Дело об убийстве сотрудника ТОО «Олжа Агро» в Узунколе — Адвокат планирует взять разрешение на эксгумацию тела

Уголовное дело в отношении жителя п. Кировский Узункольского района Жанибека Майлыбаева, который обвиняется в жестоком убийстве сотрудника филиала ТОО «Олжа Агро» Александра Ладуды, продолжили рассматривать в СМУС Костанайской области сегодня, 7 апреля, передает «Наша газета«.

Фото: «Наша газета»

Согласно материалам дела, драка между Майлыбаевым и Ладудой завязалась 27 октября в кафе, принадлежащем ТОО «Олжа Агро». Причина — летний конфликт, когда один водитель не уступил дорогу другому. Майлыбаев решил выяснить отношения и позвонил Ладуде. Тот приехал в кафе. После небольшой драки разборки продолжились возле машины потерпевшего, из которой, согласно версии обвинения, Майлыбаев взял биту и нанес смертельные раны Ладуде.

Однако родственники убитого считают, что Александра убивали несколько человек, причем сначала пытали. И причиной стал не конфликт на дороге, которого, как они утверждают, вообще не было. Да и с обвиняемым, по их словам, Ладуда знаком не был.

Судмедэксперт Гульсум БОЛТАБЕКОВА осматривала труп Ладуды и дала заключение, что на его теле были лишь ушибы.

— На ногах были ушибы, на голове, других ран на теле не было, — подтвердила она в суде.

Но в ходе заседания огласили результаты второй судебно-криминалистической экспертизы, согласно которым на ногах Ладуды были колото-резаные раны, о чем свидетельствуют и характерные разрывы брюк.

Старшая сестра погибшего Валентина СКАЧКОВА сообщила суду, что ее брат был работящим, добрым и отзывчивым человеком. Иногда охотился, у него было ружье, которое, как положено, хранилось в сейфе.

— В последнее время он выпивал, как все молодые люди, любил пиво, но не злоупотреблял, — рассказала Скачкова. — У него было много друзей, он всем помогал. О конфликте с Майлыбаевым мне ничего неизвестно. Саша о Майлыбаеве вообще не упоминал. Но, насколько мне известно, у него был конфликт с одним из сотрудников и директором филиала «Олжи Агро». Они куда-то с Сашей выезжали, угрожали ему, больше об этом знает мой муж.

По словам свидетеля Сергея СКАЧКОВА, практически все жители поселка знали не только о конфликте Ладуды с руководством филиала «Олжи Агро», но и о том, что у него есть компромат.

— Лично мне он о компромате не говорил, — пояснил Скачков. — Но от всех жителей поселка можно было услышать, что у Саши был компромат практически на всех, кто в тот вечер был в кафе. Были видеозаписи, какие-то письменные документы. Вроде бы он знал о хищениях зерна и требовал, чтобы вернули деньги. Саша работал наладчиком, часто ездил по полям, ремонтировал технику, поэтому знал многих в организации. Вроде бы он говорил, что директор запретил бензин выдавать для рабочих поездок, еще были какие-то проблемы. Вплоть до того, что ему поступали угрозы. О Майлыбаеве он ничего не рассказывал, лишь один раз спросил: «Ты знаешь такого Жанибека?» При этом по фамилии он его не назвал и не уточнил, зачем ему это нужно.

Сергей Скачков заявил, что биты у Александра Ладуды точно не было, было только ружье и разрешительные документы на него. Он также обратил внимание суда на одно обстоятельство — когда после судмедэкспертизы он забирал тело родственника, то как раз-таки Гульсум Болтабекова сообщила, что на теле Ладуды есть колото-резаные раны.

— Она мне детально показывала на теле, какие были раны, — уверял в суде Скачков. — И сказала, что на ногах они колото-резаные. Я еще вспомнил, что у Саши был охотничий нож — дорогой, хороший, с рукояткой из кости, который сейчас бесследно пропал. Лезвие у ножа было широкое. Я еще спросил у судмедэксперта — могли эти раны быть нанесены именно этим ножом? Болтабекова сказала, что возможно, раны как раз широкие.

В связи с тем, что в деле имеются две экспертизы, противоречащие друг другу, адвокат потерпевших Нурлан ЕРЕЖЕПОВ заявил, что собирается подать ходатайство о назначении комплексной экспертизы.

— Для этого нам нужно разрешение на эксгумацию тела Ладуды, на котором мы давно настаиваем, — отметил Ережепов. — Мы хотим подать об этом ходатайство и о назначении комплексной криминалистической экспертизы.

Судья Жолдыбай Метаев напомнил, что получение разрешение на эксгумацию — длительная процедура. И пояснил, что родственники должны все обсудить, взвесить и только потом подавать ходатайство.