стороне все заполнено было, и я на подпись не обратил внимания, — пояснил Куатканов.

— Он при вас писал?

— Да, также адвокаты все присутствовали. Я, тогда как раз камеру брал, с этими моментами ходил, к допросу готовился. После того, как он написал, я спросил: «написали?», он ответил: «да, написал», — немного изменил свои показания следователь

— 29.01.20 года он в присутствии адвокатов давал показания? – продолжил суд.

— Да. На видео видно. В конце протокола допроса можете посмотреть, там адвокат Булеулиев задает вопросы там.

— По поводу 200 тыс. что пояснил?

— Он пояснил: «да, действительно получал». Но он так по сумме сказал: «со слов Бекбауова там было 200». Вот так в показаниях он говорил. Я спросил: «какую сумму он передавал?», он ответил: «со слов Бекбауова там было 200». И Бекбауов в своих показаниях говорил, что он, когда ему в карман деньги вложил, сказал: «200».

— А за что были эти деньги? – продолжал судья

— За трудоустройство племянника Улукпанова Турара.

— Куда делись эти деньги, рассказывал?

— Да, говорил, что потратил, вроде на свои личные нужды. И про эти деньги никому не говорил, также в допросе указывал, — ответил Куатканов

— А на счет возврата денег, какие показания давал? – поинтересовался судья

— То, что Бекбауов к нему обратился и сказал, что Улукпанов Турар не был трудоустроен, и поэтому нужно было вернуть деньги, и поэтому вернул деньги. Вроде так было. Не помню. По протоколу надо посмотреть.

WhatsApp Image 2020-09-07 at 15.53.28

— Как Копбаев давал явку с повинной, как это происходило? – вернулся к началу судья

— Это было после задержания, когда его привезли для проведения допроса, он сказал, что хочет обратиться с явкой с повинной, хочет признаться в получении, дать признательные показания. После этого ему был предоставлен лист бумаги, ручку сам он взял и как раз адвокаты присутствовали. Булеулиев у него был с 17 января и Такежанов пришел, и он написал явку с повинной и сразу же был допрошен по обстоятельствам, — пояснил следователь Куатканов

— Разговоров не было про процессуальное соглашение?

— Я разъяснял статьи о порядке применения процессуального соглашения. Им было заявлено ходатайство, он там расписался, в получении взятки, подпись ставил, сам писал. Но мною было в ходатайстве отказано, так как по делу были другие эпизоды, которые не были исследованы и рассмотрены, и из-за этого я ходатайство отклонил, — сказал Куатканов.

В разговор стали вступать защитники Копбаева. Они напомнили следователю, что явка с повинной пишется только в случае, если орган досудебного расследования не знает о фактах совершенного правонарушения. И никак не может быть написана, и уж тем более быть отобранной, в ситуации, когда подозреваемого уже задержали по обвинению.

— Если Копбаев сам изъявил желание, я ему, как бы, не препятствовал. Добровольно написал, мы приобщили к делу, — ответил на это следователь Куатканов.

— Вы понимаете, что процессуально этот документ не имеет смысла, потому как процессуально явка с повинной не может быть в принципе. Почему вы допускаете нарушение УПК? – поинтересовался адвокат

— Это было его желание. А имеет это нарушение или не имеет, это на усмотрение суда, — ответил Куатканов

— На каком основании вы взяли на себя право прокурора отклонять ходатайство о внесении процессуального соглашения? Вы не имеете на это право, — продолжил адвокат разговор в логике обвинения

— Копбаев имел право самостоятельно обратиться в прокуратуру, — ответил Куатканов

— А на каком основании вы взяли на себя полномочия прокурора, — переспросил адвокат

— Так как на момент обращения его с явкой с повинной имелось другое заявление, которое было соединено с этим уголовным делом, и процессуальное соглашение отразилось бы на всесторонности второго дела, — все же ответил Куатканов.

WhatsApp Image 2020-09-07 at 15.53.27

Немного позже Копбаев пояснил, что действительно писал явку с повинной 1 февраля 2020 года. В субботу. Вот только он был приглашен к следователю один без адвоката.

— Уважаемый председательствующий, вы посмотрите 28-го (января), когда меня закрывали, я уже был в статусе подозреваемого. Более того, 29 (января) в 00:13 мне предъявляют фабрикацию подозрений. Я подозреваемый на 12 часов. О какой явке может идти речь? – сообщил Копбаев

— Вы же сами ее написали? Зачем тогда писали ее? – перешел на крик следователь

— Мы еще дойдем до моего допроса. Меня еще не допрашивают. Я просто обращаю внимание на нарушения, и уважаемый председательствующий, я прошу учесть, потому что посмотрите на дату регистрации – 30 января. Но если меня 28 января признали подозреваемым, то о какой явке с повинной может идти речь. Это первое. Второе – я отказался подписывать. По одной простой причине, мне даже не знакома фамилия Улукпанова, я и в своих показаниях говорю – Улукпанова я не знаю. И я здесь не пишу, …. Это была выстраданная, выжатая явка с повинной. И когда вы мне сказали поставить дату и подписать я отказался. По одной простой причине…., — говорил Копбаев, но следователь начинает перебивать его, возмущаться.

Правда, чем конкретно он возмущен – непонятно. Через зум сложно разобрать. Адвокаты просят судью успокоить Куатканова. После того, как в зуме заседаний наступает тишина, Копбаев продолжает:

— Я сам писал, я не отказываюсь. Это мой почерк. Но я отказался подписать, потому что я заведомо знал, что без подписи и даты, это не будет являться доказательством. И Куатканов не настаивал. Он знал, что я не подписал. Я сказал, «не буду указывать фамилию Улукпанова». Я сознательно на это шел. Какое отношение ко мне имеет Улукпанов? Я эту фамилию первый раз слышу.

Далее. 1 февраля. Это была суббота, меня одного вызывают. Да, я подписал процессуальное соглашение. Ну, вы представьте. Меня одного вызывают под угрозой закрыть и ст. 167. А вы посмотрите, обязательно ли участите защитника при рассмотрении ходатайства о процессуальном соглашении? Соглашение заключается с участием защитника – обязательно! А если защитник не присутствует, то заключение исключается из числа доказательств. Я это знал. Поэтому я написал. А явка с повинной тоже оформлена ненадлежащим образом, я это тоже знал, я не стал подписывать, — рассказал Копбаев.

— На допросе в качестве подозреваемого, на вопрос «признаете ли вы свою вину?», вы сказали: «да, признаю». Было же такое? – не успокаивался следователь

— Уважаемый председательствующий, если вы хотите, давайте начнем. Я расскажу все. Но вы же меня еще не допрашивали, а вот когда вы меня начнете допрашивать, я расскажу, все что мне известно, — обратился генерал к суду и продолжил — Я прошу обратить внимание, явку с повинной, я настаиваю, чтобы вы исключили из числа доказательств. А процессуального соглашения нет в материалах дела. Оно не включено в состав доказательств.

Следователь Куатканов

Следователь Куатканов

Почему Копбаеву изменили меру пресечения

Судья и адвокаты также интересовались о причинах изменения меры пресечения Копбаеву с домашнего ареста (на нем он находился месяц) на содержание под стражей (уже более 6 месяцев). Оказалось, что к следователю обратился Бекбауов (знакомый Копбаева и главный свидетель по делу) и сообщил о том, что ему поступают звонки с угрозами, с неопределенного номера. Из-за чего, он стал испытывать страх за свою жизнь, а генерал-майор был отправлен в СИЗО.

— Вы установили, кто звонил по поводу угроз Бекбауову? Была ли установлена достоверность данных, которые были основанием для изменения меры пресечения, — спросил у следователя адвокат

— Мною было направлено поручение в оперативное подразделение с целью установления причастных лиц, и кто именно совершал звонки с телефона. Из показаний Бекбауова был скриншот, что с телефона жены Копбваева производились звонки, — ответил следователь.

— Вы установили лиц, которые угрожали? – уточнил вопрос адвокат

— Не установили. На тот момент, — ответил Куатканов

— На каком основании вы не изменили меру пресечения тогда, раз факты не подтвердились?

— Это уже право следователя.

— Вы злоупотребили своим правом, и, не подтвердив данные об угрозах, все равно оставили меру пресечения? – удивился адвокат

— Со стороны Бекбауова имелись опасения. Он боялся за себя, переживал, и поэтому я не изменил меру пресечения. Оснований не было, — ответил Куатканов.