Казахстанские инвалиды пригрозили подать в суд на Министерство труда и соцзащиты населения РК

Депутаты мажилиса рассматривают поправки в законодательство, которые сократят количество часов оплачиваемой работы и размер заработной платы индивидуальных помощников для инвалидов-колясочников. Инфраструктура городов Казахстана в большей степени устроена так, что недоступна для людей на коляске. Сокращение часов работы помощников сулит инвалидам новые ограничения, передает «МК«.

Фото: mk-kz.kz

Прожить день в нашей шкуре

Именно об этом алматинцы с ограниченными возможностями просят депутатов мажилиса парламента. Поход в магазин, поликлинику, аптеку, на рынок, по любым другим делам для лиц с ограниченными возможностями, особенно тех, кто передвигается на коляске, без сопровождающего просто невозможен. Слишком крутые спуски и пандусы, а то и полное их отсутствие, нет поручней, лифтов, ямы, бездорожье…

В мажилисе, когда обсуждали этот законопроект, выступил заместитель председателя общества инвалидов «Аділет», инвалид первой группы по зрению Жанибек Байтоков. Он заявил о нарушениях конституционных прав инвалидов в Казахстане. В планах чиновников — установить максимальное время по уходу и сопровождению инвалидов в пределах 176 часов в месяц, то есть по восемь часов в день.

«Наши права конституционные будут нарушаться в той части, что мы имеем право передвигаться каждый день. Индивидуальный помощник — это лицо, оказывающее услуги по передвижению. Но когда инвалид указывает в листе сопровождения, что он ходит на прогулку со своим помощником, отдел занятости вычеркивает этот момент и не проплачивает помощнику. Хотя это базовая потребность лица с инвалидностью — гулять на свежем воздухе», — рассказал Байтоков.

По его словам, инвалиды вынуждены сидеть дома, потому что соцработники не считают нужным гулять с ними бесплатно. Сейчас оплачиваются только услуги индивидуального помощника по сопровождению инвалида от места проживания до пункта назначения и обратно. Прогулки не предусмотрены. Байтоков попросил пересмотреть это упущение в новом законопроекте. Также он заявил, что у индивидуальных помощников не учитывается стаж работы, нет пенсионных отчислений и медстраховки.

«При этом они получают сейчас 89 тысяч тенге. Вы хотите ограничить до 176 часов, это примерно 63 тысячи тенге», — активиста возмутил тот факт, что сократят и без того небольшую зарплату работников.

Нужно понимать, что в большинстве случаев индивидуальные помощники — это ктото из родных. Достаточно примеров, когда члены семьи, чаще женщины, бросают работу и посвящают жизнь ребенку или супругу с инвалидностью. Поэтому зарплата для них — большое подспорье.

«Помощнику оплачивается 248 часов в месяц, по восемь часов ежедневно, включая выходные и праздничные дни. В поправках это время хотят урезать до 176 часов в месяц. Получается, мы сможем пользоваться услугами гораздо меньше, что является нарушением прав людей с инвалидностью», — высказалась инвалид первой группы, колясочник, гражданский активист Галина Шведова в интервью газете «КАРАВАН». Она пользуется услугами индивидуального помощника по восемь и более часов в день.

— Некоторые инвалиды приглашают помощника со стороны, — говорит активистка, — на мизерную зарплату им будет сложно найти себе такого, человек окажется запертым в четырех стенах. По факту помощник не только сопровождает нас из пункта А в пункт Б. Многим он помогает в бытовых делах — принять ванну, одеться, еду приготовить, уборку сделать, и зачастую бесплатно!

Алматинка, инвалид 1-й группы Наталья Досанова тоже передвигается на коляске и не представляет своей жизни без индивидуального помощника. До «переломного» момента она вела активную жизнь — организовывала международные выставки, постоянно находилась в командировках. Но серьезные проблемы со здоровьем (почечная недостаточность, процедуры гемодиализа) кардинально вcе измeнили. «Последствия болезни — хрупкость костей. Получила переломы шейки бедра обеих ног. Уже девять лет не могу одна выйти на улицу, нужен помощник. Центр гемодиализа выделяет транспорт таким, как я. Машина подъедет, но как я на коляске выйду из дома? Меня должен помощник вытащить, посадить в машину, это целая процедура. Сейчас в новом законопроекте делают упор на услугу сопровождения — допустим, помощник привез меня в поликлинику, а потом должен уйти. А дальше я как? Из кабинета в кабинет как переезжать? Там, где не могу проехать, помощник на своем горбу меня тащит. А хочется еще сходить в театр, на выставку, прогулку. Разве мы не члены этого общества? А с сокращением часов получается, что в праздники, выходные инвалиды должны сидеть дома!» — возмущена женщина.

По ее словам, для того, чтобы пользоваться даже элементарными услугами индивидуального помощника, инвалидам приходится «заполнять акты». По сути, расписывать каждый день, куда и зачем требуется передвижение. По своей структуре такие операции напоминают банальную слежку.

О новом законопроекте высказалась 28-летняя Мария Кенесова, инвалид первой группы по зрению. Девушка также проходит лечение в центре гемодиализа. Но при этом ведет активный образ жизни — ходит на фитнес, учится на психолога.

— Все мои передвижения по улице — только с помощью сопровождающего, — говорит Мария. — Если его не будет, я буду дома сидеть. Живу с мамой и сестрой. Мама — мой индивидуальный помощник, ухаживает за мной. Конечно, если сократят часы, зарплату, она все равно будет меня сопровождать. Но ее зарплата — огромная финансовая помощь, ведь мама больше нигде не работает.

Видимо, разработчики проекта считают, что инвалиды могут из своего кармана доплачивать за уход и сопровождение.

Это интересно хотя бы потому, что средняя пенсия инвалида составляет примерно 65 400 тенге. Если вычесть из этой суммы затраты на продукты, коммунальные услуги и, в конце концов, лекарства, сложно представить, что человек с ограниченными возможностями со своего кармана сможет дополнительно оплачивать услуги индивидуального помощника.

А труд индивидуальных помощников отнюдь не простой — хрупкие женщины часто таскают на себе мужчин весом в 100 и более килограммов, за что им, между прочим, не доплачивают. Однако во время обсуждения законопроекта Министр труда и социальной защиты населения Серик Шапкенов заверил, что в новом законопроекте относительно времени ухода за инвалидом в Казахстане учли международный опыт.

Фото: mk-kz.kz

Все как у людей?

Если сравнивать количество оплачиваемых часов с индивидуальным помощником в разных странах мира, то в Германии на это максимум отведено 150 часов в месяц, тогда как помощь необходима все время. В Австрии — более 180 часов в месяц, когда помощь необходима днем и ночью на регулярной основе. В Турции при этом максимально рекомендуется 30 часов в неделю (120 часов в месяц).

Однако в мажилисе при обсуждении законопроекта заместитель председателя общества инвалидов «Аділет» Жанибек Байтоков попросил учесть, что в этих странах ситуация другая, чем в Казахстане.

По его словам, в этих странах сделано все, чтобы человек с ограниченными возможностями не чувствовал себя «ограниченно», мог наслаждаться искусством, вкусным обедом или спортивным зрелищем, передвигаться беспрепятственно, путешествовать, доплачивать сиделке и не выпрашивать у государства памперсы, лекарства или новую современную коляску. А много ли может позволить себе казахстанский инвалид на пенсию в 65 тысяч с «лишним» тенге?

Также активист выразил недовольство санаториями: «Вот санаторно-курортное лечение по 14 дней, вы говорите, что инвалид может выбрать санаторий на портале (имеются в виду планы предоставить инвалидам право выбирать разные санатории по желанию и, если сумма превышает установленную государством, доплачивать из своих средств. — Прим. ред.). Мы предлагали, чтобы можно было сумму, которую выделяет государство, потратить на меньшее количество дней, притом не доплачивая».

Также Байтоков заявил о возможности коррупции. «Из санатория звонят инвалиду, ему переводятся деньги на карту, инвалид никуда не едет, все деньги получил санаторий. Портал создал коррупцию, и проконтролировать это невозможно сейчас. Каким образом будет осуществляться контроль, было ли лицо с инвалидностью в санатории или не было? Потому что сейчас вы открыли ящик Пандоры своими порталами. Хотели как лучше, получилось как всегда», — заявил активист.

«Что касается пребывания в санаториях, а также инватакси, технически мы этот вопрос обсуждали. И мы на самом деле настаиваем, что при получении этих услуг должны быть фотоили видеоотчет, подтверждающий присутствие человека в санатории. Эта техническая возможность есть на портале, доработка месяц-два занимает», — заверил вице-министр труда и соцзащиты Ерлан Аукенов.

Всего в Казахстане зарегистрировано 670 тысяч инвалидов, из них 61,9 процента трудоспособного возраста, 25,4 — пенсионного возраста, 12,7 — дети до 18 лет. Шестьсот семьдесят тысяч инвалидов — это население областного центра…. И почти все они сталкиваются с одной проблемой — ограничением своих возможностей. И дело не в их физических ограничениях, а в том, что в нашей стране до сих пор не приняты меры для того, чтобы все без исключения могли чувствовать себя нужными.