Адвокат генерал-майора Копбаева попросил судью вынести частное постановление в отношении сотрудника Антикоррупционной службы

Адвокат генерал-майора Кайрата Копбаева попросил суд вынести частное постановление в отношении сотрудника Антикоррупционной службы Рамазанова. Причина – нарушение прав генерала во время следствия. Так, например, Рамазанов изъял видео в ТРЦ «Керуен» (Нур-Султан) без каких-либо протоколов и поручений, а позже, уже после возбуждения дела в отношении Копбаева, приобщил его к материалам дела в качестве доказательства. То есть, по сути, он вел незаконную слежку за офицером.

Напомним, в столице проходит главное судебное разбирательство по обвинению генерал-майора Копбаева в получении взятки в размере 200 тыс. тенге за трудоустройство капитана Турара Улукпанова в летное училище в Актобе.

По сути, начальника департамента кадров и образования министерства обороны судят за то, что он взял деньги и не устроил на работу родственника взяткодателя.

В обвинительном акте написано: генерал-майор Кайрат Копбаев получил от своего друга Бекбауова 200 тыс. тенге за трудоустройство Турара Улукпанова (племянник Бекбауова) в военный институт сил воздушной обороны РК (ВИСВО) в городе Актобе. Однако, Улукпанова почему-то не устроили и Копбаев вернул деньги Бекбауову.

В итоге, генерал-майора обвиняют по ст. 366 ч.2 УК РК (получение взятки в значительном размере). Во время следствия он был помещен в изолятор временного содержания, где находится и сейчас.

Генерал Копбаев

Генерал Копбаев

 

Допрос Рамазанова

— Бекбауов что рассказал, когда он явился в аникоррупционную службу? Конкретно вам что он рассказал, почему он пришел? – спросил в ходе заседания судья Акпар

— Там по большей части с ним беседу проводил следователь, а не я. Я как до этого указывал, у него было такое недоверие. Он мне сразу сходу сказал, вы будете моим делом заниматься или не вы? Я сказал, что я буду подключаться. Он говорит, ну давайте, кто там с кем я буду работать, я тому все детали и буду рассказывать. Поэтому следователь Куатканов производил его допрос. Я только знал, что он пришел писать в отношении Копбаева. Потому что я постарался его убедить, я ему сказал, что я непосредственно курирую данную линию, меня включат в следственно-оперативную группу, я буду оперативное сопровождение проводить, полностью, и тогда он мне как бы сказал, что есть такой вот начальник департамента кадров, остальное я уже сам домыслил, потому что в период разработки они пару раз встречались. Ну я просто предположил, что скорее всего это связано с майскими событиями, — ответил Рамазанов.

Позже вопросы свидетелю стал задавать адвокат Сарсембаев. Его интересовало, на каком основании Рамазанов сопровождал дело Копбаева? Ведь по данным защитника, оперативник не являлся членом следственно-оперативной группы по делу.

— Мне не ясен вопрос, — ответил Рамазанов

— Вы в своих показаниях говорите о том, что вы были куратором, — напомнил адвокат.

— Да

— Что это значит? Что за понятие такое «куратор»? – спросил защитник

— Это распределение линии у нас, — ответил свидетель.

— Ну, в рамках, в разрезе Уголовно-Процессуального Кодекса такое понятие существует? – продолжил Сарсембаев

— Я вам хочу сказать, что данное уголовное дело, точнее в период поступления заявления от Бекбауова у меня уже была соответствующая разработка и в отношении Копбаева, — ответил свидетель.

— Меня не интересует ваша разработка, я конкретный вопрос вам задал, согласно УПК, разъясните суду понятие куратор. Не нужно уходить в ненужные нам инструкции, которые не касаются УПК. Конкретно ответьте на вопрос, что значит «куратор», по Уголовно-Процессуальному Кодексу, — настаивал адвокат.

— Нет, я не могу понять вопрос, какое отношение имеет данный вопрос?

— Вы плохо слышите что ли, я вас конкретно спросил что такое куратор в рамках уголовно-процессуального законодательства?

— Я отказываюсь отвечать на этот вопрос, я не понимаю какое….

— Вы не имеете права отказываться от дачи показаний в суде, вы свидетель, — ругался адвокат.

Рамазанов продолжал возражать, адвокат настаивать. Несмотря на доводы оперативника судья вопрос не снял.

WhatsApp Image 2020-09-07 at 15.53.28

— Вы за человеком больше года наблюдали, незаконно абсолютно, поэтому я вас спрашиваю, вы не являетесь членом следственно оперативной группы. На каком основании вы в январе месяце будучи уже не имеющим отношения к материалам, которые 18 июня возбудили, вы на каком основании вообще считаете себя куратором? – в итоге резюмировал защитник.

Рамазанов ответил, что он вел Копбаев (напомним, ранее генерал-майор проходил по другому делу, где его причастности оперативник найти не смог).

— То дело закрыли. Вам поручений не было, почему вы куратором себя считали? – продолжил Сарсембаев, но его перебил оперативник. Снова длинная словесная перепалка.

— В июне месяце, значит по двум фактам по отношению к Копбаеву в ЕРДР было внесено уголовное дело 55-е, в рамках данного уголовного дела я и работал, — наконец-то ответил Рамазанов.

— У вас не было полномочий по этому делу. Вы не были в составе следственно-оперативной группы. Не было в рамках настоящего уголовного дела поручений на ведение тех действий, которые вы говорите, «куратора». Такого понятия в уголовно-процессуальном законодательстве не существует. Вы на каком основании осуществляли уголовное преследование лица в отношении которого материалы уже возбуждены и вам поручений не давалось. Вот в чем вопрос? – еще раз озвучил Сарсембаев.

— Вы мой предыдущий ответ слушали или ваша задача только вопросы задавать? – ответил ему Рамазанов.

Не добившись четкого ответа от оперативника адвокат перешел к вопросу об изъятии видео с ТРЦ «Керуен». Рамазанов пояснил,

— Видео было получено в рамках личного сыска. Я получил оперативным путем данное видео и приобщил рапортом к материалам уголовного дела.

— Закон об оперативно-розыскной деятельности от 15 сентября 1994 года исключает понятие «личный сыск». Есть конкретная статья номер 1, которая указывает что негласное снятие информации с компьютера, сервиса и других устройств и в рамках статьи 12 закона того же прямо говорится что указанные сведения изымаются только с санкции прокурора, на каком основании вы незаконно изъяли эти документы не имея санкций прокурора? – спросил адвокат.

Рамазанов в ответ попросил защитника не употреблять слово «незаконно», и добавил, что он проводил оперативные мероприятия, а не негласные действия, на которые нужна санкция прокурор.

— Я получил от людей в «Керуене», они мне добровольно выдали записи. Так что считать изъятие негласными следственными действиями нельзя, — добавил Рамазанов.

— Уважаемый суд я хочу поставить вопрос перед судом о вынесении частного постановления в отношении сотрудника антикоррупционной службы Рамазанова, ввиду того что сотрудник просто не знает требований законодательства и в будущем может нарушать права граждан аналогичным образом, — обратился к суду адвокат.