Дело букмекеров: Кто заплатит по счетам?

Департамент госдоходов «повесил» недоимку бюджета в 95,5 млрд тенге от деятельности букмекерских контор «Olimp kz», «Alpha-bet» и «Only-bet» на 12 человек. При этом, в ходе досудебного расследования в уклонении от уплаты налогов признавались совсем другие люди. Но к ним, у налоговиков, почему-то претензий нет.

К слову, среди обвиняемых нет ни одного главного бухгалтера или руководителя компании. Подсудимые вину свою не признают, и пытаются доказать в суде – они не имели отношения к налоговым выплатам и декларациям. Гособвинитель же и потерпевшая сторона (ДГД Алматы) считают, что именно эти 12 человек в группе вытащили из бизнеса почти триллион тенге, присвоили их себе и нанесли ущерб государству. Дело рассматривает судья Алмалинского районного суда Ернар Касымбеков. 

На прошлом судебном заседании в суде выступал представитель потерпевшей стороны юрист Бахытбеков. К сожалению, он не смог ответить на большинство вопросов адвокатов. Поэтому допрос другого представителя ДГД Алматы, главного специалиста юридического управления Анары Муратовой длился 2 заседания.

В суде

— Вы хотите 95,5 млрд тенге взыскать с тех, кто в иске в доход государства. Вы указываете юридические лица в лице букмекерских контор и физических лиц. И тут непонятно. Все-таки в ходе досудебного расследования… там есть лица, которые конкретно расписывали и признавались, что они способствовали уклонению от уплаты налогов, обналичиванию денег. Но по ним процессуальное решение, как таковое, не принималось, а если и принималось, то оно на сегодня отменено. И по ним судьба не известна. Но теперь эти 95 млрд вы просите взыскать только с тех, кто оказался на скамье подсудимых, а в отношении остальных, как будет? Согласно ст.90, 32 Гражданского Кодекса, лица, совместно совершившие вред отвечают перед потерпевшим солидарно. Поэтому вопрос, а что будет с лицами, которые остались вне поля зрения вашего гражданского иска? – спросил адвокат Адай у представителя ДГД Алматы

— Мы предъявили иск только тем людям, которые обвиняются, — ответила Муратова

— Но вы всю сумму им вменили. Но они же не одни. Есть и те, кто в ходе следствия признавались. Что станет с ними? – вопрошал адвокат

— Но они же не на скамье подсудимых. Их не обвиняют, — сообщила ему женщина.

— Так вы гражданский иск предъявляете, и есть лица, которые признают, что причинили вред. Но  95,5 млрд тенге, вы требуете взыскать только с тех, кто в суд пришел? А остальные?

— А остальным на данном этапе мы не можем предъявить.

фото взято с сайта inbusiness.kz

Адвокат Назаханов в свою очередь напомнил Муратовой, что даже в обвинительном акте прокуратуры, который ДГД Алматы полностью скопировали (и не отрицают) в своем гражданском иске, в составе организованной преступной группы состоят и другие люди. Но возмещения ущерба от них тоже никто не требует. И поинтересовался «почему?»

— Вы указали 12 ответчиков. Но в составе ОПГ есть еще ряд других лиц. Они, почему не указаны в качестве ответчиков? – спросил адвокат

— Кто? Кто обвиняется, или те, кто признали, но в отношении них нет никаких процессуальных действий? – уточнила Муратова

— У вас в качестве ответчиков не проходят лица, которые указаны в обвинительном акте, среди подсудимых, — пояснил ей адвокат

— Которые в бегах? Они взяты в отдельное производство, — ответила она.

— А почему вы с них не требуете взыскать? – поинтересовался адвокат

— Потому что их нет. И мы не можем им предъявить иск, — пояснила представитель ДГД

— А сейчас суд вынесет решение по иску гражданскому в отношении 12 ответчиков, тогда получается, все остальные лица не будут отвечать за 95,5 млрд. Как вы представляете, как это возможно?

— Ну, если до окончания судебного процесса их найдут…. Но если нет, то мы только этим лицам будем предъявлять.

— То есть другие лица не будут отвечать по гражданскому иску?

— Да, — подтвердила Муратова.

Кроме того, она сообщила, что департамент госдоходов намерено указал в гражданском иске юрлица. Налоговики планируют закинуть на счета компаний дебиторскую задолженность и таким образом «уменьшить иски».

Виноваты ли подсудимые?

Среди подсудимых программист Марат Жандосов. С него, как и с остальных подсудимых налоговики требуют взыскать 95,5 млрд тенге солидарно. То есть поровну с каждого.

— Являлся ли Жандосов лицом, кот был ответственным за предоставление деклараций от имени ТОО? Или же он вносил в декларацию заведомо искаженные данные? – спросил адвокат Каплан

— Он подозревается в участии в ОПГ, и все действия были направлены на уклонения от уплаты налогов. Каждый внес свою лепту в данное правонарушение. Какой-то частью, действием содействовал совершению данного правонарушения, — ответила ему Муратова.

фото с сайта Комсомольская правда

Далее адвокат пытался выяснить, что конкретно мог сделать программист, чтобы помогать скрывать реальные доходы компании или уклоняться от уплаты налогов. Но внятного ответа не последовало. Вмешался прокурор с просьбой снять вопрос, ссылаясь на то, что представитель не может сказать больше, чем знает. Вмешался судья, и обратил внимание, что раз налоговый орган в своем иске описывает действие каждого подсудимого и их проступки, то обязан ответить по всем этим пунктам.

— Если бы не указали кто, что совершил, тогда можно было бы вопрос снять. Вопрос оставляю. Некоторые вопросы разрешаю задавать повторно, так как дело сложное, — сообщил суд.

— Жандосов был одним из главных программистов, знал всю программную систему игорного бизнеса и этими же действиями он … (мнется). Это ПО, и от программистов очень многое зависит. Он знал компьютерные программы, все игры эти, ставки, всю разработку. В его обязанность входила разработка ПО и базы данных, руководство команды программистов букмекерской конторы «Олимп» — все-таки ответила Муратова.

— Так какие действия он именно совершил, которые нарушают 245 статью? Вы описали его функционал, причем в некоторых местах не правильно. Вы его просто зачитали с обвинительного акта. По факту, он не занимался ни играми, ни сайтами. Он занимался только базой данный. Поэтому вопрос, что он все-таки сделал, что вы это указываете в исковом заявлении? – продолжил Каплан

— Он руководил командой программистов. А основная деятельность, которую выявили… подозревается, что он якобы совершил своими действиями… ну здесь же онлайн казино. Это запрещенная лицензируемая деятельность, которая запрещена на территории РК. Она и была загружена в базу данных. Я не программист, я не могу точно сказать, что именно можно было сделать. Но все показания и другие указывают, что он именно в ходе разработки ПО, его действия были направлены на извлечение материальной выгоды.

— Цель, каких конкретно действий? – уточнил адвокат

— В ходе разработки ПО базы данных. Он интегрировал на сайт быстрые игры

— А откуда у вас информация, что он это сделал?

— Из материалов уголовного дела, — ответила сотрудница ДГД Алматы.

— В данном случае собственные доводы у вас отсутствуют, и вы указываете только то, что было указано в материалах уголовного дела? – поинтересовался адвокат Каплан

— Да. У меня не может быть собственного мнения, — четко ответила Муратова.

На скамье подсудимых оказался и владелец обменных пунктов Минат Казангапов. По версии следствия, обналиченные деньги, выведенные со счетов букмекерских компаний, конвертировались в его обменниках. За это, юристы ДГД решили «наказать» Казангапова солидарной ответственностью. То есть, в случае, если суд решит дело в пользу налоговиков, он должен будет государству почти 8 млрд тенге (95,5 млрд:12 человек).

Проводили ли вы проверку обменного пункта, где работал Казангапов? – спросила представителя ДГД адвокат Карбаева.

— Проверки не было, — ответила ей Муратова

— А как вы собираетесь взыскивать 95,5 млрд тенге с Казангапова?

— Ну, он также сопутствовал в совершении преступления.

— А взыскивать будете деньги?

— Солидарно, согласно степени вины, — сообщила представитель налогового органа

— А как вы разграничите? В исковом вы это не указали, — обратила ее внимание Карбаева

— Поровну со всех будет взыскиваться. Но это уже суд определит.

— Но вы же истец.

— Мы не можем это указать, потому что виновность определит суд, — переложила ответственность юрист.

— Но вы же знаете, Казангапов не работал в компаниях «Olimp kz», «Alpha-bet» и «Only-bet». Вы же сделали акт проверки этих ТОО.

— В рамках уведомления я могу говорить четко и ясно. А в данном случае, это уголовное дело, которое рассматривается в суде, — пояснила Муратова.

Еще одна показательная история обвинения – история Жанар Елеусизовой. По версии обвинения, она, «являясь бухгалтером и старшим бухгалтером давала указания старшим бухгалтерам, бухгалтерам компании в БВУ по снятию многомилионных денежных средств в особо крупных размерах».

По факту же, «многомилионные налоги» начислены до мая 2017 года (как уже выяснилось ранее). В 2018 году недоимки не было – у компании Олимп закончилась лицензия, и она прекратила деятельность. Елеусизова же пришла на работу в «Олимп» только 1 марта 2018 года.

— То есть в это время она не работала там, но ее привлекают за неуплату налогов. Вы скажите, ее могут привлечь за неуплату налогов, если она там не работала? Она работала в АХБК, — сообщал на предыдущем заседании адвокат Салимжан Мусин.

— Она являлась участником ОПГ, а ущерб был причинен в составе группы, в связи с этим ее привлекают, — пояснял ему представитель ДГД Бахытбеков

— То есть вы считаете, что она, когда работала в АХБК, вступила в преступную группу. Так я понимаю? – уточнил адвокат

— Нет, я вообще говорю, что она была участником преступной группы согласно обвинительного акта.

— Но теперь скажите, вы считаете, что когда были доначислены налоги ТОО «Олимп» она имела отношение к неуплате многомилионных налогов, участвовала в преступной группе. Так получается, по-вашему? – еще раз спросил защитник

— Я ответила на этот вопрос. Я сказал, она была участником преступной группы и ее действия нанесли ущерб государству.

— Уважаемый суд, я считаю, что он дает заведомоложные показания, потому что если человек не работал в ТОО, как его можно привлечь к уголовной ответственности за неуплату налогов? – обратился Мусин к суду.

Кроме того, Жанар Елеусизова не работала в компании «Олимп» и во время сдачи декларации от 12 марта 2020 года. За 10 дней до этого, она уволилась.

— Согласно акта налоговой проверки за 4-й квартал 2019 года декларация сдана 12 марта 2020 года. Однако Елеусизова уволилась 2 марта 2020 года. То есть когда сдавалась декларация, она не работала в ТОО. Может ли она быть привлечена к уголовной ответственности, если она не работала в «Only bet» за неуплату налогов? – спросил Мусин.

— Уважаемый суд, я тут в качестве потерпевшей стороны, а не в качестве органа следствия. Я не могу давать оценку, — ответил ему Бахутбеков.

Кого не привлекают к ответственности

Муратова также пояснила, — среди ответчиков по судебному иску нет главных бухгалтеров и директоров компаний, но зато есть программисты, рядовые бухгалтера и курьеры (хотя за бухгалтерские отчеты и декларации отвечает бухгалтер и директор), потому что руководители и главные бухгалтера объявлены в розыск, и дело в суде по ним не рассматривается. И добавила, — «если нет человека, как мы можем ему предъявить гражданский иск».

— 2-й том, лист дела 1. Там был допрос бывшего главного бухгалтера «Олимп» Гульбану Хасеновой, которая работала в компании с 2013 по 2016-е годы. Она же проходит по данному периоду доначислений?

— Ну, в основном же доначисления 2017-18 годы, — ответила Муратова

— Но период проверки с конца 2014 года, — напомнил ей адвокат Каплан. — Почему Хасенова по данному делу не проходит? Почему гражданский иск к ней не предъявлен?

— Она не работала в период уклонения от налогов и начислений. И к ней обвинение не предъявлено, — сообщила представитель ДГД Алматы.

Адвокат Байдаулетов, в свою очередь, напомнил Муратовой, что согласно акту 382 доначисления на игорный бизнес закончились в мае 2017 года. То есть позже этой даты, и уж тем более в 2018 году доначислений не было.

— Как ответите на это? – спросил представителя потерпевшей стороны адвокат Байдаулетов

— По игорному бизнесу? – переспросила Муратова

— По игорному. ИПН с выигрыша, — ответил он ей.

— По Олимпу? – снова спросила женщина

— Да, где работала Хасенова, — ответил защитник

— Вроде были 2017-18 года периоды, — удивилась Муратова

— Проверка да проводилась, но доначисления были до мая 2017 года. Почему вы говорите, что в 2018 году были основные доначиления?

— Я сказала, в 2017-18 периоды были доначисления. И сказала, что я сделаю разбивку на следующие процессы по компаниям трем, обороты их. А 2017-18 период что основные доначисления.

— Ну, я и говорю, что согласно акта 382, доначисления были до мая 2017 года. Дальше доначислений не было. А вы говорите 2017-18 и поэтому Хасенову не привлекли.

— По игорному бизнесу?

— Игорному и ИПН, — пошли на второй круг Муратова и Байдаулетов

— Ну, она же была с 2014-по 16 года. Я не могу говорить за органы уголовного следствия, почему ее не привлекли. Я не могу давать оценку действиям уголовного следствия.

— Вы сказали суду, что основные доначисления были в 2017 и 18 году. А в 2018 доначислений не было вообще, потому что «Олимп» в это время не работал, лицензия истекла и букмекерской деятельностью компания не занималась, — сообщил Муратовой адвокат.

— Надо уточнить, но я вроде видела доначисления, — продолжала удивляться представитель налогового органа.