Widgetized Section

Go to Admin » Appearance » Widgets » and move Gabfire Widget: Social into that MastheadOverlay zone

Виталий Воронов: «Страх царит в судебной системе!»

Известный казахстанский адвокат убеждён, что законы и процедуры их применения в стране нужно менять так, чтобы судья в своём решении обязан был объяснить мотивы: почему он, например, вместо домашнего ареста отправил человека в СИЗО, а затем в колонию? А пока страх управляет и судом, и обществом.

Виталий Воронов: «Страх царит в судебной системе!»

Виталий Воронов: «Страх царит в судебной системе!»

Сегодня в Казахстане суды выносят менее одного процента оправдательных приговоров. Даже сталинские тройки оправдывали до 15 процентов «подсудимых». О чем говорит казахстанский процент?

Это говорит о том, что судьи, при очень низком профессиональном уровне предварительного следствия и дознания , при откровенно слабом прокурорском надзоре и качестве государственного обвинения, просто боятся выносить оправдательные приговоры. И даже с созданием суда присяжных эта ситуация не меняется. Участившиеся отмены оправдательных вердиктов суда присяжных свидетельствуют и о том, что уровень страха в обществе сейчас очень высок. Просто зашкаливает! Страх царит и в судебной системе, учитывая ,что произошло с судьями Верховного суда. Ведь двоих посадили, а ещё четверых уволили. Очевидно, что сами судьи не смогли себя защитить. Несмотря на нормы Конституции, на презумпцию невиновности, на особую процедуру отстранения от должности – они оказались беззащитны. Остальные судьи это видят. Ну и плюс к тому, судьи очень боятся быть заподозренными в коррупции в случае вынесения оправдательного приговора. А органы уголовного преследования сейчас очень активно используют этот момент. Для судьи же при решении дилеммы: оправдать или осудить , безопаснее сделать второе.

Но это приговоры, почему суды так жестоко обращаются с подследственными, зачем нужно людей обязательно отправлять в следственный изолятор?

Мы адвокаты думали, что когда усилится роль судов в санкционировании арестов, то больше будет возможность с помощью состязательного процесса доказать необоснованность ареста, избрать другую меру пресечения. Не получается. Некоторые судьи откровенно заявляют: «Человек обвиняется в совершении тяжкого преступления, и вы уж меня извините, адвокаты, но я изберу меру пресечения арест. Так удобнее следствию!» Вот пример. Ко мне обратился человек, ранее не судим, личность установлена, имеет постоянное место жительство и работы, малолетних детей на иждивении, преступление не является тяжким. Но суд удовлетворил ходатайство следствия и прокуратуры об его аресте только потому, что живет он в другом регионе, а не в Алматы. Хотя закон предписывает, что лицо, совершившее впервые преступление небольшой или средней тяжести со сроком наказания до 5 лет лишения свободы, вообще не может быть подвергнуто аресту. Необходимо чётко закрепить в законе принцип: арест возможен только тогда, когда нельзя не арестовывать, а наказание в виде лишения свободы применяться только тогда, когда нельзя не лишать свободы. А потом суд должен обосновать в своих судебных постановлениях, почему он, несмотря на наличие ходатайства защиты, считает невозможным применить залог, личное поручительство, домашний арест и пр. в качестве меры пресечения? Обоснование «от противного» ,как правило, одно: «С учетом тяжести предъявленного обвинения, учитывая, что обвиняемый может скрыться от следствия и суда и воспрепятствовать установлению истины по уголовному делу- арестовать!».

Статистика «Международной тюремной реформы» прошлого года говорит: в США 90 процентов приговоров судов — это наказания не связанные с лишением свободы, у нас 80 процентов осужденных отправляют за решетку. В чем причина такой кровожадности наших судов, почему всегда приговор только по высшей планке?

Я думаю, что статистика по Казахстану не совсем правильна.80% — явно завышено, хотя это не меняет общее положение: очень много наших граждан осуждается к реальному лишению свободы без достаточных к этому оснований. Судебная система, вопреки радужным заявлениям, не стала независимой от правоохранительной системы и от прокуратуры. В статье 77 Конституции РК провозглашается: судья при отправлении правосудия независим и подчиняется только Конституции и закону. Практика же свидетельствует ,к сожалению, об обратном. Хотя в законах и нормативных постановлениях Верховного суда заложены требования о том, что суд в обвинительном приговоре обязан мотивировать свой вывод, почему же он решил, что исправление и перевоспитание без изоляции от общества просто невозможно. К сожалению, критерием эффективности работы судов и качества отправления правосудия является малое количество отмен вынесенных приговоров. А может просто от безысходности и люди просто смиряются с ударами судьбы? Либо тут налицо коррупционная составляющая или не процессуальное влияние на суды? Ну и культивируемое годами «репрессивное мышление» самих судов в ходе многочисленных мероприятий, осуществленных в рамках судебно-правовой реформы , так и не удалось преодолеть.

От Ержан Сулейменов

Руководитель проекта "Судебный репортаж". Журналист, блоггер, продюсер.

Следите в Twitter

Просмотреть все материалы

Последние твиты

Добавить комментарий

 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>