Widgetized Section

Go to Admin » Appearance » Widgets » and move Gabfire Widget: Social into that MastheadOverlay zone

Как вербовщики из радикальных сект попадают в тюрьмы и колонии?

Уже принято как факт, что места лишения свободы – самое удобное место для завлечения новых адептов в радикальные религиозные течения. В уголовно-исполнительной системе Казахстана есть план, как уберечь заключённых от пропаганды экстремизма. Он предусматривает круглые столы, разъяснительные беседы, встречи со священнослужителями, сообщает Радиоточка.

1438246671_2015729151327

Так, в СИЗО ЛА-155/18 Алматы провели подобное мероприятие. «Граждане осуждённые, – обратился к собранным в актовом зале начальник учреждения. – Сегодня очень остро стоит вопрос борьбы с экстремизмом, терроризмом. Ведётся работа по вербовке в местах лишения свободы. Очень много лиц, которые обращаются в нетрадиционный ислам. Вы все помните побег из ИУ-23 города Актау в 2010 году, побег из АК 159/21 Балхаша в 2011 году».

Ринат Касымбетов напомнил о самом массовом побеге за всю историю независимого Казахстана из колонии строгого режима (она же 172/1). Когда 20 опасных преступников, используя оружие и взрывчатку, которые каким-то образом попали внутрь режимного объекта, и при помощи сообщников с воли устроили взрыв, обесточили зону и уходили от преследователей на заранее подготовленных машинах, отстреливались. Хотя официальная информация об этом случае была скудной, СМИ удалось выяснить, что все беглецы были ваххабитами – приверженцами радикального исламского течения. А один – даже членом запрещенной в стране партии «Хизб ут-Тахрир».

ЗК из исправительной колонии в Балхаше преодолеть высокий забор с колючей проволокой не удалось. Но они – 12 человек – всё же пытались уйти на волю. У них были ножи и огнестрельное оружие: проникли в КПП, стреляли, ранили четверых охранников, один скончался. И эти беглецы были адептами радикального ислама.

Настораживает организованность этих попыток и поддержка извне. Возникает вопрос: как вербовщики попадают в закрытые учреждения? Но такая постановка, по словам оперативных работников СИЗО, не совсем корректна.

Они не проникают специально, а оказываются там в силу обстоятельств. Один из беглецов колонии в Балхаше, к примеру, был осуждён за экстремизм и терроризм. Но таких не так много – большинство наказаны за другие преступления. Но ещё на свободе они, как правило, состоят в сектах, а в местах лишения свободы начинают обрабатывать сокамерников. Психологи объясняют это тем, что осуждённые, чаще всего, обижены на полицию, на тех, кто писал на них заявление, вообще на судьбу – на таких эмоциях лучше всего взрастить гнев и жажду мести. Так что зёрна экстремизма попадают в благоприятную почву.

И тут очень важна оперативная работа. Сотрудники исправительного учреждения не могут, конечно, раскрыть все её секреты. Рассказали корреспонденту «Радиоточки» лишь, что тщательно следят за тем, сколько человек читают намаз, как они это делают. Намётанному глазу даже по тому, как совершается обряд, каковы поклоны, в каком положении руки, видно – приверженцем какого течения является верующий. Тех, кто исповедует нетрадиционный ислам, берут на заметку и стараются ограничить их общение с другими заключёнными.

Ну и, конечно, беседуют. Имамы и батюшки посещают исправительные учреждения дважды в месяц. На этой, внеплановой, специальной встрече в СИЗО ЛА-155/18 заключённым показали документальный фильм «Сирийский капкан». В нём рассказываются истории двух экибастузцев, которые поверили вербовщикам и поехали на джихад в Сирию. И только там поняли, что происходящее в лагере боевиков не имеет никакого отношения к религии. Казахстанцы только там поняли, что они «пушечное мясо». Кроме того, их жёны были задержаны при попытке незаконного пересечения границы с Сирией. Оказались в тюрьмах целыми семьями, и теперь уже там ведут, но антипропаганду вахаббизма, экстремизма и предостерегают других ЗК ни в коем случае не ехать на «джихад».

После показа фильма наиб-имам мечети Умара ибн аль-Хаттаба Алматы Мади Таттибаев объяснял осуждённым этот термин: «Джихад не означает войну. Джихад переводится с арабского как «усилие». Коран призывает каждого верующего проявлять усердие в учёбе, работе, вере, добрых делах. И «объявлять» джихад своим порокам, прежде всего».

Было отмечено, что, конечно, о вооружённой борьбе за веру в Священном писании мусульман тоже говорится, но не об убийстве женщин, стариков и детей и не об истреблении всех «неверных». Разрешается защищать свои дома, родину с оружием, если на тебя нападают.

Кроме того, добавил имам, на это нужно благословение родителей (повиновение отцу и матери в исламе считается одной из главных заповедей – прим. «Радиоточки») или правителю. «Кто у нас правит государством? – спросил духовный служитель у осуждённых. – Президент? Значит, президент должен дать разрешение на джихад. Тогда он будет правильным. Но раз наш президент его не объявляет, значит, его и нет». Ни о каком джихаде в Сирии для казахстанцев не может быть и речи, считает Мади Таттибаев.

Он попросил заключённых запомнить, что всё больше распространяющаяся в республике салафия (его адепты – салафиты носят укороченные брюки, длинные бороды и иначе совершают намаз – прим. «Радиоточки») – это нетрадиционное течение ислама, которое не признаётся Духовным управлением мусульман Казахстана.

Православный священник – клирик Крестовоздвиженского прихода Алматы отец Роман тоже цитировал Коран: «В Священном Писании мусульман говорится о необходимости добрососедства, благожелательного отношения. Как сказано в 5 суре 48 аята: «Если бы Аллах пожелал, он сделал бы вас одной общиной, нацией. Однако Он разделил вас с тем, чтобы испытать в том, что Он вам даровал. Состязайтесь друг с другом в добрых делах! И, в конце концов, Он поведает вам о том, почему вы расходились во мнениях». Господь определил много народов на земле, у каждого – своя цель, своё место в человечестве. Но судить всех будет Бог (Кудай)».

Похожие по смыслу цитаты батюшка приводил и из Библии, спрашивал у аудитории, разве мог Бог, то есть создатель, определить для человека роль разрушителя? И завершил свою речь так: «Сегодня в Украине происходят бои – христиане воюют против христиан. А в Казахстане христиане с мусульманами чай пьют. Есть разница? Так вот эта разница в том, что Бог благоволит нам. Случайностей в этом мире никогда не бывает. И раз так сложилось, что все мы вместе живём под сводами Казахстана – в этом есть промысел. В христианстве – это промысел Христа, в Исламе – промысел Аллаха. Так задумано. Поэтому мы обязаны это беречь, созидать, любить, рожать детей».

Заключённые слушали внимательно, молча. Вопросов почти не задавали. Кто проникся, а кто так и остался при своём, радикальном, мнении, выяснить невозможно. Но, как заверили сотрудники учреждения, такую работу они продолжат. Даже если здесь заключённых оберегают от обработки, вскоре они отбудут свои сроки. А там вербовщиков ещё больше. Освободившиеся должны быть подготовлены.

Марина Михтаева

Добавить комментарий

 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>