Изнасилование в «Тальго»: проводников опознали другие жертвы

В Костанае вынесли приговор двум проводникам поезда «Тулпар-Тальго», изнасиловавшим пассажирку. Бывших сотрудников «Пассажирских перевозок» отправили в колонию чуть больше, чем на два года – такое решение судьи вызвало бурную реакцию общественности. Женщины стали делиться в социальных сетях похожими историями, произошедшими с ними в купе поездов национального перевозчика. Несколько пострадавших узнали в осужденном того же проводника, который раньше домогался и до них.

тальго 4. Аида Джексен

«Мир рухнул»

Эта история произошла 26 сентября в купе поезда «Астана-Нурлы Жол – Актобе» во время движения по Костанайской области. Тридцатипятилетняя Аяулым Ибраева (имя изменено) ехала домой с научной конференции. Обычно она передвигалась самолетами, но на этот раз не успела купить билет и решила поехать на скоростном поезде «Тулпар-Тальго». День был тяжелый, женщина практически ничего не ела и сильно устала. Как только состав тронулся с места, она попросила соседа присмотреть за вещами и пошла в вагон-ресторан. После ужина ее ждал сюрприз.

— В купе вместо того пассажира сидел проводник в майке и трико. Он чувствовал себя как дома – вел себя вальяжно, залез ногами на сиденье, пил пиво. Аяулым сильно удивилась, спросила, что он здесь делает, — рассказывает правозащитница, лидер движения «НеМолчи.kz» Дина Тансари. – Вместо ответа он начал с ней заигрывать, предлагать выпить вместе. Она вежливо просила его удалиться, боялась спровоцировать нетрезвого человека на что-то. Ушел он только через полчаса.

Женщина заперлась на замок, успокоилась и легла спать. Проводник вернулся около четырех часов утра. Он открыл дверь своим ключом, вошел внутрь и изнасиловал пассажирку.

— В тот момент ее просто парализовало от страха, она не могла ни шевелиться, ни кричать, — продолжает Дина Тансари. – Такое происходит с женщинами в 70 процентах случаев. Когда он ушел, она просто лежала, не понимая, что происходит. Слезы текли сами собой, были мысли о том, что привычный мир, который она сама для себя построила, рухнул. Оказалось, что признание, научные достижения, финансовая независимость, которых она добилась, не являются гарантией безопасности даже в общественных местах.

Внезапно дверь вагона снова открылась, это был второй проводник. Несчастная пришла в ужас, ее тело повторно сковал паралич. Когда насильник ушел, она вскочила на ноги, заперлась и начала лихорадочно одеваться. Руки не слушались, но больше всего на свете Аяулым боялась, что в купе опять кто-нибудь войдет. Уже на выходе она столкнулась лицом к лицу с одним из своих мучителей – он вернулся за забытым мобильным телефоном.

У пострадавшей началась истерика.

— Она набросилась на него, начала бить кулаками. Голоса у нее не было, вместо криков получались сдавленные хрипы. Он тоже отвечал ей, хватал за руки, грубил.

«Признайся, что хотела»

Когда обессиленная женщина наконец вышла в коридор, то поняла, что все вокруг спят. Она стала стучать во все подряд купе и шепотом просить помощи. Вскоре она нашла других проводников, но никто из них не пытался ее успокоить, предложить кофе или воды. Коллеги насильников лишь посоветовали ей вызвать полицию и почему-то назвали совершенно другую станцию.

Дина Тансари. Фото Sputniknews.kz

Дина Тансари. Фото Sputniknews.kz

— Возможно таким образом они хотели протянуть время, надеялись, что она передумает, — предполагает Дина Тансари. – На станции наконец к ней пришла женщина-дознаватель, но никакого сочувствия Аяулым от нее не получила. Та выспрашивала в мельчайших подробностях о произошедшем и просила признаться, что секс был по обоюдному согласию. Зачем, мол, парней сажать в тюрьму, это ведь статья.

Дорога длилась еще 10 часов, в течение которых Аяулым бесконечно допрашивали. Выйти в коридор она боялась, так как там собралось много любопытных. Когда полицейские пошли на обед в вагон-ресторан, девушка попросила чашку чаю, но ее просьба осталась без ответа. Каторга продолжилась после прибытия в Актобе – пострадавшую продержали в отделении еще 8 часов.

Вдобавок ко всему ее встретили родственники, которые качали головами, с кем-то договаривались, а в итоге потребовали забрать заявление, чтобы не позорить семью. Следом начались месяцы тяжелых разбирательств, сплетен и давления. Некогда уверенная в себе и цветущая женщина превратилась в пугливое существо, живущее на антидепрессантах от одного допроса до другого. Чтобы доказать факт изнасилования, ей пришлось пройти три психологических экспертизы.

— Все это даже больше подкосило ее, чем само изнасилование. Она даже хотела покончить с собой. Нужно было раз за разом все пересказывать в деталях, отвечать на унизительные вопросы, доказывать, что не получила от процесса удовольствия. И это все перед большим количеством людей! А проводники в то время выслеживали ее, приходили домой, расспрашивали о ней соседей, — рассказывает Дина. – Больше всего она боялась, что обо всем узнают пожилые родители, которые просто не выдержат такого удара. Эти люди докопались и до этой информации и стали говорить ей, что сейчас поедут к ним извиняться. Последней каплей стало предложение адвоката заключить с насильниками мировое соглашение за два миллиона тенге. Конечно Аяулым отказалась и разорвала отношения с этим юристом. В последствии эти подонки начали рассказывать всем, что она сама потребовала у них четыре миллиона, а когда они предложили всего два, обозлилась и написала заявление.

Была еще одна версия, согласно которой пассажирка была пьяна и поэтому согласилась на секс с проводниками. Но экспертиза не обнаружила в ее крови алкоголя.

В итоге делом Аяулым занялась Дина Тансари. Суд проходил в закрытом режиме сначала в Актобе, потом в Костанае. На правозащитницу тоже посыпались угрозы и оскорбления.

— В суде мать одного из них набросилась на меня, кричала, что Аллах меня покарает, — вспоминает лидер движения «НеМолчиKz». – Потом спрашивает, зачем Аяулым разлеглась там в такой позе беспомощной. А зачем ее сын открыл дверь и вошел внутрь, ее не волнует. И это женщина, понимаете? И в суде никто не верил, что это изнасилование, раз нет побоев. И спрашивали все в подробностях – где лежала рука, нога, почему глаза были закрыты.

«Никто не держал»

Фото: "Не молчи KZ"

Фото: «Не молчи KZ»

Свою вину уже бывшие проводники «Тальго» Жетес Умбеталиев и Колканат Курманиязов так и не признали. Они до последнего утверждали, что пассажирка сама едва ли не просила их об интиме. В суд дело поступило по статье 120 части 2 «Изнасилование, совершенное группой лиц без предварительного сговора». Потерпевшая и ее представители просили дать насильникам 10 лет лишения свободы, прокурор заявил о шести годах.

Фото: "Не молчи KZ"

Фото: «Не молчи KZ»

Однако судья Костанайского городского суда №2 Оразбай Сатыбалды посчитал, что в ту ночь в поезде имело место не групповое изнасилование, а «два одиночных» — а это более легкая статья. Приговор, вынесенные 26 июля, шокировал весь Казахстан – обоих насильников приговорили к 2 годам 6 месяцам заключения с отбыванием наказания в исправительном учреждении средней безопасности. Один из осужденных был три месяца под домашним арестом, поэтому в колонии ему остается провести 2 года и 3 месяца.

Свое решение судья пояснил так:

— Что такое изнасилование, совершенное группой лиц без предварительного сговора?  Это преступление, в котором принимали участие два исполнителя без предварительного сговора. Например, в изнасиловании участвуют двое: один держит, второй в это время совершает насильственные действия. Такой факт по данному делу не установлен, поэтому действия обоих осужденных в данном случае переквалифицированы по части 1 как простое изнасилование.

Нашел судья и смягчающие обстоятельства:

— Проводники не имели судимости, положительно характеризуются по месту проживания и у одного из них на иждивении имеется двое малолетних детей. Отягчающих обстоятельств по делу нет. Что касается наказания, санкция статьи 120, части 1 Уголовного кодекса РК предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок от трех до пяти лет. Это преступление средней тяжести. Статья 55, часть 2, пункт 1 УК РК гласит, что при наличии смягчающих и отсутствии отягчающих обстоятельств суд по делам средней тяжести назначает половину максимального срока, предусмотренного санкцией данной статьи, поэтому суд назначил два года и шесть месяцев.

фото Vlast.kz

фото Vlast.kz

Дина Тансари назвала такой приговор «незаконным»:

— Сама переквалификация статьи была незаконной – это раз. Во-вторых, у одного из них двое детей, один из которых инвалид. Мы рассчитывали, что ему снизят срок. Но причем здесь второй? Они что, детей совместно воспитывают? Травля жертвы до сих пор продолжается. В несколько СМИ неизвестные прислали сообщения о том, что эта женщина нехорошая, занимается какими-то темными делами. И при этом никаких конкретных фактов, все расплывчато. К сообщению прилагают ее полные паспортные данные и фотографию, которая была в материалах дела. Больше взять неоткуда – Аяулым никогда не сидела в социальных сетях и даже на аватарке в WhatsApp у нее пусто. Затем судья говорит, что нет отягчающих обстоятельств. А то, что они открывают купе своим ключом и заходят внутрь – ничего страшного? И сам факт, что проводники могут просить обоюдного секса у пассажирок почему-то никого, не волнует. Неизвестно, сколько было подобных случаев, которые просто не дошли до полиции и суда.

тальго3

«Я во всем виновата»

Если верить сообщениям в социальных сетях, похожие случаи в Казахстане действительно уже были. Причем в некоторых фигурирует осужденный Жетес Умбеталиев. Сначала его по фото опознала жительница Алматы. В августе 2018 года она ехала на поезде «Тулпар-Тальго» в Шымкент и по пути подверглась домогательствам со стороны героя-любовника.

— Со мной в купе ехала женщина с детьми, я была на верхней полке, — вспоминает 35-летняя Сауле Мухамедова. – Ночью я проснулась от того, что кто-то меня трогает. Спросонья не могла ничего понять. Оказалось, что пассажиры вышли на станции, внизу уже лежала совершенно другая бабушка. А напротив на верхней полке был тот самый проводник. Он лежал в майке и штанах. Улыбался, что-то начал спрашивать. Я сказала, что сплю и не нужно мне мешать. Тогда он прямо предложил «развлечься». Я испугалась. И теперь я понимаю, что впала в тот самый ступор, о котором рассказывают жертвы насилия. И все же я смогла ему ответить, что замужем. Сама под одеялом пыталась позвонить мужу, но сеть не ловила. Он продолжал меня уговаривать, и тогда я поняла, что все серьезно. В это время женщина с нижней полки встала, оказывается, она не спала. Вместе мы прогнали его из купе, заперлись и уже не спали до самого утра.

Сауле не стала обращаться ни в полицию, ни в «Пассажирские перевозки». Теперь она жалеет об этом.

— Я виновата, что это произошло с Аяулым. Нужно было заявить тогда в полицию…

Еще одно сообщение опубликовано в социальных сетях под хештегом #MeTooTalgo – с его помощью женщины со всего Казахстана делятся историями, связанными с элитным поездом.

«Ездила в 2017 году в июле месяце с Астаны в Актобе, проводник моего вагона был Жетес, он мой ровесник. Мне показалось, что он простой и хороший парень. Поболтали, договорились, что через него мои родные могут отправлять мне посылки из Актобе в Астану. Обменялись номерами. Потом как и описывают, он действительно переоделся и предложил мне выпить пива у него в служебном купе. Я отказалась. Позже он мне начал написывать подкатывать свои я…а, зазывал на хату посидеть и пиво попить. Я его послала и блокнула (заблокировала-прим.автора)».

Вот маленькая часть сообщений, размещаемых под хештегом #MeTooTalgo:

«Когда мне было 24 года, ко мне в купе так же пробрался проводник и начал трогать меня под простынью. Я оттолкнула его, открыла двери и выскочила в тамбур. Крикнула, что пока не выйдет, я не зайду в купе. Хотя двери у меня были закрыты, он открыл их своим ключом. Ехала я потом не сомкнув глаз, настороженно глядя на двери», — пишет одна из пострадавших женщин.

«Недавно ехала из Астаны в Костанай с дочкой 3 годика. Ночью жарко, доча спала в трусиках, в купе мы были вдвоем. Ночью в 4 утра открываю глаза, проводник стоит в купе. Я сначала испугалась, растерялась, попросила выйти. Всю ночь уснуть не могла».

А вот, что пишет блогер Марат Раимханов:

«Сегодня двум насильникам, Жетесу Умбеталиеву и Колканату Курманиязову, изнасиловавшим пассажирку в поезде «Тальго» сообщением Астана — Актобе, дали по два с половиной года тюрьмы. Я вспомнил историю другого преступления.

В 2001 году некто Абдрахманов совершил грабеж и был приговорен к 1 году условно. В 2003 году он совершил изнасилование в извращенной форме и был осужден к 4 годам 6 месяцам лишения свободы. В 2005 году вышел по УДО. Через год он совершает убийство, нанеся жертве 30 ножевых ранений. В итоге осуждается к 14 годам лишения свободы. Через 10 лет освобождается по УДО. В том же году он совершил покушение на изнасилование, но в связи с примирением с потерпевшей дело было прекращено. В 2017 году Абдрахманов задушил женщину — по закону бумеранга, это была судья, председатель областной коллегии по уголовным делам Акмолинской области. Он получил за это преступление пожизненный срок.

Если бы в нашей стране насильников приговаривали к большим срокам или давали пожизненное без всякой возможности выйти по условно-досрочному как во многих странах цивилизованного мира, включая Францию, Великобританию, Канаду, Японию и Австралию, то те два погибших человека были бы еще живы и здоровы. Как и тысячи изнасилованых женщин и девочек со сломанными судьбами по всей стране. Но с нашим кривосудием, думаю, все, чего мы дождемся — это новостные ленты, пестреющие сообщениями о подвигах «законопослушных граждан» и «ворошиловских стрелков».

В день приговора, 26 июля, АО «Пассажирские перевозки» заявили, что давно уволили проводников, а с остальными работниками проведен инструктаж «по недопущению таких инцидентов». В ближайшее время компания обещает провести «внеочередную аттестацию работников сервисного персонала, к работе которой будут привлекаться компетентные специалисты, где морально-этические нормы определены превалирующим фактором».

— Заметьте, что ни одного слова извинений. И произошедшее они называют «инцидентом», — отмечает Дина Тансари. – Сейчас у нас изнасилование считается преступлением средней тяжести, но пора переводить его в раздел тяжких. Наша статья не отвечает никаким международным нормам. Это откровенная дискриминация прав женщин. На месте нашего президента я бы собрала экстренное собрание. КТЖ – это национальная компания, лицо нашей страны. Но сам факт, что здесь ищут обоюдного секса с пассажирками, никто не оспаривает. Где гарантии, что такое же не происходит в больницах, самолетах, вузах?

Вечером 28 июля стало известно, что приговор суда на предмет законности и обоснованности изучает Главная транспортная прокуратура. Сама же Аяулым вместе с Диной Тансари собирается обжаловать решение костанайского суда.

Земфира Мусабаева