Самые яркие провалы Антикоррупционного ведомства при председательстве Шпекбаева

На прошлой неделе стало известно, что уже бывший председатель агентства Казахстана по делам государственной службы и противодействию коррупции Алик Шпекбаев освобожден от занимаемой должности. Чиновник руководил ведомством почти 4,5 года. За это время в стране произошел своеобразный «бум» коррупционных скандалов. Вот только количество не всегда говорит о качестве.

фото: 365info.kz

Причины увольнения Шпекбаева – не известны. Но стоит отметить, срок его службы на этом посту не был завершен. Возможно, президент Касым-Жомарт Токаев увидел количество нарушений, допущенных антикоррупционной службой, и решил изменить ситуацию.

16 апреля на совещании по вопросам противодействия коррупции, Касым-Жомарт Токаев поставил перед агентством ряд важных задач. Прежде всего, он указал на необходимость комплексной работы для эффективного противодействия коррупции на всех уровнях. При этом принимаемые меры не должны ограничиваться только уголовным преследованием.

– Государственный аппарат избегает принятия решений, подвержен бюрократии, а должностные лица боятся принимать на себя личную ответственность. Агентство должно различать ошибки, допускаемые в ходе работы, и умышленные преступления. Кроме того, необходимо привлекать виновного к ответственности только при наличии полной картины состава преступления, – сказал глава государства.

Из истории:

Сотрудники антикоррупционного ведомства неоднократно и всенародно назначали чиновников коррупционерами, но в суде их обвинения оказывались несостоятельными. Кроме того, подсудимые и адвокаты регулярно обращали внимание на процессуальные нарушения, допущенные следователями этого ведомства.

В начале 2020-го года на скамье подсудимых оказалось сразу четверо сотрудников Антикоррупционного ведомства: экс-заместитель начальника столичного Нацбюро Шынгыс Мырзахметов и трое оперативников (Бауржан Керимбеков, Ержан Жакупов и Рустем Ерланулы). Им вменяли сразу несколько эпизодов (подробно это дело описывала газета «Время»).

Они отличились в трех коррупционных скандалах. В первом случае речь шла о задержании трех сотрудников столичного департамента госдоходов осенью 2018 года. Но спустя несколько месяцев выяснилось, — взятка, переданная таможенникам за беспошлинный ввоз золота, была провокацией со стороны оперов Нацбюро, Керимбекова и Жакупова.

Оперативники сами договорились о доставке груза с так называемыми контрабандистами, сами уговорили работников таможни никого не трогать и сами же получили за это взятку в 1450 долл., чтобы потом отдать эти деньги сотрудникам ДГД.

Читайте также: КАК АНТИКОРРУПЦИОННАЯ СЛУЖБА БОРЕТСЯ С КОРРУПЦИЕЙ И НАРУШЕНИЯМИ ВНУТРИ СВОЕГО ВЕДОМСТВА

«Если бы не провокационные действия оперативных сотрудников Антикора, то у Джумагулова, Айтенова и Тыныбаева не возникло бы умысла на получение взятки, и преступление не было бы совершено», — говорилось в справке следственного прокурора по делу Аубакирова.

Во втором эпизоде фигурантами дела были те же Жакупов и Керимбеков. Они, имитируя преступную деятельность, убедили главного специалиста комитета транспортного контроля Мурата Абилова дать им взятку в размере 1 млн тенге за решение всех проблем с правоохранительными органами. Однако, в своем докладе начальству Керимбеков указал не только Абилова, но и его руководителя Алимжанова. В результате оба сотрудника транспортного контроля оказались в СИЗО. При этом в материалах уголовного дела оказались записи, на которых Алимжанов отказывался сотрудничать и платить за крышу. Он уклонялся от встреч с операми, не отвечал на звонки, но все равно оказался за решеткой. В заключении чиновник провел без малого год.

Третий эпизод был про полицейского, которого подозревали в получении взятки в 15 тыс. тенге. Оперативник Еранулы, его даже не оформил при задержании, а Шынгыс Мырзахметов угрожал, что закроет его в СИЗО до суда и сообщит СМИ о его виновности, если полицейский не признается. После этой психологической обработки полицейский решил наложить на себя руки и повесился на собственном ремне. В самый последний момент металлическая пряжка ремня сломалась, благодаря чему он остался жив.

Громкие дела

Еженедельно сотрудники Антикоррупционной службы озвучивают имена чиновников, в отношении которых возбуждены уголовные дела по факту коррупции. Но далеко не все они на поверку оказываются виновными.

Так, например, не смотря на заявления Антикора в 2018 году о виновности в коррупционных правонарушениях бывших вице-министров энергетики страны Гани Садибекова и Бакытжана Джаксалиева, спустя несколько месяцев судебного следствия (уже в 2019 году), судья вернула дело прокурору для устранения допущенных нарушений. Их, судя по всему, было так много, что нового дела в отношении вице-министров возбуждено так и не было.

В этом же 2018 году в ведомстве заявляли, что другой вице-министр энергетики Анатолий Шкарупа виновен в хищении 215 млн тенге. Однако, суд вынес ему оправдательный приговор. Зато в адрес Генеральной прокуратуры было направлено частное постановление за многочисленные допущенные нарушения Уголовно-Процессуального Кодекса.

Осталось много вопросов и по делу генерала Кайрата Копбаев. И хотя оправдательного приговора в отношении него не было (руководителя отдела кадров МО РК осудили на 5 лет лишения свободы в учреждении минимальной безопасности, то есть в колонии поселении), можно сказать, что все его дело состоит из процессуальных нарушений.

Напомним, генерала обвиняли в получении взятки в размере 200 тыс. тенге за трудоустройство Турара Улукпанова. Алмас Бекбауов, единственный свидетель обвинения (на его показаниях и строится все дело) сообщил суду, что дал Копбаеву деньги, чтобы тот трудоустроил его племянника. А когда Улукпанов отказался служить в армии, решил деньги вернуть и обратился в департамент Антикоррупционной службы Нур-Султана, написав явку с повинной.  

Примечательно, что 15 января 2020 году Бекбауов был допрошен в качестве свидетеля, имеющего право на защиту. А его явка с повинной зарегистрирована только 16 января 2020 года. В суде следователь ссылался на волокиту, — мол, поэтому явку зарегистрировали позже. Но почему-то тогда его допрашивали в качестве свидетеля с правом на защиту?

Кстати, по закону явка с повинной человека, которого подозревают в совершении уголовного правонарушения, не может быть признана доказательством. А Бекбауова подозревали. И доказательство тому, поручение следователя Идрисова (от 19.06.2019 г.) о проведении негласных следственных действий (НСД) и специальных оперативно-розыскных мероприятия  (СОРМ) в отношении, в том числе Бекбауова.

Уголовное преследование в отношении Бекбауова было прекращено 6 мая 2020 года. Причина — добровольное сообщение о даче взятки. Но как сообщение могло быть добровольным, если в отношении Бекбауова проводились СОРМ и НСД с  мая 2019 года по 15 января 2020 года? То есть до его явки с повинной. Стоит отметить, что решение об освобождении взяткодателя от уголовной ответственности может принять только суд. Но в этом случае решение почему-то приняли оперативники.

В деле Копбаева есть масса других процессуальных нарушений: подделанные подписи, незаконное проведение НСД и другие. И все они допущены сотрудниками Антикоррупционной службы.

Кроме того, суд первой инстанции, по ходатайству прокуратуры, приговорил его к 5 годам лишения свободы в учреждении средней безопасности, то есть в тюрьме по части 2 статьи 366 Уголовного кодекса Казахстана. Вот только эта статья не предусматривает такого наказания. Прокурор видимо об этом забыла. Эту ошибку исправил суд второй инстанции.

Журналист нашей редакции присутствовал практически на всех заседаниях суда по делу Копбаева. Мы были удивлены, что реакции суда на допущенные процессуальные нарушения не последовало. Хотя по закону (и на наш взгляд), судья должен был, по крайней мере, вернуть дело прокурору для устранения этих нарушений.

За 4,5 года работы Алика Шпекбаева на посту председателя Агентства по борьбе с коррупцией, адвокаты и подозреваемые не раз сталкивались с нарушениями прав человека, уголовного Кодекса, процессуальных норм. Надеемся, что новый глава Антикора таких ошибок не допустит.