Widgetized Section

Go to Admin » Appearance » Widgets » and move Gabfire Widget: Social into that MastheadOverlay zone

Диспетчер, обвинямый в крушении самолета Погранвойск КНБ РК предстал перед судом в Шымкенте

На скамье подсудимых 29-летний диспетчер шымкентского аэропорта. Канат Акильбеков был на рабочем месте в день, когда потерпел крушение самолет пограничных войск АН-72. На борту были 27 человек, все погибли.

Диспетчер Канат Акильбеков дает показания

Диспетчер Канат Акильбеков дает показания

В зале суда собрались подсудимый с адвокатом, десятки журналистов и человек 10 родных погибших пограничников. Они тихо вытирают слезы, в то время как государственный обвинитель Аширбай Сахаев зачитывает материалы уголовного дела. На нескольких листах – хронология того трагического вечера. Здесь огромное внимание даже к секундам.

Самолет с руководителями пограничных отрядов страны и главой казахстанской Погранслужбы Канат Акильбеков принял под свое управление 25 декабря 2012 года в 18 часов 39 минут 18 секунд. За несколько минут диспетчер, по материалам дела, нарушил плавную схему захода на посадку. Ошибки начались в 18 часов 45 минут 9 секунд.

Из материалов дела: «В свою очередь экипаж, выполняя указания Акильбекова на заданной высоте (2150 метров) находится до 18 часов 52 минут 13 секунд в сложных метеоусловиях на удалении 8 км от точки ввода в третий разворот аэродромного круга. Лишь после этого Акильбеков дал указание на снижение воздушного судна. Экипаж не смог своевременно выполнить указание диспетчера на занятие высоты 800 метров, поскольку было необходимо время для изменения скорости с 411 до 351 километров в час, требуемых для выпуска шасси».

После того, как на мониторе не отобразилось снижение самолета, диспетчер дает повторную команду на снижение. Правда, несмотря на то, что АН-72 в 18 часов 53 минуты и 20 секунд находился на высоте, которая была в два раза выше, чем положено, диспетчер не дает экипажу указание проверить правильность установления давления с потдтверждением высоты полета. Этим он нарушил пункт 332 инструкции по организации обслуживания движения.

Из материалов дела: «В 18 часов 53 минуты 27 секунд в результате допущенных нарушений правил безопасности движения своздушного транспорта, Лукпанов, выполняя указания диспетчера, стремясь занять высоту 800 метров увеличил вертикальную скорость движения до 20 метров в секунду, при которой отставание показаний барометрических статомеров от фактической высоты составляло 450 метров».

Через минуту и 10 секунд на мониторе Акильбекова отмечается резкое падение высоты. Сработал даже сигнал о снижении судна ниже безопасной высоты. Правда, тогда подумали, что это ошибка оборудования. И сейчас в суде начальник службы обслуживания воздушного движения Владимир Лужин, проходящий по делу как свидетель, заявляет, такое невозможно. «Загоранию предупреждения предшествовало необъяснимое и невозможное для любого самолета изменение высоты. То есть за период обновления информации на мониторе диспетчера, который составляет 6 секунд, высота изменилась на 310 метров. Для того, чтобы самолет снизился на такую высоту, ему необходимо снижаться со скоротью 51 метр в секунду. Это является невозможным даже для боевого истребителя. Поэтому такое изменение диспетчер воспринял как ошибку системы», — рассказал в суде Владимир Лужин.

Между тем, по материалам дела бездействие Акильбекова считается нарушением подпукнта 2 пункта 466 инструкции по организации воздушного движения. Мол, он не проинформировал экипаж судна о загорании предупреждения и, мол, он во второй раз не выдал указания экипажу проверить правильность установки давления на высотомере заданной высоты полета. Вот только между прозвучавшим сигналом и столкновением с землей по материалам этого же уголовного дела прошло 4 секунды.

«Нарушения правил безопасности полета Акилбекова в совокупности с неправильными действиями экипажа по определению высоты полета в 18 часов 54 минуты 42 секунды на удалении 23 км от аэропорта Шымкента привело к столкновению воздушного судна с рельефом местности. В результате крушения экипаж и пассажиры погибли. Воздушное судно АН-72 с бортовым номером 72859 стоимостью 520 млн 880 тысяч 738 тенге утрачено в следствии полного разрушения», — зачитывает обвинительное заключение следствия государственный обвинитель Аширбай Сахаев.

В суде очень много говорили о том, что перед заходом на посадку и перед тем как командир судна начал резко снижаться до высоты 800 метров, самолет долго (2 минуты 40 секунд) был на недопустимой высоте. Якобы, по предварительным данным в это время диспетчер выяснял, какой же аэродром может стать запасным, ведь в тот день в шымкентском аэропорту ухудшались погодные условия. Диспетчера обвиняют в том, что он выяснял, может ли рейс принять кызылординский аэропорт. И это при том, что и диспетчер, и экипаж знали, что кызылординский аэродром работает по регламенту, то есть по расписанию, и на момент прилета рейса из Астаны там уже никого не было. Между тем, свидетель Владимир Лужин говорит: «В полетном плане экипаж подал как запасными аэропорт Алматы и Кызылорды. Экипаж об этом диспетчеру доложил. Диспетчер же о предпочтениях пилотов не знал и должен был предоставить информацию о двух аэропортах, о которых заявил экипаж». Это заняло определенное время. Уже чуть позже Владимир Лужин расскажет еще и о том, что по данным «черных ящиков» (а он входил в число рабочей группы по расследованию и видел расшифровку) в кабинет пилоты между собой переговаривались и высказали предпочтения алматинскому аэропорту как запасному. Правда, диспетчеру об этом никто не сообщил.

Канат Акильбекова начальник службы обслуживания воздушного движения называет исполнительным и отвественным, никогда не нарушал трудовую дисциплину и всегда действовал в соответствии с инструкциями. Даже в тот день за час до трагедии Канат успешно посадил в шымкентском аэропорту гражданский рейс. И спустя полчаса после авиакатастрофы под контролем Акильбекова успешно приземлился рейс авиакомпании СКАТ «Алматы-Шымкент». 29-летний диспетчер в 2007 году закончил обучение в британском колледже и получил квалификацию. На своей должности работает с марта 2011 года. Сейчас он находится «под домашним арестом», но продолжает работать.

Судебный процесс обещает быть долгим, ведь в уголовном деле 42 тома.  Судье предстоит опросить 27 потерпевших, правда, на первое заседание прибыли только 9 человек, и 8 свидетелей. Если будет необходимость на заседание пригласят и экспертов из России. Следующий судебный процесс назначен на 13 марта.

Марина Низовкина, Шымкент

Добавить комментарий

 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>