Widgetized Section

Go to Admin » Appearance » Widgets » and move Gabfire Widget: Social into that MastheadOverlay zone

Кульпаш Утемисова, осуждённая экс-судья: Мой случай – наглядный и жестокий урок всем судьям

В заголовке – строчки из материалов, написанных самой Кульпаш Утемисовой. Их в редакцию «Радиоточки» отправили родные экс-судьи Алматинского городского суда.

Её дело — беспрецедентное в истории казахстанского права. Судей и раньше приговаривали – за получение взяток, например. Но за вынесенное решение – никогда.

Началось всё с заключения под стражу предпринимателя Александра Сутягинского. Его обвинили в том, что он заказал убийство своего бизнес-партнёра Гаркушкина своему же водителю. Последний сообщил об этом в полицию, убийство инсценировали. Специализированный межрайонный суд Алматы по уголовным делам приговорил Сутягинского к 12 годам лишения свободы.

Когда дело дошло до апелляции, его на рассмотрение отдали Кульпаш Утемисовой. Разобраться с ним ей не составило бы особого труда. История, конечно, не совсем заурядная, но в практике этой судьи были и позапутанней. Она в 1985 году начала работать в прокуратуре, в 97-м перешла в Алматинский городской суд. В 2012 году была награждена медалью «За безупречную службу» третьей степени. То есть, на момент получения дела Сутягинского, имела многолетний судебный стаж без жалоб и дисциплинарных взысканий.

И судья Утемисова вынесла такое постановление: переквалифицировала действия Сутягинского, приговорила его к 6 годам лишения свободы условно и отпустила прямо в зале суда.

Подобное в казахстанской системе правосудия тоже случалось неоднократно, но вокруг этого приговора был создан большой резонанс. В отношении Кульпаш Утемисовой вынесено частное постановление, затем возбуждено уголовное дело с формулировкой «заведомо неправосудный судебный акт, повлекший тяжкие последствия». Под «тяжкими последствиями» подразумевается нанесение ущерба имиджу судебной системы и то, что Сутягинский подался в бега.
Самое интересное происходило уже после того, как Кульпаш Утемисова оказалась в роли подсудимой. Разные источники утверждают, что дело усложнилось по нескольким причинам. Александр Сутягинский приходится старшим братом владельца Омского нефтеперерабатывающего завода, бывшего депутата Госдумы, приближённого к российской элите Михаила Сутягинского. СМИ, ссылаясь на собственные источники, сообщали, что за обвиняемого предпринимателя ходатайствовали прямо из Кремля – это раз. Александр Сутягинский с помпой и приглашением лично президента открыл в Казахстане два прорывных промышленных проекта – заводы по производству биоэтанола и кристаллического кремния – это два.

Впрочем, Кульпаш Утемисова в своих жалобах пишет, что решила смягчить наказание Сутягинскому совсем не из-за политики. А потому, что всесторонне исследовала материалы его дела, чего, по её словам, суд первой инстанции как раз и не сделал.

Бизнесмена обвинили в организации убийства партнёра Гаркушкина по найму из корыстных побуждений. Во-первых, Гаркушкин жив. Во-вторых, Утемисова доказывает, что корыстных мотивов у Сутягинского не было. И именно исходя из этого, по другому квалифицирует его действия и выбирает адекватную, по её мнению, меру пресечения.

Вот что судья утверждает: «При рассмотрении дела Сутягинского судом 1-й инстанции не исследовался ни один документ, связанный с финансово-хозяйственной деятельностью ТОО «Баско» и позволяющий сделать вывод о наличии вообще так называемых «денежных потоков», к контролю над которыми мог стремиться Сутягинский. В соответствии с Уставом контролировать денежные потоки, а также расторгать имеющиеся и заключать новые договоры, Сутягинский имел возможность и без устранения Гаркушкина. Завладеть же имуществом, переданным в аренду, Сутягинский ни в случае устранения Гаркушкина, ни при его присутствии не смог бы, т.к. это имущество находится в залоге в БТА-банка.
В отношении 50% доли в ТОО «Баско», что предъявлено следствием Сутягинскому в вину, то в случае смерти Гаркушкина действовало бы наследственное право (Сутягинский же в круг наследников не входит). То есть корыстный мотив по делу в действиях Сутягинского судом апелляционной инстанции не установлен, напротив, именно потерпевший Гаркушкин незаконно приобрел право собственности на долю участия в юридическом лице и в его имуществе (рейдерство)».
Кстати, в то же самое время, когда судья ведёт апелляционное разбирательство, в отношении того самого Гаркушкина возбуждается уголовное дело. Факт рейдерства доказывается, бывшего «потерпевшего», чуть не ставшего жертвой «заказного убийства» осуждают. Но этот факт потом никак не будет приниматься во внимание уже во время процесса над самой Утемисовой.

И таких нестыковок, вплоть до того, что используемые против Сутягинского доказательства неправомерны, а аудио- и видеозаписи, скорее всего, подделаны — судья нашла очень много. Несмотря на это, её решение поставлено под сомнение.

Главная страница / Материалы / Тексты / Кульпаш Утемисова, осуждённая экс-судья: Мой случай – наглядный и жестокий урок всем судьям
Кульпаш Утемисова, осуждённая экс-судья: Мой случай – наглядный и жестокий урок всем судьям

Общество 10 Октября 2014
Обратная сторона
Автор: Марина Михтаева
Кульпаш Утемисова, осуждённая экс-судья: Мой случай – наглядный и жестокий урок всем судьям
В заголовке – строчки из материалов, написанных самой Кульпаш Утемисовой. Их в редакцию «Радиоточки» отправили родные экс-судьи Алматинского городского суда.
Её дело — беспрецедентное в истории казахстанского права. Судей и раньше приговаривали – за получение взяток, например. Но за вынесенное решение – никогда.
Началось всё с заключения под стражу предпринимателя Александра Сутягинского. Его обвинили в том, что он заказал убийство своего бизнес-партнёра Гаркушкина своему же водителю. Последний сообщил об этом в полицию, убийство инсценировали. Специализированный межрайонный суд Алматы по уголовным делам приговорил Сутягинского к 12 годам лишения свободы.
Когда дело дошло до апелляции, его на рассмотрение отдали Кульпаш Утемисовой. Разобраться с ним ей не составило бы особого труда. История, конечно, не совсем заурядная, но в практике этой судьи были и позапутанней. Она в 1985 году начала работать в прокуратуре, в 97-м перешла в Алматинский городской суд. В 2012 году была награждена медалью «За безупречную службу» третьей степени. То есть, на момент получения дела Сутягинского, имела многолетний судебный стаж без жалоб и дисциплинарных взысканий.
Исудья Утемисова вынесла такое постановление: переквалифицировала действия Сутягинского, приговорила его к 6 годам лишения свободы условно и отпустила прямо в зале суда.
Подобное в казахстанской системе правосудия тоже случалось неоднократно, но вокруг этого приговора был создан большой резонанс. В отношении Кульпаш Утемисовой вынесено частное постановление, затем возбуждено уголовное дело с формулировкой «заведомо неправосудный судебный акт, повлекший тяжкие последствия». Под «тяжкими последствиями» подразумевается нанесение ущерба имиджу судебной системы и то, что Сутягинский подался в бега.
Самое интересное происходило уже после того, как Кульпаш Утемисова оказалась в роли подсудимой. Разные источники утверждают, что дело усложнилось по нескольким причинам. Александр Сутягинский приходится старшим братом владельца Омского нефтеперерабатывающего завода, бывшего депутата Госдумы, приближённого к российской элите Михаила Сутягинского. СМИ, ссылаясь на собственные источники, сообщали, что за обвиняемого предпринимателя ходатайствовали прямо из Кремля – это раз. Александр Сутягинский с помпой и приглашением лично президента открыл в Казахстане два прорывных промышленных проекта – заводы по производству биоэтанола и кристаллического кремния – это два.
Впрочем, Кульпаш Утемисова в своих жалобах пишет, что решила смягчить наказание Сутягинскому совсем не из-за политики. А потому, что всесторонне исследовала материалы его дела, чего, по её словам, суд первой инстанции как раз и не сделал.
Бизнесмена обвинили в организации убийства партнёра Гаркушкина по найму из корыстных побуждений. Во-первых, Гаркушкин жив. Во-вторых, Утемисова доказывает, что корыстных мотивов у Сутягинского не было. И именно исходя из этого, по другому квалифицирует его действия и выбирает адекватную, по её мнению, меру пресечения.
Вот что судья утверждает: «При рассмотрении дела Сутягинского судом 1-й инстанции не исследовался ни один документ, связанный с финансово-хозяйственной деятельностью ТОО «Баско» и позволяющий сделать вывод о наличии вообще так называемых «денежных потоков», к контролю над которыми мог стремиться Сутягинский. В соответствии с Уставом контролировать денежные потоки, а также расторгать имеющиеся и заключать новые договоры, Сутягинский имел возможность и без устранения Гаркушкина. Завладеть же имуществом, переданным в аренду, Сутягинский ни в случае устранения Гаркушкина, ни при его присутствии не смог бы, т.к. это имущество находится в залоге в БТА-банка.
В отношении 50% доли в ТОО «Баско», что предъявлено следствием Сутягинскому в вину, то в случае смерти Гаркушкина действовало бы наследственное право (Сутягинский же в круг наследников не входит). То есть корыстный мотив по делу в действиях Сутягинского судом апелляционной инстанции не установлен, напротив, именно потерпевший Гаркушкин незаконно приобрел право собственности на долю участия в юридическом лице и в его имуществе (рейдерство)».
Кстати, в то же самое время, когда судья ведёт апелляционное разбирательство, в отношении того самого Гаркушкина возбуждается уголовное дело. Факт рейдерства доказывается, бывшего «потерпевшего», чуть не ставшего жертвой «заказного убийства» осуждают. Но этот факт потом никак не будет приниматься во внимание уже во время процесса над самой Утемисовой.
И таких нестыковок, вплоть до того, что используемые против Сутягинского доказательства неправомерны, а аудио- и видеозаписи, скорее всего, подделаны — судья нашла очень много. Несмотря на это, её решение поставлено под сомнение.

И тут ещё любопытнее. Сама защищаясь в суде, Кульпаш Утемисова озвучивает следующие факты: во время работы на неё сильно давили. Её непосредственное на тот момент руководство — председатель апелляционной коллегии алматинского суда Ляззат Мерекенов, председатель городского суда Алматы Мейрамбек Таймерденов, председатель Верховного суда Бектас Бекназаров – сначала требовали от неё оставить приговор с осуждением Сутягинского на 12 лет в силе, затем «разрешили» оправдательное решение за недоказанностью. Что само по себе – несусветица. Ведь декларируется, что никто не имеет права оказывать давления на судью.

Эти факты подтверждает и коллективное письмо алматинских судей: «Такое решение не было угодно руководству суда, которое на многочисленных совещаниях говорили о вине Сутягинского как о деле решённом и, следовательно, не требующем всестороннего и объективного рассмотрения. Явная заинтересованность «надолго засадить Сутягинского» проявилась ещё задолго до оглашения решения судьёй. Освещенные в ряде СМИ события, когда судью доводили до слёз прямо на процессе, действительно, имели место. Председатель городского суда Таймерденов и председатель апелляционной коллегии по уголовным делам Мерекенов бесцеремонно прерывали процесс, запрещали проводить объективное исследование всех материалов по делу, требовали «уйти на больничный», взять самоотвод. Между тем, сама судья к концу процесса в разговорах с коллегами как-то обмолвилась, что по её убеждению Сутягинский вовсе невиновен.

События вокруг приговора лишь подтверждают её правоту. Возможно, эти разговоры дошли и до руководства суда и оно предприняло «решительный штурм». Не секрет, что большие деньги иногда играют большую роль в отношениях между предпринимателями высшей масти и органами правопорядка, суда и следствия. А огромные деньги просто сметают всю логику в действиях этих самых органов. Что, видимо, и произошло на заседаниях Алматинского городского суда и его кассационной инстанции. Судья Кульпаш Утемисова обмолвилась о том, что со стороны «потерпевшего» М. Гаркушкина к ней направлялись ходатаи и предлагали крупное вознаграждение за оставление приговора в силе, заявляя, что «с руководством в этой части вопрос решён». Однако, К.Утемисова не пошла на сделку с собственной совестью и «упустила такой шанс».

О материальной заинтересованности в этом деле не раз упоминала и Утемисова — подтвержала, что Гаркушкин только ей предлагал миллион долларов. Не раз писала пресса и о неприкрытых процессуальных нарушениях, с которыми проводилось следствие в отношении неё самой.

Утемисову осудили на четыре с половиной года общего режима и трехлётним запретом работать в госструктурах. Приговор вынесли 19 сентября 2014 года. Сейчас она находится в СИЗО ЛА 155/18 под Алматы.

«Радиоточка» созвонилась с супругом Утемисовой Канатом Байбачином. В этот момент он как раз стоял в очереди, чтобы передать в тюрьму продукты: «В принципе содержится она нормально. Состояние здоровья удовлетворительное. По этой статье она единственный человек в Казахстане, кто сел. Если бы были тяжёлые последствия, человек умер, а в её деле никто не пострадал, все живы-здоровы. Никому ущерба не было, а ёё взяли и ещё и по второй части – по тяжёлой. Это специально, чтобы можно было её отстранить от общества, от прессы. И вот уже год с лишним держат».

Её родные говорят, что на неё оказывалось давление – Утемисову просили молча признать вину, но ни в коем случае не рассказывать всего того, что она знает. Осуждённая судья не сдаётся. На неделе она отправила кассационную дополнительную жалобу в судебную коллегию Астаны, где снова настаивает, что в том её приговоре не было заведомой незаконности: «Я на данный момент каюсь лишь в том, что проявила слабость, не назначила требуемую экспертизу по видеозаписям и не оправдала Сутягинского, не осмелилась его оправдать из-за требований руководства, заинтересованного в осуждении Сутягинского, а также исходя из интересов нашего государства, так как российские СМИ, еще задолго до рассмотрения мною дела в апелляционном порядке (в этой части публикации приобщены к делу), заявляли, что казахстанские силовые органы сфабриковали это уголовное дело. На момент вынесения мною апелляционного постановления об изменении приговора в отношении Сутягинского я полагала, что такое решение наиболее приемлемый вариант выхода из сложившегося тяжелого положения, созданного незаконным вмешательством руководства суда в отправление правосудия по делу».

«Этот Гаркушкин уже сам осуждён и поэтому, естественно, Сутягинский будет подавать в Верховный суд – он будет доказывать, что он этого ничего не делал. Он вообще по идее должен чистым выйти. Он же был не согласен с решением первой инстанции и был даже не согласен с приговором Кульпаш. Сутягинский по казахстанским меркам в розыске, но кто его разыскивает?! Вы даже интернет откройте, на Омском каучуковом заводе он в совет директоров вошел. Как он мог войти, если он в розыске? А россияне просто знают, что это рейдерство было при покровительстве прокуратуры нашей и судов. И если Сутягинского оправдают, как будут все эти судьи-прокуроры, которые это беззаконие творили, на своих местах сидеть? В то же время Бекназаров был председателем Верховного суда, сейчас Мами. Не знаю, Мами, может, и ждёт, чтобы дело пришло в Верховный суд. После таких решений там многим не поздоровится», — рассказал о надеждах супруг экс-судьи.

Сама Утемисова в систему, где проработала 33 года, похоже, не особо верит — по крайней мере, судя по тому, с чем обращается к общественности (стиль автора сохранен): «Судебная система наглядно показала, какая кара ожидает судей за ослушание своего руководства во имя своей независимости. Получается, что положение о независимости судьи…закреплено только на бумаге! Вынесением обвинительного приговора с помещением меня, бывшей судьи, без учета всех моих данных о личности, возраста (56 лет)…в среду тех лиц, которых я ранее в соответствии с законом и совестью осуждала… всем судьям Республики преподан наглядный и жестокий урок, что их ожидает в случае невыполнения указаний руководства по конкретным делам – инстинкт самосохранения вынудит их по-прежнему вершить правосудие не по закону и совести, а по негласным правилам корпоративной системы».

Добавить комментарий

 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>