ДГД по Туркестанской области поддерживает иск своих коллег из Алматы к букмекерам лишь частично

Департамент государственных доходов по Туркестанской области поддерживает иск своих коллег из Алматы к букмекерам лишь частично. Об этом в ходе допроса сообщила представитель ведомства Динара Джунусова. Она также отметила, что налоговый комитет Туркестанской области пока не заявлял гражданских требований, а потому не мотивировал их по отношению к каждому отдельно взятому подсудимому.  

Напомним, в Алматы продолжаются судебные заседания по делу бывших сотрудников букмекерских контор «Olimp kz», «Alpha-bet» и «Only-bet» на 95,5 млрд тенге в счет дохода государства. На скамье подсудимых 12 человек. Среди них нет ни одного главного бухгалтера. В основном это менеджеры, программисты, зарплатные бухгалтера и так далее.

В ходе допроса адвокат Ибраимов пытался выяснить, как именно налоговый комитет по Туркестанской области понял, что суммы выплаченных налогов были занижены, и на основании чего специалисты начали проверку в отношении компании «Only-bet» (только эта компания была зарегистрирована на территории Туркестанской области – от авт.).

В суде

— Вы пояснили, что ДГД по Туркестанской области еще не предъявило гражданский иск. Хотелось бы выяснить ваше отношение по предъявленному иску города Алматы. Вы его поддерживаете или не поддерживаете? – спросил адвокат Адай

— Мы позицию свою уточнили. В рамках конкретного гражданского производства мы не являемся стороной. Ни в лице ответчика, ни в лице истца. Наше мнение не учитывается, — ответила Джунусова

— То есть вы не поддерживаете? – уточнил защитник

— Мы не сторона. Наш процессуальный статус там не предусмотрен. Там выступают наши коллеги с ДГД по городу Алматы, но мы не сторона, — парировала Джунусова.

— Просто там, в иске указано ТОО «Only-bet», которые находятся на вашей территории. И в ходе досудебного расследования ваше учреждение давало доверенность на представление интересов в суде вашего учреждения. В этой связи такой вопрос, — пояснил Адай.

— Я поняла. Просто по конкретному предмету, иску в отношении ТОО «Only-bet» судом будут изучены материалы и дана объективная оценка, и при необходимости в части «Only-bet», возможно по подсудности материалы будут направлены в Туркестанскую область. Ну, в перспективе, я так предполагаю, — сообщила Джунусова.

— За суд предполагать только не нужно. Свое мнение можете только говорить, — отреагировал судья

— Да, это мое субъективное мнение, — отозвалась  представитель ДГД по Туркестанской области. – (…) Позиция ДГД по Туркестанской области в рамках данного уголовного дела: конкретно в отношении принятых актов документальной проверки мы поддерживаем.  

— А вообще ДГД Туркестанской области ущерб причинен? – спросил адвокат Попов

— Да. Мы же указываем об этом в акте налоговой проверки. Это все отражено в резолютивной части. Также установлена сумма, которая должна быть доначислена в госбюджет. Сумма установлена, но не доказана. Оценка по нашим актам будет дана судом, — прокомментировала Джунусова.

Претензии к подсудимым

Кроме того, в ходе судебного заседания оказалось, что у ДГД по Туркестанской области нет претензий к ряду подсудимых по одной простой причине – их просто нет в базе данных налогового органа.

— Указан ли Марат Жандосов в регистрационных данных юридических лиц, которые имеются у вас в материалах дела, которые относятся к вашей компетенции? – спросил адвокат АлександрКаплан

— В отношении наших актов, по всем материалам, которыми мы располагаем по установленной проверке, Жандосов не проходит по регистрационным данным. У нас есть данные только в отношении Шпулинга, Егизбаева и Клочкова, — рассказала Джунусова.

— Есть ли в имеющихся у вас документах где-то подписи Жандосова? – продолжил Каплан

— Я уже ответила. По нашим материалам он не проходит как налогоплательщик. Наши акты в отношении «Only-bet» и проверка была проведена в отношении данного ТОО. У нас никаких проверок не было в отношении Жандосова.

Представитель ДГД по Туркестанской области отметила, что поддерживает обвинительный акт только в отношении проведенных налоговых проверок, в отношении «Only-bet».

— Изучив дополнительно все материалы, которыми располагает департамент, мы пришли к основному выводу, что Жандосов не проходит как налогоплательщик, не зарегистрирован в базе регистрационных данных, поэтому в части Жандосова я не поддерживаю сторону обвинения. А в отношении «Only-bet» поддерживаем в полном объеме, — сказала Джунусова.

— У вас претензий к Жандосову в части доначисления сумм налогов не имеется? – уточнил Капан

— Доначислений департаментом в отношении Жандосова не проводились, поэтому мы каких либо отношений между Жандосовым и ДГД не имеем, — ответила она.

Аналогичные ответы дала Джунусова на вопросы адвокатов относительно роли Сатымовых и  Жауыровых

Кто дал наводку на «Onlybet»

— В чем суть нарушения налогового законодательства со стороны ТОО «Only-bet»? – спросил Джунусову адвокат Ибраимов

— По содержанию обвинительного акта, а также документальной налоговой проверки налогового органа, актов ДГД по Туркестанской области №52, 131. В резолютивной части данного акта усматривается то, что указанная проверка была проведена на основании предписания КНБ по городу Алматы. Это был официальный запрос, направленный конкретный акт и документ по проведению проверки в отношении «Only-bet». В ходе изучения ответов на предоставленные нами запросы во все банки второго уровня (БВУ), я поясняю, потому что первичная документация в период проверки не предоставлялась налоговому органу. И исходя из официальных ответов от БВУ, ДГД по Туркестанской области выявили неуплату, не доначисление по конкретным видам налогов. Это ИПН и налог на игорный бизнес. И все эти расчеты были проведены в рамках Налогового Кодекса и в резолютивной части акта наши специалисты отражают: какие моменты были выявлены в ходе проверки на указанный период. И выявлена общая сумма, которая должна была поступить в госбюджет в ходе проверки, — объяснила представитель ДГД по Туркестанской области.

— Вы выступаете на стороне обвинения. То есть на вас, в том числе лежит ответственность доказательства вины тех людей, которые находятся сейчас в судебном разбирательстве. И если вы говорите про акт налоговой проверки. Я считаю вам необходимо нам объяснить. Хорошо, были выписки, но дальше, на каком этапе…. в чем непосредственно выразилось занижение суммы, каким образом это было сделано? Предметом изучения выступила декларация, потом вы сказали банковские выписки. Что еще сличалось? И достаточно ли вам было определить на основании выписок занижение суммы в целом. Я в рамках актов спрашиваю, — обратился к Джунусовой Ибраимов

— Мы представители департамента, но кроме УПК РК и ГПК РК есть отдельные приказы, которыми мы руководствуемся внутри департамента, вышестоящие инстанции, приказы КГД. Есть конкретный приказ №73. Этот приказ я уже упоминала, где мы на судебных заседаниях прибегаем к помощи специалистов и иных компетентных должностных лиц для всестороннего, объективного рассмотрения дела (видимо попыталась она объяснить, почему не всегда может ответить на поставленные вопросы – от авт.). Я сейчас упомянула момент предоставления декларации и конкретных официальных ответов на наши запросы от БВУ, поскольку я всегда ссылаюсь на конкретные акты. Это акты №131,52. … и т.к. первичная документация не была предоставлена в ДГД, мы прибегли к косвенному методу для начисления не уплаченных налогов. Это официальные ответы с БВУ. В актах конкретные разбивки по ответам детально вам может только специалист пояснить, — ответила она.

— Что послужило поводом для начала налоговой проверки? – продолжил Ибраимов

— Правовая политика, государственная политика осуществляется в поддержку бизнеса. Пресекается самостоятельное проведение проверок налоговым органом. Поэтому мы за основу данной проверки взяли предписание КНБ по городу Алматы. Мы были обязаны отреагировать на данное предписание. Это и послужило поводом для проведения проверки, — ответила она.

— Вот вы получили постановление. Как вы обращаетесь к следственному органу при необходимости получения определенных документов. Обращаетесь ли вы вообще в следственный орган? Как вы взаимодействуете, сотрудничаете с ними? – спросил адвокат

— Давайте все-таки исходить из материалов уголовного дела, если возможно. Я не располагаю в общих чертах процедурой, поскольку не являюсь сотрудником аудита, — ответила ему Джунусова.

— Вы сказали, установлено занижение суммы при предоставлении декларации. Вот каким образом непосредственно вами установлено само занижение? С чем вы сличали, что вы сличали, что было непосредственно предметом изучения? – уточнил защитник

— На этот вопрос вам ответит проверяющий. Я не осуществляла проверки.

— Какие сведения были получены из банковских выписок?

— Вам ответит проверяющий, более подробно. Запрос осуществлялся управлением аудита, насколько я знаю, и материалы приобщены были, но у меня нет сейчас конкретных ответов, у меня только идет ссылка на то, что запросы были направлены. А ответами я не располагаю, — заключила она.

В следующих заседаниях адвокаты выясняли, почему первичная документация не была представлена, и кто за это в ответе. Но, к сожалению, эта информация была оглашена во время допроса свидетелей. И пока суд не закончит допрашивать их, мы не имеем права публиковать эти данные. Заседания продолжаются.