Главный свидетель по делу генерал-майора Кайрата Копбаева получил инфаркт

WhatsApp Image 2020-08-28 at 11.51.51 (1)

Главный свидетель по делу генерал-майора Кайрата Копбаева попал в больницу с диагнозом инфаркт-миокарда. Сегодня об этом суд известил его адвокат Имангазин. В письменном виде, он сообщил суду, что его подзащитный попал в Западно-Казахстанский медицинский университет им. Оспанова 25 августа с диагнозом «острый инфаркт-миокарда» и доступ к нему запрещен врачом, кроме передачи продуктов питания. При этом, он приложил справку от врача.

— Я не хочу наговаривать и ничего говорить в отношении свидетеля Бекбауова. Хотя данные обстоятельства в совокупности с другими очень странными обстоятельствами по делу, вызывают недоверие. Поэтому ходатайствую перед судом запросить официальные документы, медицинскую карту Бекбауова со всеми анализами для того, чтобы проверить эти сведения. Этот свидетель является ключевым, и насколько я понимаю, данная болезнь может его в принципе исключить из процесса, — обратился к суду адвокат Сарсембаев.

Свои сомнения в том, что Бекбауов действительно заболел, выразили и другие участники процесса.

— Это странно. Когда мы подошли к ключевым вопросам, когда мы должны его допросить, он заболел. Тем более мы ведем процесс удаленно, — аргументировал свою позицию другой адвокат и также попросил предоставить суду свидетельства болезни.

Генерал Кайрат Копбаев также попросил опросить врача, для того, чтобы узнать, насколько серьезно болен свидетель, и сможет ли участвовать в процессе. Аргументы стороны защиты поддержал и прокурор по делу Ермек Мами. Суд ходатайство удовлетворил, и обещал все выяснить к следующему заседанию.

Напомним, Алмас Бекбауов не только главный свидетель. С него началось это уголовное дело. 15 января  2020 года он пришел с повинной в Антикоррупционную службу, сообщив, что дал своему другу 200 тыс. тенге за трудоустройство в летное училище Актобе своего племянника. 27 января, 200 тыс. ему домой привез знакомый генерала.

На этом заседании участники процесса должны были продолжить допрос Бекбауова, но из-за его отсутствия показания по делу давали другие свидетели.

Алмас Бекбауов

Алмас Бекбауов

Свидетель 1

Сначала суд допрашивал Турара Бахытжана. Этот тот самый друг генерала, который привез домой Бекбауову 200 тыс. тенге.

— Расскажите о передаче денег Бекбауову. Вы же являлись, как, посредником, да? Передавали 200 тыс. тенге. По хронологии поясните суду, — начал допрос Ермек Мами.

— Я хотел бы обратить внимание, уважаемый суд, на некорректный вопрос. Я не посредник. Я не передавал деньги, — отозвался Бахытжан.

По его словам, в то время, брат жены Копбаева лежал в больнице в Актобе. И 27 января меня попросили одолжить денег. Бекбауов должен был передать эти деньги на его лечение. Копбаев мне потом вернул эти деньги. Я приехал домой к Бекбауову и передал ему эти деньги.

— Вы созвонились с Бекбауовым?

— Я не звонил ему. Я приехал по адресу. Зашел в квартиру, посчитал деньги, которые нужно было передать на лечение брату жены, и уехал по своим делам.

— А телефон вам Бекбауова Копбаев дал? – снова спросил прокурор.

— Мне адрес дали.

— А как вы ему позвонили?

— Я ему не звонил.

После этого ответа прокурор сообщил, что в отношении свидетеля проводились негласные следственные действия, которые доказывают, что Бахытжан звонил Бекбауову.

— Я звонил Бекбауову? Не помню, чтобы я ему звонил. Мне говорили, что я ему звонил 28 января. Но я ему не звонил. Если была негласная слежка, значит, вы посмотрели, вы видели. И я надеюсь, что вы видели, что я не звонил никому.

— А как вы потом вместе с Бекбауовым позвонили генералу Копбаеву? (Бекбауов в своих показаниях утверждал, что он звонил генералу в присутствии человека, передавшему ему деньги – от авт.)

— Я отсчитал ему 200 тыс. тенге, и сразу ушел, кому он звонил, я не знаю, — ответил свидетель.

Свидетель 2

Далее суд вызвал на допрос свидетеля полковника Анатолия Сивохина. Он заместитель начальника департамента кадров министерства обороны. Был заместителем генерала Кайрата Копбаева.

— По всем известным обстоятельствам дела дайте пояснения, — начал прокурор

— Какие пояснения я могу дать? – спросил его свидетель.

Далее прокурор выяснил, что свидетель курировал вопросы присвоения воинских званий и наград. Он также пояснил, что их департамент, также курирует образовательные вопросы военных училищ.

— А имя Улукпанова Турара вам знакомо? – спросил прокурор

— В свете последних событий – да. До этого – нет.

— А вообще его документы через ваши руки проходили?

— Я их подписывал, когда их возвращали без реализации. То есть там не хватало каких-то документов, и их вернули. Мне принесли их, чтобы я их подписал для возврата, и я их вернул. Я эту фамилию никогда не слышал, — пояснил Сивохин и позже добавил, что вспомнил об этом моменте, только потому-что в СМИ поднялся шум.

Адвокат Сарсембаев, в свою очередь, выяснял, находился ли Ибраев (начальник летного училища Актобе, куда хотел устроиться племянник) на момент заявленного следствием правонарушения. Свидетель ответил, что после проведенной в 2019 году реорганизации все военные институты республики подчинялись соответствующим Главнокомандующим. А конкретно летное училище – Главнокомандующему сил военно-воздушной обороны.

— Мог ли тогда Копбаев приказать Ибраеву принять на работу Улукпанова? – поинтересовался адвокат

— По всей видимости, нет. Потому-что как, не находясь в подчинении поставить задачу? – ответил свидетель.

Кайрат Копбаев

Кайрат Копбаев

Генерал Копбаев перед тем как задать вопрос, объяснил своему бывшему заместителю, что следствие его обвиняет в создании устойчивой группы по присвоению воинских званий и наград.

— При этом, мне оказывали содействие, и получал я взятки от своих подчиненных. Вы являетесь моим подчиненным, вы поясните суду, были ли такие случаи, чтобы я брал мзду за присвоение государственных наград? Следствие утверждает, что одна из наград стоит 10 тыс. долл., а другая 5 тыс. долл. Вы подтверждаете доводы следствия?

— Нет, не подтверждаю. Такого не было никогда.

Позже Сивохин добавил, что очередные воинские звания присуждаются за выслугу лет, либо за успехи, но только к определенному времени. Такая же политика у присуждения государственных наград. Кроме того, награды присуждает не отдел кадров, а комиссия, куда Кайрат Копбаев не входит.

Он также пояснил суду, что при трудоустройстве в какое-либо военное учреждение, соискатели обращаются либо в военкомат, где им предлагают вакантные места, либо в конкретную часть, где они проходят собеседования и им дают так называемое «отношение» (документ о готовности взять соискателя на работу). И только после этого, документы уходят в министерство обороны.

Стоит отметить, что следствие допрашивало свидетеля только один раз за все время расследования.

Свидетель 3

Арман Альжанов – работал в подчинении у генерала Копбаева. Сейчас работает в частной организации из-за сокращения его должности.

В своих показаниях Бекбауов говорил, что именно Альжанов был назначен Копбаевым для решения вопроса с трудоустройством Турара Улукпанова. А потому однажды на проходной был ему представлен.

Альжанов, сообщил суду, что с Бекбауовым никогда знаком не был. А в министерстве обороны был начальником отдела материально-технического обеспечения, а также курировал призыв.

— Бекбауов в своих показаниях утверждает, что 9 августа вышел из здания МО и встречался с каким-то Арманом. Вы 9 августа встречались с ним?

— Ну я в это время с госпиталя вышел. По-моему я был в отпуске по болезни. Но я не помню такого, чтобы я с кем-то встречался, — ответил свидетель.

Свидетель 4

Хороший знакомый Бекбауова, подполковник Ардак Кумаров – начальник объединенного управления районов Астана и Алматы города Актобе. По данным следствия, в сентябре 2019 года они встречались и обсуждали вопрос присвоения внеочередного воинского звания. После чего Бекбауов стал просить генерала Копбаева помочь Кумарову, и сделать его полковников. На что, получил отказ.

Более того, в своих показаниях на стадии досудебного расследования Кумаров подтверждал, что обсуждал этот вопрос с Бекбауовым и даже отправил ему свое резюме. В суде же от своих слов стал отказываться.

Ардак Кумаров

Ардак Кумаров

Он утверждал, что Бекбауов ему ничего не предлагал, сам он готов ждать повышения в звании до 2021 года (повышение будет положено за выслугу лет), и как резюме оказалось у Бекбауова – не помнит. «Может я ему отправил, может он где-то его взял», — говорил он суду.

— Вы говорили: «Бекбауов мне сказал, что может повлиять на досрочное присвоение мне полковника. Через кого, не говорил, далее просил скинуть ему на телефон резюме, что я и сделал. Однако, до настоящего времени присвоения так и не было. Что было причиной, мне не известно» Почему такие показания давали следствию? – зачитал судья показания свидетеля данные антикоррупционщикам

— Я его не просил.

— Вот следствию, вы на каждом листе подписывались, почему такие показания? Я вам зачитал их.

— Я не помню, для каких целей, я давал ему резюме. Давал или нет.

— Вы вопрос не поняли. Я перед допросом предупреждал вас об уголовной ответственности, что вы должны говорить только правду. Почему тогда, вы следствию такие показания даете, а в суде другие? Каким показаниям мы должны верить? Следствием вы же тоже были предупреждены об уголовной ответственности?

— Предупрежден. Я сказал, что я не помню, давал ли ему резюме, и для каких целей, — сказал он и чуть позже сообщил, что если он так говорил следствию, то «наверное, так оно и было».

— Бекбауов говорил вам, что может повлиять на присвоение звания полковника? – продолжил допрос судья.

— Не помню. Он говорил, что службу проходил с Копбаевым

— А для чего он это говорил?

— Потому что он человек открытый, любит поговорить, — сообщил свидетель.

Пятого свидетеля подключить не удалось. Трудности интернета. Но зато генерал Копбаев заявил ходатайство о привлечении в качестве свидетеля его водителя, который был свидетелем их встречи с Бекбауовым (на ней по словам последнего он передал деньги за трудоустройство), но почему-то не был допрошен следствием.

Следующее заседание состоится 27 августа в 10:00

Татьяна Ковалева, Нур-Султан