Дело о вывозе «сырой» нефти в Кыргызстан. Прения. День 4. Адвокат Сагалиев.

В Актюбинской области продолжается судебное разбирательство по уголовному делу в отношении сотрудников компании «Актобе нефтепереработка» и бизнесмена из Белоруссии, которые по версии обвинения причастны к нелегальному обороту нефти в составе транснациональной организованной преступной группы. Якобы они, незаконно вывезли из Казахстана 13 тыс. тонн черного золота, оформив его как смесь нефтепродуктов «Ойл Бленд».

По версии следствия, группой руководили двое: заместитель директора ТОО «Интер Ойл Экспорт» гражданин Белоруссии Сергей Кунцевич и директор департамента маркетинга и логистики НПЗ «ТОО «Актобе Нефтепереработка» Алмаз Кужагалиев. Участвовали в группе, начальник отдела данного ТОО Азамат Кушкинбаев и главный инженер этого же предприятия Эдуард Утениязов. Директора частной компании из Алматы Садыка Раева обвиняют в уклонении от уплаты налогов.

14 и 15 ноября в суде выступил адвокат Сергея Кунцевича Серик Сагалиев. Почти 15 минут он говорил о нарушениях, допущенных следствием в ходе досудебного расследования, в т.ч. причину задержания Кунцевича, санкция его ареста, содержания под стражей, ознакомления с материалами дела и так далее. После чего, выразил надежду, что указанные факты не останутся без внимания суда.

16:20 – Адвокат обращается внимание, на исчезнувшую часть материалов, «которая была при ознакомлении в период с 07.09. по 27.12.2017 года».

— Так, из постановления судьи суда №2 г. Актобе Адиловой А. от 09.10.2017 года следует, что материалы дела содержаться в более чем 100 томах (т.57 л.д.100). Это при том, что на октябрь 2017 года, уголовное дело по уклонению от уплаты налогов было выделено в отдельное производство в количестве порядка 20 томов, что с основным делом составляет более 120 томов дела. В этой связи возникает вопрос, где тогда 25 томов материалов дела, так как на сегодняшний день все материалы дела состоят из 95 томов с учетом соединенных томов дела по уклонению от уплаты налогов? – спросил он.

Кроме этого, в ходе ознакомления с материалами уголовного дела, следствие, не предоставило возможность копирования материалов дела посредством применения научно-технических средств, в связи, с чем защита вынуждена была производить фотографирование материалов дела уже в суде.

В процессе фотографирования материалов дела в суде, выяснилось, что в том №92 добавлены документы, которые в ходе ознакомления, а именно на момент подписания протокола 18 мая 2018 года в деле не было (это переписка между заместителем Председателя КНБ РК Ергожиным Д. и заместителем Генерального прокурора РК Кененбаевым Е., а также переписка между КНБ РК и Министерством энергетики РК).

— Если при ознакомлении с материалами уголовного дела количество листов в томе №92 было 138, то при поступлении в суд дела в этом томе было уже 151 лист. Таким образом, на лицо грубейше нарушение требований УПК о предоставлении на ознакомление всех материалов дела и право на их копирование. Процессуальный прокурор этот факт не отрицает и в свое оправдание заявляет, что он ознакомил Кунцевич С.Г. с новыми томами №№93,94 и 95 перед направлением в суд в изоляторе, естественно без защитника, отобрав у него какую-то расписку. И это делает процессуальный прокурор, который обязан надзирать за точным и неукоснительным соблюдением законов, — сообщил адвокат.

Грубейшим нарушением закона адвокат считает и реализацию основных вещественных доказательств — четырех вагонов со смесью «Ойл Блэнд». Так, в томе 68 на л.д.117-118 имеется постановление следователя Латыпова М. о реализации вещественных доказательств, датируемое 19.02.2018 года. В описательно-мотивировочной части данного постановления следователь указывает, что согласно ч.4 ст.221 УПК вещественные доказательства, хранение которых требует значительных материальных затрат, если не могут быть возвращены владельцу, реализуются.

— Данное утверждение следователя не соответствуют действительности и требованиям ч.4 ст.221 УПК. Согласно ей вещественные доказательства, хранение которых требует значительных материальных затрат, если не могут быть возвращены владельцу, по истечении 6 месяцев после его надлежащего уведомления, а в случае не установления владельца — в этот же срок с момента признания предметов вещественными доказательствами реализуются, — сказал Сагалиев.

Он отметил, что в постановлении следователя не указаны сведения о надлежащем уведомлении владельца, а именно ТОО «ИОЭ» о возвращении для хранения четырех вагонов-цистерн со смесью, не указаны сведения о том, что ТОО «ИОЭ» не справляется с затратами, связанными с хранением смеси находящейся в вагонах.  Сотрудники компании допрошенные в суде сообщили, что следствие по вопросам передачи вещдоков к ним не обращалось. Более того, ежемесячно компания оплачивала стоимость хранения цистерн.

При описанных обстоятельствах, когда имеется спор относительно того, что находится в  вагонах-цистернах, когда выводы экспертов вызывают сомнения в их обоснованности, когда эти выводы противоречат исследовательской части экспертизы, при этом собственник смеси находящейся в вагонах-цистернах оплачивает их хранение на протяжении более одного года и не высказывает каких-то претензий об этом, решение следствия о реализации вещественных доказательств, без соблюдения установленного порядка является противозаконным, фактически вещественные доказательства уничтожены, — добавил он.

17:00 — Адвокат напомнил, что его подзащитный обвиняется в создании транснациональной организованной группы в целях совершения нескольких преступлений и изложил свои доводы несостоятельности обвинения.

  • Создание и руководство, с использованием служебного положения транснациональной организованной группы, то есть совершения преступления, предусмотренного ч.3 ст.264 УК:

По мнению следствия, преступный умысел на вывоз нефти под видом смеси нефтепродуктов «Ойл Блэнд», у Кунцевич С.Г. и Кужагалиева А.У. возник в 2014 году и в этих целях они в тот же год создали транснациональную организованную группу.

— Данное утверждение стороны обвинения основывается только на том факте, что по материалам дела Стандарт на смесь «Ойл Блэнд» было подготовлено в 2014 году. Кроме этого факта, нет ни одного довода, связанного с версией следствия. Тогда как, как в ходе предварительного следствия и судебного разбирательства установлено, что поставками для переработки нефти на ТОО «Актобе Нефтепереработка» (далее по тексту «АНП») ТОО «Интер Ойл Экспорт» (далее по тексту «ИОЭ») стало заниматься вынуждено и только в 2016 году, так как у завода образовался долг перед «ИОЭ» за поставленный бензин в сумме порядка 500 млн. тенге, который «АНП» не могло вернуть. В связи с чем, он согласился на просьбу «АНП», о поставках на завод нефти для последующей переработки и реализации полученных продуктов, стоимость переработки шла в зачет на погашение долга. Кроме этого, предлагалась скидка по оплате за переработку нефти. Таким образом, он решал вопрос возврата денег «ИОЭ» и только! Даже не стоял вопрос о получении дохода при выполнении этих контрактов.

Наличие долга ТОО «АНП» перед компанией «ИОЭ» и не простых взаимоотношений, подтвердил в суде и допрошенный в качестве свидетеля генеральный директор завода Тасмагамбетов И.К., который показал суду, что «АНП» имело перед «ИОЭ» на начало 2016 года долг за поставленный бензин порядка 500 млн. тенге, что в результате переработки нефти, поставляемой «ИОЭ», долг завода удалось снизить почти на половину.

17:10 – адвокат приводит доказательства своим аргументам: деловую переписку между Кунцевичем, Тасмагамбетовым и Кужагалиевым. В них Кунцевич предлагает рассмотреть варианты погашения долга «АНП» перед его компанией. «В суде, свидетель Тасмагамбетов не отрицал факт переписки».

17:17 – Сагалиев обращает внимание что обвинительном акте, а также в речи прокурора в прениях, не приводится конкретика относительно времени, места и обстоятельство при которых Кунцевич С.Г. совместно с Кужагалиевым А.У. создали так называемую транснациональную организованную группу. И какие активные действия были произведены им для создания транснациональной организованной группы.

— Напротив, судебное следствие показало, что в 2015 году со стороны руководства «АНП» в целом и в частности директора по маркетингу и логистике Кужагалиева А.У. имело место активное, целенаправленное бездействие с целью не платить по долгам, которое выражалось в том, что он не отвечал на телефонные звонки моего подзащитного.  Кунцевич С.Г. в свою очередь предпринимал попытки, направленные на возврат денег за поставленные «ИОЭ» на завод «АНП» бензина.

Вышеописанную ситуацию, которая сложилась в 2015 году, назвать транснациональной организованной группой, в составе двух человек, Кунцевич С.Г. и Кужагалиева А.У. думаю, что ни у кого язык не повернется.

Факт не совсем честных и вовсе не партнерских отношений, не говоря уже о совместной, организованной и сплочённой деятельности, подтверждается показаниями подсудимых Кушкинбаева А., Утениязова Э. и свидетеля Булатова А.

Далее адвокат привозит стенограммы разговоров подтверждающие его заявления. Так, например, по его мнению, отсутствие доверия между Кунцевич С.Г. и Кужагалиевым А.У., и вынужденное сотрудничество с заводом «АНП», подтверждается имеющейся в материалах дела записью разговора, состоявшегося 06.12.2016 года.

— В ходе данного разговора, Кунцевич С.Г. говорит Кужагалиеву, буквально следующее: «У меня смысл на вашем заводе, только для расчета, он мне на фиг не упал ваш завод, дырявый». И это он говорит про завод, через который он вместе с Кужагалиевым выгоняет сырую нефть под видом смеси «Ойл Блэнд» и обогащается, как думает следствие. Если бы он действительно поставлял через «АНП» сырую нефть, то и разговор с Кужагалиевым был бы в другом ключе и завод дырявым не называл бы.

17:31 – Сагалиев сообщает, что факт телефонных контактов и переговоров между подсудимыми не может быть доказательством вины, потому как в деле нет стенограмм, подтверждающих обсуждения преступных планов.

— Если принимать на веру данное утверждение прокурора Шокпарова, то надо всех, чьи контакты имеются в телефонах подсудимых и с которыми были соединения привлекать за участие в так называемой ТОГ (Тлегенов, Черняев, Тасмагамбетов, Амантурлин, Койлыбай, Амитов и т.д.).

Суд уходит на перерыв. Заседание начинается на следующий день.

9:10 — Адвокат Сагалиев продолжает разбирать обвинение своего подзащитного Сергея Кунцевича.

  • В постановлении говорится, что Кунцевич С.Г. и Кужагалиев А.У. используя свое служебное положении организовали подделку стандарта организации СТ ТОО «Актобе нефтепереработка» «Смесь нефтепродуктов «Oil Blend». Технические условия» СТ 16671-1904-ТОО-08-2014» и руководили его исполнением, путем дачи указаний неустановленному работнику ТОО «Актобе нефтепереработка» о подделке стандарта организации с внесением в него заведомо ложных сведений о физико-химических показателях продукции.

— Однако, в постановлении следствие не описало какие именно действия были произведены Кунцевич С.Г. для совершения инкриминируемого ему деяния, т.е. каким образом он организовал подделку, как он при этом использовал свое служебное положение и т.д. Необходимо отметить, что Кунцевич С.Г. до 10.12.2016 года никогда не бывал в г. Актобе, — сообщил адвокат.

По словам адвоката, подсудимый Кунцевич С.Г. до сентября 2014 года не общался с Кужагалиевым. И только в сентябре 2014 года провел первые переговоры о поставках бензина Евро-5 из Белоруссии. В 2013 году между «ИОЭ» и компанией «Азия дилер» был заключен лицензионный договор на использование технических условий на смесь нефтепродуктов «Очищенная «Ойл Блэнд», разработанную данной компанией в 2009 году. Кроме этого, в апреле 2016 года на него вышли представители фирмы «Верный Ойл», которые предложили поставлять нефть к ним на НПЗ находящуюся в п. Кандагаш и там после переработки изготавливать смесь «Ойл Блэнд» по их Стандарту, которая у них также имелась. На данное предложение он ответил отказом, сказав, что нефть он будет поставлять на переработку в «АНП», так как ему надо вернуть свой долг. На это, представители «Верный Ойл», предложили свой Стандарт на смесь «Ойл Блэнд» для производства ее на «АНП» с условием, что продукт будет поставляться азербайджанской компании «Сокар» на станцию Новолесная в России, через их компанию.

— Указанные показания подсудимого Кунцевич С.Г. стороной обвинения не опровергнуты, нотариально заверенная копия лицензионного договора между «ИОЭ» и «Азия дилер» суду представлялась для приобщения к материалам дела, однако суд отказал в приобщении данного договора к делу мотивирую тем, что срок действия данного договора истек 31.12.2014 года.

Данный лицензионный договор между «ИОЭ» и ТОО «Азия Дилер» опровергает утверждение следствия о том, что смесь нефтепродуктов «Oil Blend» в законодательстве Республики Казахстан либо в мировой индустрии нефтепродуктов не существует, поскольку наименование продукции носит вымышленный характер и не утверждалось каким-либо государственным органом в качестве правомерного.

В связи с вышеизложенным, вновь представляю заверенную копию лицензионного договора №01 от 18.04.2013 года о передаче на временное пользование права на использование технических условий СТ ИП 40726132-01-2009, «Смесь нефтепродуктов очищенная (СНО) «Oil Blend» и вновь ходатайствую перед судом о приобщении его к материалам дела.

09:35 – Далее адвокат переходит к обвинению по п.п.1 и 2 ч.4 ст.197 УК о поставки сырой нефти с месторождений на завод «АНП» без документов, подтверждающих законность происхождения и качество и поставки ее в Кыргызскую Республику на НПЗ «Джунда». Что запрещено законом.

Следствие считает, что в период с апреля по декабрь 2016 года подсудимые организовали поставки сырой нефти на завод «АНП», без документов, подтверждающих их происхождение и обеспечили беспрепятственную приемку их на заводе в количестве 18282,806 тонны. Для совершения указанных преступных действий Кунцевич С.Г. вступил в преступный сговор с Амитовым А.А. на транспортировку нефти от месторождений до НПЗ «АНП» без документов, подтверждающих законность происхождения и качество нефти (так говорится в обвинительном акте). Амитов А.А. не являясь участником ТОГ, находясь в преступном сговоре, организовал транспортировку 14.769,643 тонн нефти с месторождения «Акжар Восточный» и «Копа» до НПЗ «АНП» без документов, подтверждающих законность происхождения и качество. В ходе досудебного расследования уголовное преследование в отношении Амитова А. прекращено в связи с деятельным раскаянием.

— Гособвинитель не указал на событие, время, место совершенного уголовного правонарушения, его способ, мотив, последствия, квалификация и иные обстоятельства.  Не указал, когда, где и при каких обстоятельствах вступил в предварительный сговор Кунцевич С.Г. с Амитовым А. Это при том, что Кунцевич С.Г. никогда не был в Актобе, — сказал Сагалиев.

Подсудимый Кунцевич С.Г. вину в этой части обвинения не признал и показал, что с Амитовым в преступный сговор не вступал, что никогда с Амитовым А. воочию не общался, разговаривал только по телефону, что после заключения договоров с его компаниями на перевозку нефти с месторождений передал ему копии договоров, подтверждающих законность происхождения нефти, которую надо перевезти. Это договора на покупку нефти у предприятия «Аман Мунай» с месторождения «Акжар Восточный», на переработку указанной нефти на заводе «АНП». Амитов предоставил список автомашин с указанием номеров и фамилий водителей, которые бухгалтерий «ИОЭ» для надлежащего контроля были переданы недропользователю и на НПЗ «АНП». Кроме переданных договоров у водителей всегда были ТТН (товарно-транспортные накладные), а на месторождение выдавались накладные на отпуск нефти, в которых содержались все сведения о происхождении нефти.

Подсудимый Кушкинбаев А. показал, что без ТТН и накладной на отпуск нефти завод не принимал нефть, что при заключении договора от давальца получали весь пакет документов, куда и входил паспорт-качества, помимо этого требовали пробу с этого месторождения и, проведя испытания, поверяли на соответствие паспорту-качества. Также Кушкинбаев А. подтвердил, что действительно на заводе был список автомашин с  номерами и фамилиями водителей, которые перевозили нефть «ИОЭ», что и в это части был контроль со стороны завода.

— Так называемые признательные показания Амитова А. не содержат каких-либо сведений о том, что мой подзащитный совершил какое-либо преступление. Более того, его показания являются доказательством отсутствия вины в действиях Кунцевич С.Г. и доказательством того, что нефть с месторождений «Акжар Восточный» и «Копа» на «АНП» возилась со всеми документами, подтверждающими законность их происхождения.

10:00 – Сагалиев отмечает, в ходе судебного разбирательства установлено — смесь нефтепродуктов «Ойл Блэнд» изготавливалась путем смешивания трех разных нефтепродуктов: мазута, судового топлива и бензина растворителя. После заливалась в вагоны и направлялись в адрес «Джунды».

— Обвинение должно было в соответствии с требованиями п.1 ч.3 ст.299 УПК указать, когда, где и при каких обстоятельствах были произведены действия, которые, по их мнению, являются преступными, о которых они же и указали в обвинительном акте, в постановлении о квалификации деяния. Кроме этого, должны были указать, какое количество продукта или нефти было получено, в какие вагоны все это было налито и какого числа, какого месяца, какого года и кому отгружено. Но, к сожалению, ничего этого следствием не сделано, оно и не могло этого сделать и обвинение по сути дела получилось не конкретным, и размытым.

  • Следствие утверждает, что подсудимые в период с 28.11.2016 г. по 29.11.2016 г., обеспечили хранение нефти и нефтепродуктов, их частичную переработку без документов, подтверждающих законность их происхождения и качество, а также смешивание сырой нефти, в том числе неучтенной с легкими фракциями либо газовым конденсатом, нефтепродуктами и продуктами переработки. В результате чего получено 229,946 тонн сырой нефти, что было завуалировано под процесс производства смеси нефтепродуктов «Oil Blend» в ходе которого якобы смешивались нефтепродукты и продукты переработки, полученные после переработки сырой нефти ТОО «Inter Oil Export» (ТОО «Интер Ойл Экспорт»)… Затем обеспечили налив вышеуказанных 229,946 тонн в четыре вагона-цистерны, оформили их под смесь нефтепродуктов «Ойл Блэнд» и незаконно отправили их в Кыргызскую Республики на завод «Джунда».

— Указанные четыре вагона-цистерны 08.12.2016 года были задержаны по подозрению в том, что в них перевозится сырая нефть, а затем до судебного разрешения по существу, вопреки требованиям закона продана по заниженной цене. Аналогичным образом, следствие обвиняет моего подзащитного и по эпизоду, связанному с наливом в декабре 2016 года в 9 вагон-цистерн СН «Ойл Блэнд», которые даже не были переданы «ИОЭ», а находятся в собственности «АНП», и в последующем были слиты в РВС 16.

Факт изготовления смеси «Ойл Блэнд», по словам адвоката, в своих показаниях подтвердили допрошенные в суде свидетели Жубатырова А.М., Искакова А.А. – химики лаборатории «АНП», Имангалиева (Бабилова) М.К. заведующая лабораторией «АНП», которые  осмотрев представленный на обозрение журнал результатов испытания исходящих и входящих проб показали, что запись от 05.12.2016 года «СНО композит РГЦ5» означает, что проводились исследования проб из налитых в 5 вагонов смеси нефтепродуктов (четыре из которых задержаны на станции Арысь) и что эта смесь ни как не может быть нефтью, так как в данном продукте отсутствует дизельная фракция.

10:45 – Адвокат переходит к обвинению по ст. 214 УК РК о том, что в четыре вагона-цистерны вместо СН (смесь нефтепродуктов) «Ойл Блэнд» была налита сырая нефть. Якобы подсудимые заведомо зная, что провозные тарифы АО НК «КТЖ», АО «КТЖ-Грузовые перевозки» на перевозку сырой нефти значительно дороже, чем провозные платежи на смесь нефтепродуктов «Oil Blend», с целью причинения крупного имущественного ущерба АО НК «КТЖ», АО «КТЖ-Грузовые перевозки» путем обмана оформили их под видом смеси нефтепродуктов «Oil Blend», и незаконно отправив их на реализацию в адрес НПЗ ОсОО «Zhongda» China Petrol Company (Чайна Петроль Компани «Джунда») в Кыргызской Республике без документов, подтверждающих законность их происхождения в особо крупном размере, совершив также в результате незаконное предпринимательство путем занятия запрещенными видами предпринимательской деятельности с извлечением дохода в крупном размере.

— Данное обвинение следствия также не состоятельно, так как все обвинение в перевозке нефти под видом смеси «Ойл Блэнд». Как было приведено мной в ходе этого выступления, смесь «Ойл Блэнд» на заводе изготавливалась и именно эта смесь была налита в четыре вагона-цистерны и направлена на завод «Джунда» в Киргизии, а также именно эта смесь находится в РВС №16.

Я так могу утверждать и утверждаю, так как свидетели в суде как один показали, когда и как эта смесь готовилась. Даже подсудимый Утениязов Э. который как бы признается в том, чего не было, и типа помогает и сотрудничает со следствием, но и он говорит о том, что не знает, как в вагонах могла оказаться нефть, так как вся нефть, 100% перерабатывалась и производилась смесь из трех нефтепродуктов, рецептуру которой он лично давал начальнику нефтебазы.

Отсутствие умысла у Кунцевич С.Г. подтверждаться электронной перепиской с заводом, в которых он постоянно направляет рецептуру изготовления СН «Ойл Блэнд» и переписка ведется исключительно в этой плоскости, стенограммами его разговоров с Булатовым А., Черняевым, Тасмагамбетовым, Кунаевым и Кужагалиевым, в которых речи о поставках нефти под видом СН «Ойл Блэнд» не ведется.

С учетом всех вышеприведенных доказательств, Кунцевич С.Г. подлежит оправданию и по этим пунктам обвинения.

 

 

 

Tanya Kovaleva

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *