Была ли фальсификация процессуальных документов по делу генерал-майора Копбаева

В Военном суде Акмолинского гарнизона продолжается слушание по делу генерал-майора Кайрата Копбаева. В суд был вызван следователь Идрисов.

Дело в том, что ранее, защита ставила под сомнение подлинность его подписи под рядом процессуальных документов. В связи с этим, они просили суд назначить почерковедческую экспертизу, ведь если их доводы найдут подтверждение, то и дела никакого быть не должно.

Речь шла о постановлениях: назначение проведения негласных следственных действий в отношении генерала и прерывания сроков досудебного расследования.

В суде, дал показания эксперт, который подтвердил, что подписи на постановлении регистрации уголовного дела, и других документах сделаны разными людьми. Судья Акпар выслушав доводы принял решение сначала допросить следователя, а уже позже принимать решение по ходатайству о назначении почерковедческой экспертизы.

WhatsApp Image 2020-09-07 at 15.53.28

Допрос Идрисова в суде:

Идрисов подтвердил, что лично регистрировал уголовное дело в отношении Копбаева, но позже было передано другому следователю. Причина – перевод Идрисова в департамент Карагандинской области.

— Решение о прерывании сроков досудебного расследования от 24 июля 2019 года от вашего имени, вами принималось фактически? – спросил свидетеля прокурор Ермек Мами

— Да, решение о прерывании мной принималось, — сообщил Идрисов.

— А соответствующие информационно-учетные документы в базу данных на данное решение вы сами вводили в базу данных?

— Да, сам вводил, — подтвердил он.

— Вот согласно заключению специалиста № 15 от 3 июля 2020 года, Кызыкпаев, по адвокатскому запросу сделано исследование, согласно которому следует что подпись от вашего имени на документе «Постановление о принятии уголовного дела к судопроизводству от 18 июля 2019 года за подписью ее следователя по УВД антикоррупционной службы Идрисова» и на документе «Постановление о прерывании сроков досудебного расследования от 24 июля 2019 года» за подписью ее следователя по УВД антикоррупционной службы Идрисовой выполнено разными лицами. Что можете пояснить по этому поводу? – продолжил прокурор

— По этому поводу могу пояснить, что подписи я сам лично ставил во всех документах, во всех материалах дела, значит процессуальных документах. То, что допустим заключение, я считаю недостоверным фактом, поскольку все подписи мною выполнены, — ответил следователь.

— Ну там в этом заключение не только о прерывании сроков, а также постановление о проведении негласных следственных действий в отношении Копбаева, Бекбауова, Жанузакова тоже специалист дает заключение что выполнены разными лицами. Постановление о проведении НСД в отношении Копбаева, Бекбауова, Жанузакова. Что можете пояснить по этому поводу?

— Ну, это недопустимо, поскольку постановления выносились мною и подписи я ставил сам лично.

— А была ли такая вероятность, что в какой либо спешке или кто-то в отсутствии вас на работе или на выезде вы были, кто-то мог другой от вашего имени вынести данное постановление и подписаться за вас?

— Ну это исключено, за меня никто не мог подписаться. Постановления я вносил сам, расписывался. Где то конечно подписи и отличаются, в плане того что в спешке я мог расписаться как то по иному, визуально может отличаться. Но могу заверить, что я сам лично все постановления подписывал, — ответил Идрисов.

Он также сообщил, что постановление по негласным следственным действиям он готовил лично, на своем компьютере, после чего подписал. Также следователь предположил, что подписи имеют расхождение, потому как он ставил их в неудобном положении.

прокурор Ермек Мами

прокурор Ермек Мами

У прокурора больше не было вопросов, а потому право допроса перешло к адвокатам. Защитник Сарсембаев спросил, почему следователь с такой уверенностью подтверждает, что все подписи на документах принадлежат ему, хотя не знаком с материалами дела, и не видел о каких именно постановлениях идет речь.

— Потому что я уверен, что каждый документ я лично подписывал, — ответил Идрисов.

— В вашем производстве это дело не находится уже больше года, как вы можете быть уверенным, что было после вас? – поинтересовался Сарсембаев.

— Я говорю по поводу документов, которые сам лично подготовил и подписал.

(…)

— Уважаемый свидетель, я вас понял, ваш ответ. Вы не отвечаете на мой вопрос. Как вы можете быть уверенным в том, что подписывали документ,  если вы его не обозреваете в настоящий момент. Я то к вашему допросу готовился и думал представить вам на обозрение его, чтобы спросить вы подписывали его или нет. Как вы можете отвечать на вопрос, когда не видите документ который у вас спрашивают? Вот это вопрос.

— Понятно ваш вопрос. На обозрение вам предоставлялись эти документы, вы когда его видели? – помог судья Акпар

— Нет, не предоставлялись. Я говорю по документам, которые я сам лично подписывал, я о них говорю.

— Если вам на обозрение эти документы покажут, вы сможете по ним посмотреть и сказать это ваша подпись или не ваша подпись? – уточнил Сарсенбаев

— Да, смогу, конечно, — ответил Идрисов.

После этого, адвокат пообещал предоставить следователю на обозрение документы о которых идет речь. Но с учетом, что свидетель находится в Караганде, ответ его, участники узнают на следующем заседании.

К допросу приступил адвокат Оразалин. Он пояснил возмущение своего коллеги

— Вы отвечали на вопрос государственного обвинителя по тем документам, которые сами подписывали. Но поскольку вы действительно не обозрели, вы не можете говорить, но такой вопрос. Можете ли вы допустить что после того как вы сдали, от вашего имени могли кто то подписать допустим, за Идрисова. Такое возможно? Не факт, но возможно? – спросил он

— Не, ну теоретически-то это возможно, ну я просто говорю свои документы, которые я подписывал. Пожалуйста, вы на обозрение представьте, я посмотрю, — ответил Идрисов.

— Да, просто от суда порождается ваша же ответственность, уголовная. Вы же предупреждены. В этой связи, еще раз хотел бы обратить на это внимание. Теперь вот, государственный обвинитель задал вопрос, вы сказали не помню, то что касается цифровой подписи, когда документы вы вводите в компьютер, в базу данных. Вы им можете пользоваться, находясь в Караганде, можете в базу данных заходить находясь в Караганде?

— Нет, — сказал следователь.

— А каким образом порядок вы сдаете эти электронные подписи? Кому вы сдаете? Ну наверное кто то есть ответственные, в этом, в агентстве? Вы лично как сдавали? – продолжил адвокат.

— Я не помню, как сдавал.

— Ну как, это же ваша подпись, ЭЦП, мы сейчас как раз на это же и выходим, может, кто то воспользовался? – снова спросил Оразалин

— Нет, дело в том, что это было все так быстро, когда вышел приказ о моем назначении. У меня были материалы дел, обращения, это все сдавалось в скором порядке и обходной проходил я. Я прям детали то не помню. Предмет, флешку, материал как сдавал тоже. Тем более больше года прошло, — ответил Идрисов.

— Ну, хорошо, а скажите есть какой-то порядок приема-сдачи этих ЭЦП флешек. Они же на флешке да носителе?

— Да-да, — отозвался следователь.- Ну, конечно, есть ответственное лицо, которому по правилам сдается этот флеш-носитель, ответственному закрепленному. Я вот не помню в агентстве кто был ответственным. Поэтому не могу сейчас вспомнить. Но, я сдал я в любом случае. Почему? Потому что я же проходил обходной лист, там же расписывались.  Ответственные лица же расписывались, это же не просто так.

Адвокат Сарсембаев, в свою очередь, выяснил, что на тот момент у следователя находилось в производстве 8 дел, по которым также назначались НСД. В связи с этим, он попросил суд, запросить эти дела, для сличения подписей.

— Подскажите, пожалуйста, вот уголовное дело начинается с вашего рапорта от 18 июня, вы эти сведения от кого получили? Для возбуждения уголовного дела? – спросил Сарсембаев

— Эти сведения я получил в результате изучения материалов СОРМ и которые мне представил Рамазанов.

— К рапорту никаких материалов не прикладывалось, поэтому я вас спрашиваю, на каком основании вы изучали документы, которые не были приобщены к рапорту? – продолжил адвокат.

WhatsApp Image 2020-09-07 at 15.53.27

Прокурор попросил снять вопрос, судья напомнил адвокату ответ: «по результатам СОРМ». Адвокат, в свою очередь, уточнил, что СОРМы к рапорту не прикладывались, а потому непонятно, на каком основании Идрисов их изучил. Свидетель ответил, что документы не были приложены из-за того, что были засекречены, а у него есть доступ к секретным документам. При этом, он отметил, что не был обязан составлять процессуальный документ об ознакомлении с этими секретными документами.

— Хорошо, понятно. Так дальше, вы ознакомились с результатом СОРМ, к какому выводу вы пришли? – продолжил Сарсембаев

— Достаточность и основания для начала досудебного следствия.

— Какие эпизоды из данных вскрытых мероприятий вы выявили для себя?

— Ну, детали я сейчас уже не помню. Факт получения взятки Копбаевым.

— Копбаевым именно? Вы уверены в этом?

— Да, — подтвердил Идрисов.

Адвокат попросил огласить в суде первый том из материалов дела – рапорт о проведении оперативно розыскных мероприятий.

«Довожу до вашего сведения, что в ходе проведения оперативно розыскных мероприятий установлены факты получения взятки должностными лицами государственных органов с третьих лиц за назначение на вышестоящие должности и служебные помещения. Учитывая что в действии должностных лиц усматриваются признаки уголовного нарушения, прошу у вас разрешение на регистрацию данного рапорта в скрытой форме и передачи для принятия процессуального решения».

— Без приложения, без ничего, просто и.о. старшего офицера оперативного департамента Рамазанова. Из указанного документа не следует, что идет речь о Копбаеве. На каком основании вы решили что это Копбаев, прослушивая негласные следственные действия? – прокомментировал Сарсембаев.

— Я же объяснил уже, были материалы СОРМ, с которыми я ознакамливался, — ответил следователь

— В материалах СОРМ фамилия Копбаева не фигурирует. Еще раз ответьте на вопрос, каким образом вы установили фамилию Копбаева? – продолжал адвокат

— (Пауза). Именно в материалах было указано, должностные лица, должностное лицо, непосредственно получавшее взятку, — ответил Идрисов.

— То есть вы из формулировки должностное лицо поняли, что это Копбаев? – уточнил защитник

— (Пауза). Я сейчас не помню точно. Копбаев или должностное, завуалированно там было, но мы регистрировали рапорт тоже в завуалированной форме, — ответил он, и время заседания закончилось.

На следующем заседании участники процесса продолжат допрос следователя Идрисова