Дело букмекеров: Исковое заявление налоговых органов составлено с нарушениями, потому что руководство так решило

Департамент госдоходов Алматы требует взыскать с бывших сотрудников букмекерских компаний 95,5 млрд тенге в счет дохода государства. В своем иске налоговики утверждают, 12 человек в составе ОПГ не только уклонялись от налогов, но и занимались незаконной деятельностью (онлайн казино).

Как мы уже писали ранее (и чего не отрицают фискальные органы), исковое заявление ДГД Алматы полностью дублирует обвинительный акт. Вот только, прокурор не обвиняет всех подсудимых в создании подпольного онлайн казино. Более того, в материалах дела есть постановление о прекращении уголовного преследования  по этой статье в отношении большинства обвиняемых. И только четверо все еще находятся под подозрением.

На вопрос адвоката: «будет ли меняться текст искового заявления, в связи с несоответствием», главный специалист юридического управления ДГД Алматы Анара Муратова заявила: «Нет. Наше руководство так решило».

Напомним, среди обвиняемых нет ни одного главного бухгалтера или руководителя компании. Подсудимые вину свою не признают, и пытаются доказать в суде – они не имели отношения к налоговым выплатам и декларациям. Гособвинитель же и потерпевшая сторона (ДГД Алматы) считают, что именно эти 12 человек в группе вытащили из бизнеса почти триллион тенге, присвоили их себе и нанесли ущерб государству. Дело рассматривает судья Алмалинского районного суда Ернар Касымбеков. 

На скамье подсудимых по делу букмекерских контор «Olimp kz», «Alpha-bet» и «Only-bet» — 12 человек. При этом, в ходе досудебного расследования в уклонении от уплаты налогов признавались совсем другие люди. Но к ним, у налоговиков, почему-то претензий нет.

В суде

Большая часть заседания была посвящена вопросу расчетов налогового органа суммы ущерба, причиненной государству незаконной деятельностью (онлайн казино). Дело в том, что в иске от ДГД сказано, что «BetGames» (онлайн казино) – лицензируемая деятельность. С января по март 2019 года, общий оборот денег в этом приложении составил более 4,5 млрд тенге. А в своем требовании налоговики просят взыскать полную сумму этого оборота в счет государства.

— Незаконная преступная деятельность облагается налогом? Или все-таки все изымается? – спросил Муратову адвокат Александр Каплан

— Согласно закону должно все изыматься, конфискуются, даже транспортные средства, замешанные в незаконной деятельности изымаются, — ответила она.

— По результатам проверки букмекерских контор «Olimp kz», «Alpha-bet» и «Only-bet» компании принимали ставки на спортивные события, «BetGames»? И если «BetGames» – онлайн казино, то значит, все доходы подлежат конфискации. Правильно?

— Мы же период указывали, что 2019 год с января по март. И мы считаем, что за этот период нужно изъять полностью, а в остальных случаях там ИПН, КПН, дополнительный платеж на игорный бизнес. Там вид деятельности, который облагается налогом. И компании оплачивали эти налоги. Просто мы перепроверили и где-то не согласились, — пояснила представитель ДГД Алматы

— А почему тогда вы предъявляете гражданский иск по взысканию налогов и переносите налоги на «BetGames», если доход «BetGames» подлежит конфискации? – продолжил Каплан

— Думаю, вам лучше объяснит проверяющий специалист – Муратова.

Позже адвокат Адай все-таки уточнил, — будет ли налоговый орган изменять требование своего иска, с учетом того, что не всем подсудимым, органом следствия вменяется в вину якобы проведение азартных игр вне мест, установленных законодательством «Об игорном бизнесе».

— Поскольку вы в иске просите взыскать именно по программе «BetGames» сумму основного дохода со всех подсудимых? Хотя в отношении только 4-х вменяется эта статья, а в отношении других есть постановление о прекращении в отношении них уголовного преследования. 307 статья вменяется только четверым, а вы просите взыскать со всех. Вы будете изменять требования? – спросил Адай.

— Пока нет, — ответила Муратова

— Почему «пока»? Ваш иск не соответствует предъявленным претензиям, — отметил адвокат.

— Наше руководство так решило, поэтому пока иск будет предъявлен в таком виде. 

(…)

— Ну, вы согласны, что требования исковые не соответствуют обвинению, которое рассматривается в суде? – еще раз спросил Адай,

— Нет, не согласна.

— Как вы тогда можете логично объяснить, что ведение и производство игорного бизнеса вменяться только четверым, а остальные не связаны с «BetGames». Где здесь логика?

— Здесь организованная группа, — попыталась объяснить представитель ДГД Алматы

— Но им же не вменяется эта статья, а вы просите со всех.

— Пока подозревается, что каждый внес лепту…

— Я не раз говорил, есть постановление о прекращении дела в отношении них, именно по этой статье, а вы просите за пределы обвинения с них взыскать 4,5 млрд тенге, — перебил ее Адай, обращаясь к суду.

— В солидарном порядке мы всем обвиняемым так предъявляем.

— Это все равно, что рассматривается хулиганство, вы отношения не имеете, но с вас идут взыскивать, — стал приводить пример адвокат, но судья его остановил.

Сознаться в уклонении от уплаты налогов не значит сесть

В этом заседании адвокаты продолжили попытки выяснить, почему директора компаний, и те, кто признался в уклонении от уплаты налогов остались за бортом обвинения и гражданских претензий налоговых органов. Оказалось, что департаменту госдоходов недостаточно признания в ходе следствия. Им нужны более весомые доказательства.

— Если человек признается в уклонении от уплаты налогов, в работе с фиктивными документами, должен ли этот человек возмещать ущерб государству? – спросил один из подсудимых

— Надо же сначала доказать, было ли уклонение  от уплаты налогов, — ответила ему Муратова

— Что доказывать, если человек признается?

— Ну, есть же презумпция невиновности. Орган уголовного расследования должен доказать, или он сам, если в ходе уголовного дела признается, там все равно должна быть проведена проверка, декларации рассмотрены, первичная бухгалтерская документация должна анализироваться. А просто так, на пустых словах обвиняемого/подозреваемого невозможно привлечь его к ответственности, — сообщила представитель ДГД Алматы

— А если изучены документы бухгалтерские и человек признается? – продолжил один из подсудимых

— Надо все равно проверку провести. И потом один человек не может уклониться от налогов на миллиардные суммы. Там обязательно есть сообщники. Либо бухгалтер, либо другие компании. По экономическим преступлениям процесс доказывания очень сложный. Идут проверки, есть определенный принцип взаимодействия с госорганами, и бывают разные случаи. Но редко, кто приходит и признается, что выписывает фиктивные счета фактуры, но когда приходит, мы их через суд признаем. Но там тоже должен быть определенный предел привлечения, может там просто 278 по КоАП. Так что вопрос сложный, — ответила она.

— А вот в рамках этого дела. Директор, бухгалтер, официальное должностное лицо на вопрос «применялась ли схема уклонения от уплаты налогообложения?», с учетом анализа органами следствия всей документации бухгалтерской, признается. Говорит, что применялось, что документы подделывались, считаете ли вы, должно ли лицо быть привлечено к уголовной ответственности? – конкретизировал один из подсудимых.

— Снимаю вопрос. Про себя можете спрашивать, а кто там привлечен или не привлечен мы не будем здесь обсуждать. – вмешался суд.

Позже аргументируя огромные суммы, указанные в иске, Анара Муратова стала ссылаться на отсутствие первичных документов в одной из компаний. Якобы, это послужило поводом для повторного начисления.

— Если первичные бухгалтерские документы не правильно оформлены и встречная проверка не может их подтвердить, то мы можем эту расходную часть, обратно включить в доход и обложить это налогом. Не обязательно ходить в суды и признавать сделки недействительными. В ходе аудиторской проверки, — пояснила она

— А вам известно, что первичка по поступлениям и расходованиям денежных средств с использованием электронных касс может не дублироваться на бумажных носителях, а может осуществляться и вестись исключительно в компьютерной форме.

— Я не могу ответить вам, я не проверяющий. Я юрист. И по такой проверке у меня первое дело. И что есть такие кассовые машины… это недавно было введено и как это производится, я не могу вам сейчас ответить. Есть сервер в Казахтелекоме… да? я не могу сказать. Это скорей всего вам ответят специалисты, аудиторы, кто занимается этими проверками. Я в этом вопросе не компетентна.

Заседания по делу букмекеров продолжаются. Следующей в суде выступила представитель ДГД по Туркестанской области. Забегая вперед отметим, — на стадии досудебного расследования этот госорган не был признан потерпевшим. Но из-за того, что алматинские сотрудники Комитета госдоходов не смогли ответить на ряд важных вопросов адвокатов, суд принял решение – вовлечь южный регион в орбиту судопроизводства.