Адвокат Айтенова рассказала суду о процессуальных нарушениях по делу сотрудников ДГД Астаны

В санкционном суде Астаны проходят слушания по продлению срока содержания под стражей сотрудникам Комитета госдоходов.

Осенью, Антикоррупционная служба столицы, задержала троих представителей департамента госдоходов (ДГД) по подозрению в получении 1450 долл.: специалиста таможенного поста аэропорта Астаны Серика Тынымбаева, его руководителя Жаната Айтенова и заместителя начальника ДГД Астаны Кайрата Джумагулова. Якобы они помогали контрабандистам, ввозить золото без декларирования и уплаты пошлин.

Досудебное расследование было завершено еще в конце декабря, но дело так и не было передано в суд. На стадии ознакомления прокурор и следователь НацБюро просят санкционных суде продлить подозреваемым срок заключения под стражей. Сторона защиты, не видит в этом необходимости, просит суд изменить меру пресечения на домашний арест, параллельно доказывая служителям фемиды, что дело сфальсифицировано.

Жанат Айтенов стал первым относительно кого состоялось заседание.

17:40 – После 10 минут начала процесса ходатайство заявляет адвокат Айтенова.

— Со слов Аубакирова мне стало известно о том, что ряд материалов СОРМ в отношении Айтенова главной транспортной прокуратурой признаны незаконными. 29 декабря 2018 года нам объявлено об окончании досудебного расследования. 3 января мы были приглашены на ознакомление, встреча не состоялась. И первый раз нам частично представили материалы 11 января. 15 января мы начали ознакамливаться с материалами дела. Изучая их, я такого постановления от главной транспортной прокуратуры не нашла, в связи с чем обратилась в главную транспортную прокуратуру с ходатайством о предоставлении сведений о СОРМ в отношении Айтенова признанных ими незаконными. Я получила ответ, о том, что действительно 13 декабря еще, главной транспортной прокуратурой в адрес руководителя департамента НацБюро для исполнения направлен акт прокурорского надзора с соблюдением режима секретности. 20 декабря якобы данный акт прокурорского надзора департаментом обжалован вышестоящему руководству, — сказала она

«При таких обстоятельствах, в настоящее время, предоставить сведения об акте надзора, не представляется возможным», — процитировала адвокат ответ транспортной прокуратуры.

— Я полагаю, что, если СОРМ в отношении него признан незаконными, это в пользу Айтенова, но ознакомиться с ними, ни я, ни мой подзащитный не может. Вчера получив сообщение о назначении сегодняшнего заседания в ваш адрес, я направила ходатайство истребовать у процессуального прокурора Аубакирова и органа досудебного расследования в лице следователя Маратулы акт прокурорского надзора – постановление о признании незаконным СОРМ в отношении Айтенова. Ответ заместителя главного транспортного прокурора я представляю, — сообщила адвокат.

Более того, 24 января я была на приеме у заместителя главного транспортного прокурора Каната Елшибаева. Он подтвердил, что 2 СОРМ в отношении Айтенова признаны незаконными, которые к материалам дела приобщены, якобы как легализованные и видимо, как доказательство вины Айтенова.

17:45 – Айтенва продолжает:

— Если по этому поводу процессуальный прокурор ничего не может сказать, я прошу пригласить Елшибаева на процесс. Он курирующий заместитель по городу. Когда мы были у него на приеме, там было 2 адвоката, 3 защитника, он в присутствии Аубакирова, начальника управления, старшего помощника сказал: «Мое мнение — данное дело подлежит прекращению. А люди подлежат освобождению». И ровно через сутки направлено ходатайство о продлении срока ареста.

Судья подымает следователя и спрашивает, что он может пояснить.

— В части чего?

— Вы ходатайство слышали? – спрашивает судья Исаева

— Да.

— Ну.

— Касательно постановления о признании недопустимыми СОРМ. Постановление имеется, но так как гриф секретности пояснить ничего не могу.

— Но он получается не легализован и его нет в материалах?

— Да. По данному постановлению мы направили в центральный наш аппарат возражение.

— То есть вы его обжаловать хотите?

— Да. Но ответ нам до сих пор не поступил. Сейчас что-то комментировать я не могу.

— Они направили возражение в республиканское НацБюро 20 декабря, а сегодня уже 26 января. Уже все сроки ушли. В Генеральную прокуратуру ничего не поступало. НацБюро должно было обжаловать Генеральному прокурору. А оно в Нацбюро и осталось уже более месяца. И потом обжалование не приостанавливает исполнение. Почему оно не легализовано до сегодняшнего дня и не приобщено к делу? – добавила Айтенова

— Оригинал постановления направлен в центральный аппарат, ответ еще не поступил. Он поступит вместе с оригиналом постановления, — ответил следователь

— Но сегодня уже 26-е же? – сказала Исаева

— По поступлении будут приняты соответствующие меры.

— Какие меры? Вам же говорят, что обжалование не приостанавливает исполнение, — добавила судья.

— Самого постановления в нашем департаменте нет. Что-то легализовать не представляется возможным.

— А руководитель кто у нас следственной оперативной группы?

— Я

— И вы говорите, что на сегодняшний день у вас нет какой-либо документации. И нет ответа?

— Да.

— А сопроводительное письмо есть?

— Да, там также стоит гриф секретности.

— Показать сможете суду через секретный кабинет?

— Да, конечно. Но мне необходимо возвратиться на работу и привезти его, — ответил Маратулы

17:50 – Судья спрашивает у прокурора почему он не отреагировал на затягивание сроков НацБюро. Он сообщает, что не может пояснить, потому как документы готовил другой исполнитель. Но подтверждает, что 2 СОРМ в отношении Айтенова признаны недопустимыми.

— Вы процессуальный прокурор и должны знать дело от «А» до «Я». И вы должны знать где этот акт о признании СОРМ недопустимыми, что с ним. Через неделю будет 2 месяца как акт не легализован.

— Я следователю давал указания устно о том, чтобы он истребовал ответ, легализовал, возобновил производство по делу, ознакомил стороны.

— А почему устно, если на сегодняшний день прошло уже 1,5 месяца?

— Дело находится на изучении, — ответил прокурор Аубакиров.

— И вы говорите, что вы ничего не можете сделать?

— Я пока не вмешиваюсь.

— Вы не вмешиваетесь – протянула она. – Вы даете им материалы дела, но в тоже время вы говорите, что в них уже есть акт прокурорского реагирования о том, что есть что-то. Правильно?

— Правильно.

— Если акт реагирования вышел 13 декабря, то к концу декабря или к 13 января вы должны были говорить руководителю СОП: «Где? Обжаловано? Значит предоставьте, и тогда СОРМ признан законным». Если они соглашаются, значит он признан незаконным. Значит идет процедура легализации и в дело. Так?

— Да

— И только потом давать на ознакомление. А как сейчас давать? Вот эту часть – ознакомьтесь, а эту подождите?

— 13 января дело было передано следователем на ознакомление, — ответил прокурор. – Я не знал, что он туда подшил, а что нет.

18:00 – Айтенова поясняет, что, когда защита стала читать материалы, они не предполагали, что там могут быть укрыты от них нужные в отношении Айтенова материалы.

— Я написала ходатайство на 4-х листах в транспортную прокуратуру о томе 7, по каждому постановлению, каждой аудиозаписи, я же не знаю, что они исключили. Но Аубакиров мне еще ничего не ответил.

Прокурор ответил, что ходатайство на рассмотрении, и подтвердил, что в нем поставлены вопросы по СОРМам, в том числе тем, что признанным незаконными.

18:05 – Судья читает ходатайство Айтеновой переданное Аубакирову.

18:10 – Аубакиров сообщает, что это ходатайство находится на стадии рассмотрения.

— Уважаемый суд, а мы могли бы рассматривать не материалы дела, которые касаются…, — начинает прокурор, но его перебивает судья.

— Я не исследую материалы дела, мы на стадии ходатайств. И сторона защиты их заявляет.

— Следствие окончено, материалы переданы на ознакомление, на ходатайство мы отреагируем, мы дали указание, и в понедельник ответ будет готов.

— Почему в понедельник?

— Рабочий день. Документ ушел…

— Вы имеете в виду акт прокурорского реагирования от 13 декабря?

— Да.

— Вы процессуальный прокурор, вы должны знать дело полностью. Все что кто-то что-то делает вы знаете об этом все, потому что вы процессуальный прокурор. Указывать суду не надо. Суд на стадии ходатайств. Поэтому суд ознакомился.

18:13 – Суд обязывает следователя предоставить суду не только сопроводительное письмо к акту прокурорского реагирования, направленного в НацБюро, но и ответ из этого ведомства о статусе.

– Какой ответ на ваше обжалование, потому что сегодня уже 2 месяца. Все возможные и невозможные сроки – прошли. Если обжаловали, то предоставьте что обжаловали, если согласились и не обжаловали, то тоже покажите. В понедельник рано утром направьте мне, поставьте в известность, я ознакомлюсь. Понятно? Без этого продолжения не будет, говорю сразу, — пояснила Исаева.

Следователь и прокурор говорят, что им все понятно.

— Почему все это суд узнает от стороны защиты каждый раз? Почему не от вас?

— Они реализовывают свое право – ответил прокурор.

— А если бы не реализовали, суд откуда узнал бы об этих обстоятельствах?

…. – ответа не последовало.

18:20 – Айтенова просит приобщить к материалам дела ответ от старшего помощника Генерального прокурора РК Сабитова о том, что в отношении сотрудников департамента Нацбюро за фальсификацию доказательств и служебный подлог при предоставлении материалов в суд при санкционировании меры пресечения Айтенову 12 декабря 2018 было начато досудебное расследование.

Она поясняет, что сотрудники Антикора предоставили суду аудиозапись в качестве доказательства вины Айтенова, на которой были записаны другие люди, а не подозреваемый. Но именно на основании этого «доказательства» Айтенов попал в СИЗО.

Также она обращает внимание, что следователь Маратулы не правильно указал в протоколе задержания время фактического доставления Айтенова. Он был принудительно доставлен в Департамент в 14:50 (в качестве доказательства словам ссылается на официальные ответы различных ведомств – от авт.), а следователь указал 22:44. То есть Айтенов провел 6,5 часов в Департаменте без оформления протокола.

«Принимая во внимание, что в действиях старшего следователя департамента Астаны Маратулы имеется достаточные данные указывающие на признаки уголовного проступка, предусмотренного ст.414 ч.4 УКА РК, ст. 179,180,184 УПК, данный факт подлежит регистрации в ЕРДР», — прочитала адвокат ответ из прокуратуры.

— Досудебное расследование по этому факту в отношении Маратулы было начато, — сообщает адвокат и продолжает. — Фактически на основании этих двух документов, заведомо незаконное задержание и фальсификация доказательств при санкционировании меры пресечения однозначно можно сделать вывод, что Айтенов незаконно содержится под арестом с 28 октября 2018 года.

Далее она сообщает суду, что 13 декабря Генеральной прокуратурой было возбуждено уголовное дело по факту превышения должностных полномочий сотрудниками Антикора спровоцировавшим экономическую контрабанду и взяточничество.

— 15 дней после задержания Айтенова и других уже было возбуждено уголовное дело, которое однозначно говорит о том, что были провокационные действия со стороны сотрудников НацБюро. Согласно Нормативному постановлению должностные лица ДГД (подозреваемые в получении взятки) подлежат освобождению, даже если допустить, что взятка была. Хотя это тоже не доказано.

Она просит приобщить справку Аубакирова, в которой написано: «Если бы не провокационные действия оперативных сотрудников Антикора, то у Джумагулова, Айтенова и Тыныбаева не возникло бы умысла на получение взятки, и преступление не было бы совершено».

— Это я вам только малую часть даю о том, что уголовное дело возбуждено незаконно, задержание и арест произведены незаконно, и досудебное расследование проводится незаконно.

18:34 – Прокурор не возражает против приобщения документов. Суд приобщает.

18:37 – Судья еще раз напоминает следователю, что он должен принести на следующее заседание ответ по стадии рассмотрения акта прокурорского реагирования. Исаева также требует от прокурора предоставить ей сам акт реагирования.

18:40 – Адвокат Айтенова просит суд вызвать на следующее заседание заместителя главного транспортного прокурора Елшибаева.

— В связи с тем, что он открыто высказал нам свое мнение, о том, что дело подлежит прекращению. А процессуальный прокурор Аубакиров заявляет, что оснований для изменения меры пресечения в отношении Айтенова нет.

Далее она рассказывает, что следователь Муратулы сообщил подозреваемым и их защитникам о том, что продление санкции состоится, что дело уйдет в суд, и посоветовал не надеяться на штраф.

— Мой брат, услышав это беспредельное заявление, был вынужден вместе с Тыныбаевым объявить голодовку в условиях СИЗО. И никто не подошел к нему и не спросил, ни Маралулы, ни Аубакиров о причинах голодовки. И после этого просто прийти, и сказать, что нет оснований для освобождения. Мы неоднократно говорили – измените меру пресечения на домашний арест, у него 5-ро детей, он никуда не побежит. Наша мать, ей 82 года через меня просила брата отказаться от голодовки, потому что здоровье сына ей дороже. Его перевели в одиночную камеру без отопления, с крысами, в говне. Вы даже не сходили, не посмотрели на это! – обратилась она к прокурору.

— Заявление находится на стадии рассмотрения, — апеллировал прокурор. – На сегодняшний день голодовка уже прекращена.

— Я объяснила уже суду, почему она прекращена. Вот какой беспредел происходит по этому делу. Спасибо тому, кто следственный суд создал, хоть что-то чтобы пресекать на начальной стадии. Так нет же, какое сопротивление идет страшное со стороны Департамента.

18:44 – Прокурор сообщает, что не видит смысла приглашать в суд Елшибаева, потому как он выразил свое мнение.

— Елшибаева пригласить на следующий процесс в обязательном порядке! Елшибаева быть обязываю. Материалы повышенной секретности рано утром мне. Перерыв до 28 января 18:00, — заключила судья Исаева.

Татьяна Ковалева